Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чудо после огня. История, которая станет преданием

В Озерском, где в феврале сгорел один из красивейших храмов нашего района, возрождается приходская жизнь.

Мы, редакция, редко призываем вас, читателей, помочь тому или иному приходу, священнику, мирянину. Обычно вы всё понимаете без призывов. И нам приятно, что после наших публикаций – например, о каком-нибудь храме – вы начинаете помогать в благоустройстве, или помогать деньгами, или, по крайней мере, посещаете те места, о которых мы пишем.

Но сегодня мы выходим за рамки своих же правил и просим вас помочь священнику, который уже не в первый раз становится героем наших публикаций.

Жил-был храм, была у храма своя огромная красивая история, было у него три престола и тысячи прихожан. Храм все любили, и даже после революции его не разрушили, он так и стоял, возвышаясь над холмистыми пейзажами. Но в войну кто-то решил, что камень, из которого храм сделан, хорошо подойдет для строительства дороги. Церковь взорвали. Но это одна из версий. Скорее всего, все было проще: до войны, в войну и после свои же под разным предлогом уничтожали церкви вдоль дорог – чтоб проезжающие, не дай Бог, не перекрестились на купола, а то кто ее знает, эту русскую генетическую память.

Но времена меняются. И вот креститься разрешили открыто. И в Подборках на месте взорванного храма построили новый, деревянный, в честь Успения Божией Матери. Такой красивый получился, что многие невольно стали сравнивать его с древними церквями в Кижах. И все бы хорошо, но долгое время у церкви не было своего постоянного священника. А значит, и приходом заниматься некому, да и за храмом, как за любым домом, следить нужно, иначе все скрипеть начинает и шататься.

smartcapture

И вот три года назад священник был назначен. Молодой, горящий, с чистой и искренней верой. Отец Дмитрий Торшин. Его сразу полюбили, а он простой такой – сам и воды натащит, чтоб бабушки пол в храме помыли, и дров нарубит, если кому надо. К нему и люди потянулись, даже дети из ближайшего интерната на исповедь нет-нет да придут.

А там где вера горящая, там и Промысл о себе говорит. Однажды отец Дмитрий убирался на чердаке храма, смотрит – а в груде мусора икона старая лежит, образ Казанской Божией Матери, тут же недалеко и киот откопался. Помолился молодой священник, поблагодарил Бога, в алтарь унес образ. А потом одна паломница заехала, другая, все с бедами, с горем, отец Дмитрий в утешение благословлял каждую найденным образом, выносил, чтоб приложились, помолились. И вдруг оказалось, что после молитв перед Казанской у людей стали разрешаться проблемы. Стали уже специально приезжать на икону чудотворную взглянуть или попросить у Богородицы исцелений. И получали. И зачинали, и от онкологии избавлялись…

dav

Но первый, кто помощь получил – сам отец Дмитрий. Он эту находку как ответ Промысла расценил. И горения стало у молодого батюшки еще больше. Шутка ли, он за два с небольшим года преобразил и приход, и территорию вокруг храма. Возвел часовню-купель, начал строить нижний храм, очистил и облагородил источник, из которого люди питьевую воду веками черпали, пока его не затянула трясина местного пруда – трясина, она всегда затягивает чистоту, если нет тех, кто о чистоте напоминает. В конце концов, даже пруд перед храмом отец Дмитрий очистил – одних только КАМАЗов с илом было вывезено четыреста.

rhdr

Загляденье получилось, а не место. Паломники косяками потянулись, каждое воскресенье у батюшки накрывался длинный стол, чаевничали, о жизни говорили. Из окон – часовня в честь святителя Луки над купелью, пруд, в котором отражается низкое калужское небо, красивейший деревянный храм…

– У меня как-то состоялся разговор у источника с местными жителями, – вспоминает иерей, – и они говорят: «Отец Дмитрий, храм уже стоит много лет, и мы туда не ходим, но в последнее время у нас появилось такое ощущение, что храм сам идет к нам». И это было здорово услышать!

А вот что о молодом священнике говорили те, кто все-таки храм не обходил стороной: «Нам очень повезло, что батюшка Дмитрий и матушка София оказались у нас, – пишет местная жительница Лариса на одном из православных порталов. – Кроме служб в храме они участвуют в сельских праздниках. Матушка занимается с женским и детским ансамблями, обучает церковному пению. Свою любовь к Богу они вселяют в наши души, а мы их любим и поддерживаем».

Конечно, все было не так гладко. И трудностей хватало. Храм большой, попробуй, к примеру, обогрей его зимой, сколько денег нужно на электроэнергию, других забот хватает, стройки идут одна за другой. Но никогда руки не опускались, да и ежедневные службы, молитва не давали упасть духом. По молитве-то все и решалось. При мне было однажды: понадобились батюшке деньги на небольшие расходы для храма, тут же стук в дверь – паломница: «Я, – говорит, – мимо проезжала, увидела указатель на святой источник в честь Луки Крымского, свернула, и – какая же у вас благодать!» И подает батюшке именно ту сумму, которую он только что не знал где взять.

«Ежедневное Промышление Божие о тебе особенно очевидно, когда ты сельский священник и у тебя ничего нет», – сказал мне как-то отец Дмитрий. Эту его цитату до сих пор перепечатывают десятки православных СМИ.

…И вдруг храм сгорел. Это «вдруг» здесь на своем месте. Потому что все по-настоящему трагичное происходит всегда вдруг. Неожиданно, значит. Хотя предчувствия-то у батюшки были. Кровными узами он уже связался с этим храмом, одним духом. Проводку за несколько месяцев всю поменял, лучших нанял специалистов, сделали по всем правилам, потому что много деревянных храмов в девяностые построили, да не везде о пожарной безопасности подумали. И вот в ту страшную ночь ходил отец Дмитрий в храм, каждый угол проверил, потому что не то ветер сильный, не то еще что – тревогой сердце весь вечер обдавало. Но ничего подозрительного не заметил, домой вернулся, лег спать. Через час звонок – пожарные: «Батюшка, держись, мы сейчас».

Бегом на улицу. А храм уж полыхает. И не войти – хотя пытался – иконы не спасти. Местные прибежали, ревут, охают, плачут, корвалол друг другу и батюшке капают.

Не спасли. Старая сухая древесина растаяла на глазах, как будто ночь съела.

Многие удивились в тот час, что батюшка, собрав весь приход на пепелище, отслужил благодарственный молебен Богу. «Все, что ни делает Господь, – все к лучшему. Я думаю, трагедия послужит еще большей активизации приходской жизни», – сказал тогда молодой иерей.

Так мог говорить только тот, кто уже не единожды ощущал на себе силу Промысла.

А что до того, почему храм сгорел? Так уверены многие и сейчас, что поджог. Официальные же лица все списали на проводку, хотя экспертизы это не подтвердили. Но чаще всего деревянные храмы в России из-за чего вспыхивают? Из-за проводки. Значит, так и оформим. Такая, видать, была логика.

Потому что если поджог, то сколько же работы прибавится, сколько же людей должны будут зашевелиться. Знаем мы, как дела делаются в нашей стране. Короткое замыкание в мозгах и душах.

Но батюшке его оптинский духовник и старец Илий (Ноздрин) подсказали: не надо время тратить и нервы на выяснение, строй новый храм, собор каменный.

Примерный проект будущего храма в Озерском

Но до каменного еще сколько хлопот уйдет, пока же в Озерском обустроили домовую церковь в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”. Прямо в доме священника. И ведь тоже не случайно тут все. Отец Дмитрий вспоминает, что раньше, бывало, сидит на кухне и рисует на месте двери, ведущей в комнату, Царские врата.

Там они теперь и стоят.

– В домовой церкви мы через неделю после пожара служить начали, – рассказывает настоя-тель. – А до этого приезжали люди, часто даже незнакомые, что-то привозили. Я за этим наблюдал только. В субботу, перед тем как совершить нашу первую литургию, стал я смотреть, чего у нас не хватает. Практически всего хватало. Нужен был только аналойчик еще и ящичек свечной. И тут подъезжает женщина, выходит из машины – в одной руке у нее аналой, в другой ящик!

На первую службу после пожара семьдесят человек пришло.

В ближайшее время отец Дмитрий с прихожанами начнут расчищать место пожара. И параллельно искать деньги и материалы на новый храм. На собор, как благословили.

И почему-то никто не сомневается во всей округе, что и собор построится, и пустого места в нем не будет. И чудес здесь еще хватит не на одно предание.

Если кто-то захочет помочь в восстановлении храма, есть карта Visa Сбербанк у матушки Софии: 4276220018699762 (Софья Давидовна Т.)

Номер телефона отца Дмитрия 89190380568.

Также есть банковские реквизиты храма:

Полное наименование: МЕСТНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИХОД В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В С. ОЗЕРСКОЕ КОЗЕЛЬСКОГО РАЙОНА КАЛУЖСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ)

Сокращенное наименование юридического лица: «ПРИХОД УСПЕНИЯ БОГОРОДИЦЫ В С. ОЗЕРСКОЕ»

ОГРН: 1024000008174

ИНН: 4009005755

КПП: 400901001

Расчетный счет: 40703810122160100690

Калужское отделение №8608 ПАО Сбербанк г. Калуга

БИК: 042908612

Кор. счет: 30101810100000000612

Юридический адрес: 249705, Калужская область, Козельский район, село Озерское, улица Мира, 18

Настоятель: Торшин Дмитрий Викторович»

Максим ВАСЮНОВ.

Один комментарий

  1. Игорь Игорь 21.06.2020

    Если отправлять деньги на карточку сбербанка, то имя и фамилию нужно писать по латыни, исправьте пожалуйста, иначе банк не принимает перевод.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *