Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Тысяча девятьсот сорок второй год в истории Козельска

План Козельской операции против последствий германского «Смерча» представлял собой асимметричные клещи с сильным левым крылом (3-я танковая армия) и слабым правым (16-я армия). Целью операции было окружение и разгром 53-го армейского корпуса немцев в междуречье Рессеты, Жиздры и Вытебети, в районе Бело-Камень, Глинная, Дудоровский, Сорокино.

Выпускники и преподаватели ККУКС 1925 года с начальником курсов М.Н. Баторским (справа налево) лежат: Леви, П.Л. Романенко; сидят в первом ряду: И.Х. Баграмян, Ф.Т. Мысин, А.И. Еременко, Сайкин, М.А. Баторский, А.Е. Зубок, И.И. Десметник, С.П. Синяков, Э.Б. Гросс; стоят во втором ряду: Г.К. Жуков, личность пока не установлена, В.И. Чистяков, Е.Б. Тантлевский, К.К. Рокоссовский, М.И. Савельев, М.В. Самокрутов, Д.И. Густишев, Митин; стоят в третьем ряду: Кайнерт, Л.В. Бобкин, П.С. Иванов, Н.И. Мишук, А.Г. Никитин.

Для осуществления Козельской операции была создана группировка войск в составе трех армий: 16-й, 61-й, 3-й танковой. Число германских дивизий в ходе операции «Смерч» достигало семнадцати. По численному составу соотношение сил было в нашу пользу: людей – 2:1, танков – 3:1, артиллерии – 2:1. Преимущество в авиации оставалось за противником. Соотношение сил и средств (кроме танков) было недостаточным (3:1) для успеха наступления.

Решающая роль в Козельской операции возлагалась на 3-ю танковую армию под командованием генерал-лейтенанта П.Л. Романенко. Он был назначен заместителем командующего Западным фронтом и командующим войсками левого крыла фронта. Замысел Романенко состоял в том, чтобы силами стрелковых дивизий прорвать оборону противника на 8-километровом участке, форсировать реку Вытебеть и захватить плацдарм на ее западном берегу, после этого «перекатом» ввести в прорыв танковые корпуса и развить наступление в глубину. Таким образом, создавая свой аналог немецких моторизованных корпусов, он планировал использовать его с «советской» спецификой. Если у немцев «перекат» танков через пехоту был исключением из правила их действий в одном боевом порядке, то у нас он должен был стать основным способом их боевого применения. После прорыва вражеской обороны 3-я танковая армия должна была разойтись «веером», формируя внешний и внутренний фронты окружения. Такой «веер» в большем масштабе был потом успешно применен под Сталинградом.

Из-за обильных дождей и низкой пропускной способности железной дороги начало наступления откладывалось несколько раз. Переброска 3-й танковой армии из района Тулы в район Козельска осуществлялась комбинированным порядком с 15 по 19 августа, в основном по железной дороге в 75 эшелонах. Берегли моторесурс боевой техники. Автотранспорт, моторизованные и мотоциклетные части армии передвигались походным порядком, пройдя расстояние 120 км. в течение 4 суток. Переброска грузов закончилась только к исходу 24 августа.

Внезапность была утрачена, и советским войскам предстояло прорывать хорошо подготовленную оборону противника. Немецкие войска в ночь на 19 августа на рубеже Кричина, Кумово, Сметские Выселки, Озерна, Леоново перешли к позиционной обороне. Участвовавшие до этого в наступлении танки были отведены в глубину обороны. Непосредственно в полосе наступления наших войск оборонялись пехотные дивизии, усиленные танковыми подразделениями. Местность характеризовалась развитой сетью населенных пунктов и неразвитой сетью дорог, не способствовала наступлению танков, сковывала их манёвр и препятствовала развёртыванию танковых соединений. Река Вытебеть являлась значительным водным препятствием, а реки Песочня, Обронка, Сорочка использовались противником для усиления отсечных позиций. Используя выгодные условия местности, немцы создали сильную оборону, с узлами противотанкового сопротивления, минными полями и проволочными заграждениями.

Для наступления были созданы три группы войск: правая в составе 3-го танкового корпуса, 324-й стрелковой дивизии и 105-й стрелковой бригады под общим командованием генерала Д.К. Мостовенко; центральная под командованием генерала Копцова в составе 15-го танкового корпуса и 154-й стрелковой дивизии, усиленных двумя гвардейскими минометными полками, истребительно-противотанковым полком и понтонно-мостовым батальоном; левая под командованием генерала Богданова в составе 12-го танкового корпуса и 264-й стрелковой дивизии, усиленных гвардейским минометным полком и понтонно-мостовым батальоном. Во втором эшелоне находилась 1-я гвардейская мотострелковая дивизия, а в резерве- 179-я танковая бригада и части усиления.

По прибытии в район Козельска 13-я и 17-я мотострелковые бригады танковых корпусов заняли позиции на южном фасе Козельского укрепленного района, прикрывая выгрузку и сосредоточение главных сил армии. 12-й танковый корпус генерал-майора С.И. Богданова сосредотачивался в районе Красного Клина, 15-й танковый корпус под командованием генерал-майора В.А. Копцова – в районе Городка, 179-я танковая бригада комбрига С.Я. Денисова – в лесу, в 2 км. восточнее Козельска.

Козельская операция продолжалась с 22 по 29 августа 1942 года.

Утром 22 августа после артиллерийской и авиационной подготовки наши 16-я, 61-я и 3-я танковая армии перешли в наступление. Стрелковые дивизии, наступавшие в первом эшелоне, овладели первой позицией, но на второй линии встретили упорное сопротивление, и темп продвижения замедлился. Для наращивания их удара по приказу Г.К. Жукова в сражение были брошены танковые корпуса. Соединения 12-го танкового корпуса обогнали боевые порядки 264-й стрелковой дивизии полковника Н.М. Маковчука и атакой с ходу овладели Госьковой – крупным узлом сопротивления противника. Однако, овладев Озеренским, Озерной и Госьковой, 154-я и 264-я стрелковые дивизии, 12-й танковый корпус, столкнулись с контратаками 11-й и 20-й танковых дивизий противника, поддержанных активными действиями авиации. В результате наши войска вынуждены были остановиться и втянуться в упорные бои южнее указанных населённых пунктов.

Одновременно 3-й танковый корпус овладел Сметскими Выселками и успешно продвигался на запад. Учитывая, что продвижение на главном направлении приостановилось, командующий фронтом для развития успеха приказал перебросить под Сметские Выселки 15-й танковый корпус, а также ввести в бой 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию. Танковому корпусу было приказано наступать на Слободку, Белый Верх, а мотострелковой дивизии – на Сметскую, Жуково. Перегруппировавшись, корпус Копцова повел наступление на запад, медленно преодолевая лесные завалы и минные поля.

Южная группа 61-й армии успеха не имела. В течение 23-25 августа советские войска участвовавшие в операции, медленно продвигались вперед. К исходу 25 августа 15-й танковый корпус, 1-я мотострелковая и один полк 154-й стрелковой дивизии вышли к реке Вытебеть. Однако форсировать её не смогли. 12-й танковый корпус, 154-я и 264-я стрелковые дивизии, наступавшие на левом фланге, лишь на отдельных направлениях продвинулись на глубину до 1,5 километра.

Главной причиной медленного наступления советских войск в эти дни было господство в воздухе вражеской авиации. Её было так много, что они, как и прошлой зимой, охотились даже за одиночными автомашинами и бойцами. Ожесточенно бомбили боевые порядки наших войск и пути подвоза боеприпасов, особенно станции Киреевское и Тупик. Как и зимой, приходилось переходить на ночной режим работы. Вследствие этого бои приняли затяжной характер.

Чтобы сломить сопротивление 26-й пехотной дивизии врага, генерал Романенко в ночь на 26 августа приказал вывести 15-й танковый корпус из боя из района Жуково, перебросить его в леса западнее Мызина, а затем, совместно с 154-й стрелковой дивизией и во взаимодействии с 12-м танковым корпусом нанести удар на Сорокино, овладев этим населённым пунктом.

Всю Козельскую битву 15-й танковый корпус Копцова перебрасывался с места на место. Совершив 15-километровый марш от Жукова на рассвете 26 августа, он перешёл в наступление под Мызиным. Но и здесь успеха не добился, так как на его пути находился лесной массив, не позволявший развернуться в боевой порядок и маневрировать. Успеха не имели также 12-й танковый корпус и 264-я стрелковая дивизия, так как против них действовали главные силы 11-й и 20-й танковых дивизий, рвущиеся к Госьково. Для отражения удара Богданов ввел в бой 179-ю танковую бригаду комбрига С.Я. Денисова.

Наиболее яркие места сражений были почти прежние: Рубеж Железница – овраг Госьково – Сорокино – Мызин,– 24 августа 12-й танковый корпус и 264-я стрелковая дивизия бились с 11-й и 20-й танковыми дивизиями врага; участок Гретня – 22 августа неудачная попытка ввода в бой резерва армии, стрелковой дивизии; участок Дудино – Бело-Камень – Волосово – 24 августа Бело-Камень взят штурмом группой Мостовенко; 3 сентября Волосово было освобождено 50-й танковой бригадой 3-го танкового корпуса совместно с 342-й стрелковой дивизией. Ожигово – 24 августа освобождено полком 264-й стрелковой дивизии 17-й мотострелковой бригады и двумя моторизованными батальонами автоматчиков. Особенно кровопролитными были бои у Волосово. Гусеницы наших танков KB были забиты клочьями амуниции и тел раздавленных гитлеровцев. На ржаном поле и западной окраине села горели вражеские танки, автомашины, неубранные хлеба. Это было апогеем Козельской битвы.

Автор статьи В.Н. Зубков, кандидат исторических наук, доцент Военной академии связи в Санкт-Петербурге с внуками на городском стадионе в Козельске.

27 августа в район Козельска прибыл Г.К. Жуков. Он разбирался на месте с причинами скромных успехов. Время было упущено. Немцы выдвинули на вскрывшиеся участки прорыва части 16-й и 17-й танковых дивизий, уплотнили фронт и остановили продвижение вперед наших танковых и стрелковых соединений. К 29 августа части левого крыла Западного фронта, выйдя на рубеж Гретня, Восты, Мушкань, Сметская, Госьково, Передель перешли к обороне.

В ходе наступательных боев мы оттеснили противника назад на 8-10 километров, улучшив свои позиции. Окружить и разгромить его 53-й армейский корпус не удалось. Но и мы не были обессилены, поэтому враг не получил покоя. Локальные бои под Козельском продолжалось до середины сентября. 9 сентября соединения 15-го и 3-го танковых корпусов совместно с 324-й стрелковой дивизией нанесли удар из района Кумово. Они прорвали оборону противника, отбросили его с рубежа реки Жиздра на юг и вышли на рубеж Перестряж, Слободка. Контратаки подошедших из глубины вражеской обороны 9-й и 17-й танковых дивизий противника остановили наше наступление. Лишь после этого началось улучшение позиций для оборудования долговременной обороны и вывод в резерв участвовавших в боях танковых соединений. 10-й танковый корпус передал занимаемые рубежи 9-му танковому корпусу и был сосредоточен в районе Козельска. 10 сентября была выведена в резерв и вся 3-я танковая армия.

В целом, летом 1942 года на западном направлении не было таких катастроф, как на северо-западе, юго-западе, или в Крыму. Повторять тактику Вермахта, наступая в одном эшелоне танковыми и пехотными соединениями, нам не хватало сил и средств. Пехота без автоматического стрелкового вооружения и без бронетехники идти вперед, неся большие потери, не хотела. Танки без пехоты были бессильны перед мастерской противотанковой обороной врага. Участникам боев становилось ясно, что как пехота без танков, так и танки без пехоты успешно наступать не могут.

Боевые действия под Козельском стали хорошей школой для наших воинов. Здесь, как везде, завершалась смена «слоя» командиров, назначенных по принципам мирного времени, командирами, отобранными войной. В Козельской операции закатилась полководческая звезда П.А. Романенко и начала восходить И.Х. Баграмяна. По сути дела, новая армия, вместо разгромленной в 1941 году, сделала правильные выводы из неудач и сумела выработать технологию наступления, приведшую нас к Победе. За проявленное мужество и героизм личного состава в боях с немецкими захватчиками в районе Козельска 154-я стрелковая дивизия 23 октября 1942 года преобразована в 47-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Могила генерал-полковника П.Л. Романенко на Новодевичьем кладбище Москвы.

Междуречье Жиздры и Вытебеть превратилось в огромное кладбище погибших бойцов и сгоревших танков. Фронтовики его так и прозвали – «танковое кладбище». «В напряженных боях, продолжавшихся до поздней ночи 14 августа, – вспоминали ветераны 10-го танкового корпуса, – погибли многие воины корпуса. Они остались лежать в братских могилах, отрытых на зеленых буграх, берегах быстрых ручьев, окраинах тихих русских деревушек». 10-й танковый корпус потерял здесь только во встречном бою 35 танков. Наши танкисты уничтожили у врага 5500 человек личного состава, 150 орудий и минометов, до 200 танков и штурмовых орудий. 50-я танковая бригада уничтожила более 3250 вражеских солдат и офицеров, 70 противотанковых орудий, 38 танков и самоходных штурмовых орудий и другую боевую технику врага. Не хуже танкистов воевали кавалеристы. Только 1-й гвардейский кавалерийский корпус в период с 11 августа по 10 сентября уничтожил 207 танков и 11 бронемашин противника. Сам потерял более 2 тысяч человек убитыми, 16 танков и 3 бронемашины. Можно полагать, что где-то такие же результаты были и у 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Можно полагать, что немцы потеряли своих боевых машин не меньше наших, что свои безвозвратные потери они в Германию не вывозили и хоронили недалеко от наших. В районе Жиздры гитлеровцы потеряли от 17 до 30 тысяч убитыми и ранеными, более 600 танков и САУ, более 200 орудий. Если цифры немецких потерь более-менее точны, то наши потери можно предполагать приблизительно в три раза больше. Таков был итог последней попытки врага продвинуться на московском направлении. Скорбная жатва в этих местах продолжилась и в 1943 году. Таким образом, междуречье Жиздры и Вытебеть является несправедливо забытым не просто «танковым кладбищем», а полем воинской славы.

Прокофий Логвинович Романенко родился 13 февраля 1897 на хуторе Романенки Полтавской губернии. В 1914 году поступил на военную службу в 14-й Оренбургский казачий полк. Участник Первой мировой войны. С началом Великой Отечественной войны генерал-лейтенант П.Л. Романенко был командующим 17-й армии Забайкальского военного округа. В мае 1942 года он был назначен командующим 3-й танковой армией, находившейся на формировании. В конце августа армия была включена в состав Западного фронта и нанесла контрудар по 2-й немецкой танковой армии южнее Козельска. С сентября 1942 года – заместитель командующего войсками Брянского фронта, затем командующий 5-й танковой армией в составе Юго-Западного фронта, участвовавшей в Сталинградской битве. В январе 1943 года П.Л. Романенко был назначен командующим 2-й танковой армией. Армия в составе Центрального фронта участвовала в наступательной операции на брянском направлении. В феврале этого же года его назначают командующим 48-й армией, которая участвовала в Курской битве, освобождении Левобережной Украины и юго-западной части Брянской области, а в июле 1944 года Романенко было присвоено звание генерал-полковника. С ноября 1944 года войска армии под его командованием участвовали в Гомельско-Речицкой и Бобруйской наступательных операциях.

После войны генерал-полковник П.Л. Романенко был назначен командующим войсками Восточно-Сибирского военного округа.

О значении Козельской операции И.Х. Баграмян говорит скупо: «16-я и 61-я армии вместе с танкистами Романенко перешли 22 августа в наступление против вклинившихся в нашу оборону гитлеровцев, нанесли им ответный удар, после которого в значительной степени было восстановлено первоначальное положение наших войск». Три строчки об операции с участием трех армий! Некоторые современные исследователи разделяют его точку зрения и расценивают Козельскую операцию как неуспех. Однако бои за «Сухиничскую дугу» в целом были успешной оборонительной операцией Западного фронта. Противнику здесь был нанесен столь чувствительный урон, что в декабре 1942 года Гитлер признал наступление на Сухиничи главной ошибкой года. Мы заставили противника ошибаться. Конечно, на фоне последовавших за Козельской операцией успехов результаты боев были не столь ярки и эффектны. Но если анализировать глубинные процессы, то она была замечательным успехом. Из опыта боев на «Сухиничской дуге» руководством страны были сделаны самые серьезные выводы по всем сторонам ведения войны, от вооружения и стратегии, до тактики действий войск. Здесь проходила «проба пера» будущих успешных Сталинградских танковых «клещей» и «котла», Курской битвы. Здесь формировалась отечественная технология наступления, которая привела нас к Победе.

В. ЗУБКОВ, подполковник запаса, уроженец Козельска (Санкт-Петербург).

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *