Газета Козельск - Статьи - Поэт Пересыпкин, чьи рукописи нашли на чердаке дома на Набережной, оказался героем войны, а его история любви - достойной экранизации Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Поэт Пересыпкин, чьи рукописи нашли на чердаке дома на Набережной, оказался героем войны, а его история любви – достойной экранизации

В Москве есть Дом на Набережной, известное место, где жили великие поэты и писатели. Дом, который сам по себе стал символом советской культуры. В Козельске теперь тоже есть свой необычный дом на Набережной, совсем недавно открывший нам рукописи ранее неизвестного поэта. Редакция газеты «Козельск» установила имя писателя, а также основные перипетии его судьбы.

В поисках имени

Напомним, в марте молодая козельчанка Екатерина Марущак принесла в редакцию кипу рукописей, которую обнаружила на чердаке своего дома по улице Набережная. «Дом сорок шестого года, до нас там жили другие люди, по-видимому, они на чердак не залазили, – рассказала нам Екатерина, – входа на чердак нормального нет. Узкий проход между балками. Мне просто стало интересно посмотреть, что там находится. Когда я туда пролезла, то увидела такую картину: небольшой слой листвы, на котором лежали старые советские газеты, под ними – рукописи. Я стала все это разбирать».

Рукописи были набраны на печатной машинке, почти под всеми стояла подпись А. Пересыпкин или А.И. Пересыпкин, под некоторыми также указаны дата и место написания (1947 год – Козельск, 1948-й – Фрунзе, 1949-ый – Украина). Вместе с рукописями найден фрагмент украинской газеты, в которой напечатано стихотворение Пересыпкина на русском языке. Найдены и другие издания советских лет. Можно предположить, что в послевоенные годы автор публиковался в печати, а также активно работал над стихами.

Помимо газет и рукописей была обнаружена обложка тетрадки ученика первой школы города Козельска Анатолия Пересыпкина. Блокнот агитатора вооруженных сил, которому мы не придали сначала значение, но который оказался очень важным документом.

Также было найдено письмо некой девушки Полины, она писала из Ленинграда в Козельск своим родителям, письмо датировано 4 января 1940 года, то есть это разгар Советско-Финской войны. «В городе затемнение всё ещё не отменено, уже надоело ходить в темноте, а когда будет свет, ещё неизвестно», – пишет Полина. Сегодня мы публикуем в нашей газете полный вариант найденного письма. В нем столько боли за своих родных и столько девичей нежности, что оно должно войти в историю.

В своем письме Полина периодически спрашивает у родителей о неком Толике, и это еще одна загадка, которую нам предстояло узнать. Кем этот Толик приходится девушке – братом, возлюбленным, просто знакомым, и не тот ли это человек, чьи стихи найдены на чердаке на Набережной, ведь имя поэта тоже начинается на «А»? «Ах, Толя, удастся ли нам ещё его увидеть? Я всё-таки не теряю надежды на встречу. Много ужасного слышно о фронте – много людей гибнет», – тревожится Полина уже в первом абзаце письма. И ближе к финалу снова: «А всё же мне охота к вам-то приехать, только ведь вы скучать здорово будете, да и я тоже, если мы ничего хорошего о Толе не узнаем».

Итак, найденный на чердаке «клад» таил в себе множество загадок, но было совершенно очевидно, что за этими рукописями и письмами скрывается какая-то очень важная история. Оставалось только эту историю узнать. Я решил тут же опубликовать новость о найденных рукописях на сайте, на следующий день материал попал в газету и разошелся по подписчикам. И вот спустя несколько дней, вечером в редакции зазвонил самый дальний телефон. Признаюсь честно, я не спешил брать трубку – время было уже нерабочее, к тому же по этому телефону обычно звонят только рекламные агенты, с которыми не было никакого желания общаться. Однако в последний момент что-то подтолкнуло меня (по-другому не скажешь) ответить. Звонила козельчанка Елена Александровна Громова, она рассказала, что была растрогана опубликованной статьей, особенно тем, что в ней сообщалось о найденных стихах Пересыпкина, «ведь вся его родня думала все это время, что стихи утеряны!». Громова сказала, что она лично знакома с невесткой поэта Пересыпкина, то есть дочерью его сына Анатолия, Людмилой Александровной Пересыпкиной. Невестка живет в Туле, в Козельск приезжает нечасто. Со слов звонившей мы узнали и полное ФИО автора рукописей: «Его зовут Алексей Иванович, Алексей Иванович Пересыпкин», – говорил голос в трубке. «А жена его та самая Полина, о чьем письме вы тоже сообщили в газете, ее зовут Полина Георгиевна, в девичестве Киршина». Также Громова рассказала, что Киршины приехали в Козельск в 39- году, так как отец Полины был железнодорожником, и его перевели работать в наш город. Это они купили двухэтажный домик на Набережной. А тот самый Толик, о котором Полина спрашивает в письме, это ее брат, он был летчиком и погиб во время Советско-Финской войны. Выходит, не зря так болело сердце сестры.

Своего сына Полина и Алексей Пересыпкины назвали в честь не вернувшегося с войны героя.

К слову, в рукописях есть стихотворение Алексея Ивановича, посвященное сыну. В нем как раз рассказывается о погибшем дяде, теперь понятно, что речь идет о дяде мальчика по матери. Вот фрагмент этого стихотворения.

Так знай, сынок: когда-то жил,
Родной твой дядя – воин,
Он в Красной Армии служил,
И тоже звался Толей.
Когда ты вырастишь большой,
Учиться будешь в школе-
Тогда узнаешь кто такой,
Был дядя – Анатолий.
В тот день он был в большом бою,
Врагов он крепло бил.
В бою отдал он жизнь свою,
За тех, кого любил…
Так будь здоров, большой расти,
Не смей же забывать,
За дядю надо отомстить,
Коль будешь воевать.
Как многие уже догадались, найденная обложка тетрадки ученика первой козельской школы принадлежала сыну поэта и его жены Полины – Анатолию. Который, как и было ему завещано в стихотворении, стал военным.

Елена Александровна Громова поделилась с нами контактами жены Анатолия Пересыпкина. И я тут же позвонил в Тулу.

Первая реакция Людмилы Александровны Пересыпкиной была дословно такая: «Надо же, стихи долго искали, а они, оказывается, были на чердаке!»

Пересыпкина не смогла вспомнить подробно судьбу своего свекра, однако даже того, о чем она рассказала, оказалось достаточно, чтобы понять – это действительно невероятная история, и не зря она началась с обнаруженных на чердаке рукописей, пролежавших там более полувека.

Поэт и герой

Алексей Иванович Пересыпкин родом из Нефтегорска Краснодарского края, в Козельске он с войны, приехал к Полине, девушке, которую любил и которой часто посвящал стихи. Вот одно из них, оно ценно для нас тем, что написано в Козельске. В эпиграфе значится «П.Г.П», теперь мы знаем, что это Полина Георгиевна Пересыпкина.

П.Г.П.

За рекою лес шумит,
Солнце подымается.
В свой роток пастух трубит,
Утро просыпается.
Над рекой туман встает,
И полсолнца тает.
Девушка к реке идет,
Ведрами качает.
На лужайке у реки,
Сети просыхают-
Молодые рыбаки,
Новый день встречают.
/1948 год г. Козельск А.И. Пересыпкин/

Невестка поэта сказала нам, что сам Пересыпкин «никогда вслух не читал своих стихотворений, но то, что у него был дар Божий, знали все».

Дар слова Алексей Иванович воплощал не только в стихах. Но и на войне. Об этом мы тоже рассказываем впервые, так как родственники практически ничего о его военной биографии не знали. «Кажется, он воевал в звании капитана, наград у него было очень много», – лишь вспомнила Людмила Александровна.

Невероятно, но как нам удалось выяснить по документам и архивам, Пересыпкин оказался выдающимся офицером, на счету которого множество подвигов, и практически везде указывается, что «товарищ Пересыпкин словом и делом показывал пример стойкости и личной храбрости».

Но давайте рассмотрим подвиги нашего героя по порядку. Поверьте, оно того стоит. Ведь речь идет о нашем земляке (о его драматичной истории возвращения в Козельск мы расскажем чуть позже), чье имя нам пора воскресить из вороха пыльных чердачных бумаг.

Итак, в архивах мы обнаружили наградные документы на гвардии лейтенанта Алексея Пересыпкина, оказалось, что он из комсомольцев, на войну пошел добровольцем, служил в 261-ом гвардейском стрелковом полку 87-ой стрелковой дивизии. Эта дивизия легендарная, особо она отличилась в боях за Сталинград.

Пересыпкин в боях за Сталинград тоже участвовал, но на руках у нас есть документы, подтверждающие лишь некоторые его подвиги более позднего времени.Так, например, доподлинно известно, что поэт награжден Орденом Красной Звездыза прорыв немецкой обороны на реке Дубиса (Литва). Вот как описан подвиг в наградном документе (орфография источника сохранена): «В боях по прорыву мощной обороны немцев на реке Дубисса комсомольцы полка во главе с товарищем Пересыпкиным показали образцы храбрости и бесстрашия и были в передовых рядах наступающих. Находясь в батальоне товарищ Пересыпкин вносил большевистское слово в гущу красноармейских масс и воодушевлял их на высокие боевые подвиги. Во время атаки укрепления противника в районе (неразборчиво) товарищ Пересыпкин принимал непосредственно участие в бою. Комсомольцы батальона следуя примеру товарища Пересыпкина первыми прорвали три линии обороны гитлеровцев и вели за собой остальных бойцов».

Подобные же характеристики на Пересыпкина прилагаются ко второму его Ордену Красной Звезды (бои за Пруссию, где комсомольский вожак помимо того, что вдохновил пехоту на бой, так еще и сам «из личного оружия уничтожил трех немцев»), а также к Ордену Отечественной войны 1 степени. Его он получил за подвиг, совершенный ровно за месяц до Дня Победы в боях за Кенигсберг. И опять все те же «словом и делом». Процитируем и этот документ, тем более что он лучше всякого кинофильма передает атмосферу тех дней.

«В период ведения уличных боев за Кенигсберг товарищ Пересыпкин проявлял личную храбрость, увлекая подразделения от одного к другому дому смело штурмуя их. 9 апреля 1945 г., находясь в первом батальоне в районе военного госпиталя участвовал в отражении яростных контратак в несколько раз превосходящими силами, где показал пример личной храбрости – действуя автоматом и ручными гранатами уничтожил 6 гитлеровцев, увлекал комсомольцев и молодежь на подвиги. Способствовал общему успеху боя. В боях за Кенигсберг комсомольская организация, руководимая товарищем Пересыпкиным, сыграла огромную роль в деле выполнения боевой задачи полком». (Орфография документа сохранена).

Перед нами не тот комсомолец-агитатор (кстати, вот откуда блокнот агитатора!), который отсиживался в штабах или, по крайней мере, не выходил из окопов. Пересыпкин сам лез на рожон, про таких еще говорят– сорви голова.

И поэтому тем более удивительно, что в мирное время он писал лирические тонкие стихи о Родине, о войне (в разговорах с родней поэт не вспоминал о своих подвигах), но прежде всего о любимой Полине:

И счастлив я, – хотя на сердце рана,
Что я люблю тебя и сам любим.
И что в любви моей нет фальши и обмана,
Что ты меня еще зовешь «своим».

Любовь и смерть Пересыпкиных

История любви Пересыпкиных, увы, не была без темных пятен. «Алексей Иванович после войны работал в Козельске, кажется, в военторге, но работал недолго,- делится с нами воспоминаниям невестка Пересыпкиных, – он уехал потом в Краснодарский край, и как-то еще оказался на Украине.

– А как же Полина?

– Они расстались, их сыну, моему будущему мужу, было года четыре.

– Вот так кончилась эта история?

– Ну что вы!»

И невестка рассказала, что«где-то в перестройку Алексей Иванович оказался в командировке в Калужской области и заехал к бывшей жене в Козельск». Сам он к тому времени уже овдовел, а у Полины Георгиевны никого и не было, она работала бухгалтером, воспитывала сына. Анатолий, напомним, стал военным («мы мотались с мужем по всей стране, – рассказывает Людмила Александровна, – пока не получили квартиру в Туле, где его и не стало»).

«А как раз незадолго до приезда Пересыпкина у Полины Георгиевны умерла мама. Одной ей было тяжело уже. В общем, они решили воссоединиться, чтобы умереть вместе».

Алексей Иванович Пересыпкин умер 8 августа 1995 года в возрасте 73 лет. Уход его трагичен, поэт пас коз, переходил по мостику речку Другуску, вдруг ему стало плохо. Тело нашли в реке,в свидетельстве о смерти записано – «утопление в воде». Похоронили Пересыпкина на новом городском кладбище. Полины Георгиевны не стало в сентябре 1999 года. «Была ли это красивая история любви, и каковы были их отношения, мы не знаем, свекровь не любила вспоминать о своем муже», – подытожила свой рассказ невестка Пересыпкиных.

* * *
Тучки грозовые налетели,
Напоили влагою поля.
И росою серебристою одели,
Сенокосы, рожь и тополя.
Пролились дождем и вдаль умчались,
В голубые дальние края…
Где-нибудь водою расплескались,
Снова влагой поите поля.
Тучки, тучки, – вы туда летите
В край знакомый, милый и родной,
К милой Вы в окошко загляните,
И привет далекий передайте мой.


Считаем уместным выступить с инициативой, чтобы память героя войны и поэта Алексея Ивановича Пересыпкина была каким-либо образом увековечена на территории Козельского района. Просим районную администрацию обратить на нашу просьбу пристальное внимание.

Максим Васюнов

Публикуем стихотворения Пересыпкина.

П.Г.П.
Тебе свою песню сегодня пою,
И песня любовью звучит.
Про силу любви и про нежность мою,
Пусть песня в словах говорит.

Я верю и знаю, тот день недалек,
Ты песни услышишь в далеком краю.
Белый над домом кружит мотылек,
-Он песню послушал мою.

Послушал, запомнил и улетел,
Куда-то в бескрайние дали…
Хочу, чтоб в окошко твое залетел,
Чтоб вы его в доме поймали.

На крыльях его ты привет мой прочтешь,
И песню далекой любви…
Я верю, ты тоже ее пропоешь,
В ответ на призывы мои.
Украина
13 Июня 1949 года. Автор А.И.Пересыпки


Я над картой сижу и мечтаю…
Я над картой сижу и мечтаю,
Сколько там городов,- к ним дорог
По одной я к тебе подъезжаю,
И вступаю на милый порог…

В первый миг, испугавшись немного,
Смотришь ты на меня и молчишь.
Ты не думала встретить седого…
Но потом мне навстречу спешишь.

Вижу я, что меня не забыла,
Твои с ласкою смотрят глаза…
Ты на грудь мне головку склонила,
По щеке побежала слеза…

После горя и радость бывает,
Но и в радость слезы бегут …
Славен тот, кто любовь сберегает,
Славны те, что любовью живут.
Украина. 10 Июня 1949 года
      автор-А.И.Пересыпкин.


Я над картой сижу и мечтаю…
Я над картой сижу и мечтаю,
Сколько там городов,- к ним дорог
По одной я к тебе подъезжаю,
И вступаю на милый порог…

В первый миг, испугавшись немного,
Смотришь ты на меня и молчишь.
Ты не думала встретить седого…
Но потом мне навстречу спешишь.

Вижу я, что меня не забыла,
Твои с ласкою смотрят глаза…
Ты на грудь мне головку склонила,
По щеке побежала слеза…

После горя и радость бывает,
Но и в радость слезы бегут …
Славен тот, кто любовь сберегает,
Славны те, что любовью живут.
Украина. 10 Июня 1949 года
      автор-А.И.Пересыпкин.


П.Г.П.
В мой дом товарищи придут,
Вино с собою принесут
Мы будем ждать как у ворот,
К нам постучится Новый год.

Мы сядем за большим столом
Бокалы полные нальем
Подымем тост за старый год,
За новый, что сейчас придет.

В мой дом товарищи пришли
Вино в корзине принесли
И в полночь как часы пробьют,
Бокалы полные нальют.

За дружбу выпьют, за любовь,
За счастье, за друзей своих
За жизнь, что строит сам народ,
За новый, за победный ГОД.

За Родину, за наш народ,
За то, что мы идем вперед
На стройках, шахтах и поля,
За знамя, что несем в руках.

За тех, кто счастье нам добыл,
За тех, кто Родину любил…
Потом еще вина нальем,
И песнь о Сталине споем.
/29 декабря 1948 года. А.И.Пересыпкин/


А.А.П.
Радостный день наступает.
Июньское солнце сияет,
Мой мальчик, на свете ты годик прожил,
Отец твой тебе эти строки сложил
И жизни счастливой желает.

Тебя в своем сердце всегда я ношу,
Всегда по тебе я тоскую, скучаю.
Привет мой далекий принять я прошу,
С рождения – днем поздравляю.
15 июня 1948 год,  г. Фрунзе
А.Пересыпкин.

Письмо Полины:

«Здравствуйте, папаша и мама! Всё ещё не получила от вас письма, что же вы не пишите? Не слышали ли чего-нибудь о Толе, я так не получила от него ни одного письма, что с ним, я ему уж писала много, а от него ничего? Мама, может быть, вы получили от него чего-нибудь, так уж, пожалуйста, не скрывайте, сообщайте скорее. Ах, Толя, удастся ли нам ещё его увидеть? Я всё-таки не теряю надежды на встречу. Много ужасного слышно о фронте – много людей гибнет.

…Я ещё не решила, ехать или не ехать к вам, ещё не знаю как с билетами, вот на Мурманск и вообще в ту сторону так билетов совершенно нет: всё едут военные, так что наши девочки в Мурманск тоже, вероятно, не уедут. В предыдущем письме писала, что деньги Е.П. ещё целы, а теперь уже нету, и по очередям ходить холодно и нет настроения. Мама, я могу купить ей туфли кожаные, но на резиновой подошве – неплохие, за такими нет никогда очереди, спроси, нужно ей или нет? Стоят 30 р. Как у вас там с продуктами? В Ленинграде тоже неважно, сахару по-прежнему нет, цены на все кондитерские товары повышены. Как вы встретили 1940 год?

Я же встретила очень весело, но веселиться приходилось не от всего сердца, т.к. на фронте такие ужасы творятся, а ведь там наш Толя, как это можно забыть. Была я в новогодний вечер во Дворце культуры им. Кирова – как много там хорошего, как там весело!

А всё же мне охота к вам-то приехать, только ведь вы скучать здорово будете, да и я тоже, если мы ничего хорошего о Толе не узнаем. Пишите скорее ответ, о козельских новостях сообщайте, что ещё о ком известно. Откуда вы узнали о Петьке Антоненко, ведь он был вместе с Толей? Да, гибнут ребятки. В учёбе всё благополучно. В городе затемнение всё ещё не отменено, уже надоело ходить в темноте, а когда будет свет, ещё неизвестно.

Пока, до свидания, крепко вас целую, с горячим приветом, ваша Поля.
Пишите сразу.
Жду письмо.
Пишите, как вы живёте и всё-всё.
Целую.
4 января 1940 г.».

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *