Газета Козельск - Сын за отца: драматические судьбы фронтовиков Поляковых Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сын за отца: драматические судьбы фронтовиков Поляковых

После публикации в районной газете статьи «Лагерь смерти в Вязьме», которую в преддверии 75-летия Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне мы подготовили благодаря инициативе, исходящей от депутатов Законодательного Собрания Калужской области, в редакцию позвонили родственники фронтовика Станислава Алексеевича Полякова и попросили написать о жизни и боевом пути козельчан-фронтовиков.

Гибель отца и жизнь в оккупации

Мы побывали в гостях у ветерана Станислава Алексеевича Полякова, который поделился воспоминаниями о военном лихолетье. За чашкой чая участник войны начал рассказ о своем отце. Война словно снег на голову обрушилась на многодетную семью Алексея Ивановича Полякова. Повестку в военкомат он получил спустя несколько дней. Если бы немцы напали на Советский Союз чуть позже, его бы не призвали в армию. До 50 лет оставалось совсем немного времени. Мужчин старше этого возраста оставляли в тылу охранять военные объекты или работать на предприятиях. Подрастали четверо детей: Станислав, Антонина, Николай и Нина. Старший сын Станислав только окончил седьмой класс. Покидая дом, отец оставил его за себя. Сборный пункт находился в лесу в районе монастыря Оптина пустынь. Там они простояли около трех недель. Алексея назначили старшиной роты. Большинство солдат годились ему в сыновья. Жена Мария Владимировна несколько раз навещала мужа, ну а дети часто босиком бегали до палаточного лагеря, скрывавшегося под густыми кронами сосен. Куда их отправили потом ни она, ни дети так и не узнали. Писать в письмах номера частей, место их нахождения категорически запрещалось. Писал, что воюет. О судьбе отца Станиславу мало что известно. Он не любит делиться воспоминаниями о войне.

Немцы вошли в Козельск 8 октября 1941 года. С наступлением морозов одно из подразделений сразу присмотрело дом Поляковых, и какое-то время квартировало в нем, согнав семью в угол около печки. А морозы тогда доходили до 40 градусов. Жилось в оккупации не сладко.

При наступлении наших войск немцы, боясь обстрелов с правого берега, заставляли жителей, в том числе и детей Поляковых, ходить по воду на прорубь в Жиздре. Ее еще надо было продолбить под огнем красноармейцев.

Станислав старался сберечь сестер и младшего брата, заботился о матери, понимая, что они без нее не выживут. Голодные дети потихоньку прятали продукты, взятые у непрошенных постояльцев. Если те не замечали пропажи, то ели сами и кормили мать. Та только крестилась, охала и ругалась на сорванцов. Если бы кто-нибудь из них попался, то не сносил бы головы.

Немецкий ветеринар решил потренироваться на младшем брате Николае. Пока тот раскладывал инструменты и грел воду одиннадцатилетний мальчик сбежал и спрятался в стогу сена. Сестра Антонина, старше его на год, втихаря от немцев носила ему пищу до тех пор, пока они не покинули дом. И это был не май месяц. Если бы немец осуществил садистский замысел, да еще без наркоза, у Николая не было бы ни детей, ни внуков.

В ночь на 28 декабря передовые части 239-й и 324-й стрелковых дивизий с рубежа Крюково и Сныхово Ефремовского района Тульской области совместно с группой Белова в составе 2-й гвардейской и 75-й кавалерийских дивизий с рубежа реки Жиздры в ночном бою освободили город.

Что происходило в семье после его отъезда Станислав Алексеевич частично не знает. В январе 1942 года Станислава отправляют на учебу в Челябинское железнодорожное училище. Тогда дети сразу становились взрослыми. Помогать матери стала двенадцатилетняя Антонина.

Нас интересовала дальнейшая судьба Алексея Ивановича Полякова. Его сын Станислав подсказал к кому можно обратиться по данному вопросу. Из рассказа внучки козельчанки Натальи Борисовны Потаповой, которая жила и помогала по хозяйству жене без вести пропавшего солдата, мы узнали о дальнейшей судьбе Алексея Ивановича. Письма от Алексея Ивановича перестали приходить в начале 1943 года. А вскоре пришло известие, что рядовой А.И. Поляков пропал без вести. В Козельск после войны приезжал сослуживец ее мужа. Он рассказал Марии Владимировне, что они вместе служили в одном подразделении. Алексея Полякова не взяли на передовую, и он сразу попал в обоз. Возили на телегах боеприпасы, продовольствие и медикаменты, снабжая часть всем необходимым. Обратным рейсом забирали раненых. Машин катастрофически не хватало. Попали в окружение. По жизни у Алексея Ивановича рано возникли проблемы с зубами. Он до войны успел вставить себе золотые коронки. Немец прикладом выбил их, разбив губы и повредив десны. Солдат мог только с трудом пить распухшим ртом. На одном из привалов несколько военнопленных красноармейцев под покровом ночи решили бежать. Алексей сильно ослаб. До войны он был одним из лучших гончаров в Козельске. Сам построил дом. Копал в лесу на болотах специальную глину, привозил домой, месил и сажал заготовки в печь, высаживал обожженную посуду. Печь топил дровами, которые сам заготавливал. Как-то на рынке, карманник попытался вытащить у Алексея кошелек. Тот сжал его ладонь в своей так, что у любителя чужого затрещали кости. А тогда на этапе, когда пленных гнали в глубь немецкого тыла, у него совсем не было сил.

Понимая участь, которая выпала на его долю, он отдавал пищу тем, кому может быть придется уйти на свободу, но просил красноармейцев передать весточку жене и детям.

В какой части служил муж Мария Владимировна не запомнила. Где он воевал и похоронен родственники тоже до сих пор не знают.

Война и мир Станислава Полякова

Получив профессию помощника машиниста в Челябинском железнодорожном училище, Станислав работал в городском депо. Зная, что у юноши дома мал мала меньше и им требуется помощь, начальник сжалился и отпустил его с Южного Урала домой. В Белевском депо на работу не взяли. Ехать в другое место он не захотел. Станислав пошел строить военный аэродром эскадрильи «Нормандия-Неман» в Хатенках.

Пока он учился на Южном Урале, дети вместе с матерью посадили картошку. Брали самую мелкую или чистили картофелину чуть толще обычного, а затем сажали шелуху с глазком. Требовался очень тщательный уход, чтобы получить урожай. Ходили за грибами и ягодами. Выручал сад и огород. Сначала работали по хозяйству, и только потом мать отпускала детей на речку или погулять. Купались и заодно полоскали белье.

У помощников машиниста была бронь, и он мог не воевать. Его не призывали в Красную Армию по возрасту, но по его мнению ему крупно повезло. Он мечтал добить фашистов в их логове и отомстить за отца, о судьбе которого семья еще не имела сведений. В феврале 1944 года Станислава Полякова призвали в армию. Три месяца учился на минометчика в запасном полку в Калуге. О том, что он машинист не говорил. Ребята рвались на фронт.

И вот он в 665-м отдельном минометном полку. Две большие тяжелые катушки телефонного провода, телефон в деревянном футляре, острый нож, каска и винтовка за спиной. Едва полк начинал разворачиваться на позициях, связисты тянули линии связи с командного пункта полка к батареям, корректировщикам, командным пунктам пехоты и вышестоящего командования. Дальнобойная артиллерия находилась далеко от передовой, стреляя с закрытых позиций, поэтому линии связи были гораздо протяженные, чем у других артиллеристов и минометчиков. Редко они выходили в бою на прямую наводку по целям. Связь приходилось восстанавливать после артобстрелов и бомбежек. Чтобы запутать противника, часто меняли позывные частей, подразделений и командиров.

Боевое крещение Станислав принял на территории Белорусской ССР в составе 2-го Белорусского фронта при разгроме борисовской группировки врага. За время боев красноармеец Поляков получил восемь благодарностей от Верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

Первую – 27 июня 1944 года – за освобождение Орши. За освобождение Борисова части было присвоено почетное наименование Борисовская. 16 июля наши войска освободили город Гродно. Третью благодарность минометчики получили 23 октября за прорыв обороны, прикрывавшей границу Восточной Пруссии. 27 января 1945 года была прорвана оборона в районе Мазурских озер, 31 января взят город Хайльсберг. 4 февраля 1945 года войска овладели городом Ландсбергом, а 25 марта – Хайлингебайлем. Восьмую благодарность Станислав Алексеевич получил 29 марта – за разгром группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга.

Победу Станислав встретил в Праге – столице Чехословакии, где 5 мая поднялось народное восстание против немецкой оккупации. Его отец с неба, а мать молитвами вымаливала Станислава, чтобы тот вернулся домой живым.

На всю жизнь в памяти Станислава остался командир взвода старшина Сергей Рябов, с которым прошел всю войну. Он люто ненавидел фашистов. В плен не брал. Его мать и отец, подпольщики, были до смерти замучены в гестапо.

Фронтовики отец Алексей Иванович и сын Станислав Алексеевич Поляковы защищали нашу Родину на разных фронтах.

Закончилась война. С.А. Полякова направили в учебку в Венгрию, но узнав, что он помощник машиниста демобилизовали. Страна остро нуждалась в таких специалистах. Ему вновь не удалось устроиться в депо и его призывают в 227-й строительный батальон в Калугу. Затем в Полотняном заводе он охранял лагерь пленных немцев. В ноябре 1950 года в составе 321-го рабочего батальона уже санинструктор рядовой Поляков был отправлен на Кавказ на заготовку древесины твердых пород. Страна восстанавливала разрушенное войной хозяйство.

После демобилизации до 1986 года на разных должностях проработал в отделе снабжения Козельского механического завода, где до сих пор висит его фотография на доске Почета. Ветеран войны Станислав Алексеевич Поляков награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и множеством медалей. Сейчас ветеран готовится встретить 75-ю годовщину Великой Победы.

В. ПОТАПОВ.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *