Газета Козельск - Статьи - «Кроме бы ничего не желал и не требовал, только одно – быть и жить со своей родной семьей». Письма с фронта старшины Ивана Трофимовича Весова Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Кроме бы ничего не желал и не требовал, только одно – быть и жить со своей родной семьей». Письма с фронта старшины Ивана Трофимовича Весова

Эти письма папа нашёл случайно на чердаке деревенского дома в старом ридикюле. Отца своего, моего деда Ивана Трофимовича Весова, он почти не помнил, тот умер, когда папе было всего два года. И эти фронтовые треугольники много лет спустя помогли дополнить образ, который отец пытался восстановить всю свою жизнь, расспрашивая мать, старших сестру и брата, своих дедов…

Я не знала своего деда. Но благодаря рассказам отца и этим письмам я знаю, каким он был человеком. 

Прочесть их у меня получилось не с первого раза. Горло схватывало, в глазах расплывалось… Как возможно было пережить то, что пришлось пережить всем, на чью долю выпала эта страшная война? Мокнуть под дождём, голодать, быть каждый день на волосок от смерти и не видеть, как растут твои дети… Когда я прочла эти письма, меня поразило, как мало в них о войне и как много о тех, с кем она разлучила. Сколько в них любви и сколько боли от расставания с самыми близкими. 

Юлия Весова

Весов Иван Трофимович, 27 сентября 1904 года рождения.

Место рождения: ст. Староаннинская Волгоградской (Сталинградской) области

Дата призыва 12 августа 1941

Старшина, командир отделения 5-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 203 АЗСП (Армейского запасного стрелкового полка)

Сохранилась  Красноармейская книжка, в которой отражены основные данные о том, где, на каких фронтах воевал. С первых дней войны он был зачислен в 203-й АЗСП (Армейский запасной стрелковый полк), 2-й стрелковый батальон пятой роты в звании старшины – командиром отделения. Адрес полевой почты: 1532, в/ч 393. 

Участвовал в боях: Южный фронт – 1941 год, Сталинградский фронт – 1942 год, Западный фронт – 1943 год, Третий Белорусский фронт – с 25.11. 1944 года. Последняя запись: Первый Дальневосточный фронт – 1945 год.

Имел одно ранение.

Награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией»…

Письмо 1-е

Сталинградская область. Станция Филоново. Хутор Старо-Анненский. Герасимовой (Весовой) Анастасии Никаноровне.

«Здравствуйте, мои родные: Настенька, крошки Эма, Юрочка и родители папа, мама!

Первым долгом сообщаю вам, что я жив, здоров, чего и вам желаю.

Настенька, вы меня уж, наверное, «благодарите», что я вам долго не писал. Да я это и сам знаю и чувствую по себе, как обидно и досадно, что не получаю от вас писем, а также вам сочувствую, что вы теперь ждете с нетерпением от меня сообщения.

Но, увы, наша обстановка, сами знаете, сегодня на одном месте, а завтра на другом, а из этого и получается – нет возможности черкнуть письмецо. И в то же время определенным местожительством мы не проживаем. Вот поэтому-то мне не представляется получить от вас дорогого для меня ответа.

Настенька, в своем последнем письме я сообщал вам, чтоб вы мне письма по старому адресу не писали до тех пор, когда сообщу, что вернусь в свою часть или нет. Так вот я вам сообщаю сейчас, что в свою часть я не поеду, а буду, наверное, совсем в другой части. Хотя твердо сказать не могу, потому что этот вопрос в стадии утверждения соответствующего командования. Но время-то идет, 3 месяца сравнялось, пошел четвертый, как я от вас ничего не получаю, то есть, ни одного письма я не получил, кроме 2-х писем, когда был в Н-Балыклее. И все – с того времени от вас ни строчки. Так вот я все же решил написать это письмо и в нем сообщить вам свои координаты. Возможно, ответ ваш застанет меня по данному адресу, а уж, если опять изменится мой адрес, то сие от вас не зависит, и убытку в листке бумаги не будет.

Так, адрес такой мой пока что на сей раз. Действующая Красная Армия. Полевая почта 1532. п п г. 472. Мне.

Да, мои родные, много, много писал бы. Но что из этого – все изложить на бумаге не опишешь, и как она бумага, так и есть бумага. Дороже всего теперь хоть один часок разделить бы с вами время лично, и в том больше было пользы и счастья, чем длинный лист бумаги.

О, когда же придут тот час и та минута – встретиться со своей родной семьей. Какое было б счастье, какая радость быть со своей родной дорогой семьей. Кроме бы ничего не желал и не требовал, только одно – быть и жить со своей родной семьей.

Милая Настенька, голова совершенно не работает изложить свои чувства, свое стремление к вам, мои родные. Эх, какая судьба на нашу долю выпала. Настенька, как же сердце болит, как оно рвется видеть вас, как хочется с тобой вместе воспитывать наших маленьких крошек и на них любоваться.

Милая Настенька, ты сама знаешь, какие мои чувства к семье, а за деток, по-моему, говорить не приходится, тоже знаешь, что я в них души не чаю. (Далее строка вычеркнута).

Настенька, постарайся побыстрей ответить мне, возможно, дойдет письмо скоро. Пиши все, как живете, как ваше здоровье, как дети себя чувствуют, как родители и все родные.

Эма и Юра, а  вас я прошу: теперь луж на улице много, то вы по водичке не бродите, а то простудитесь и будете болеть. На этом кончаю, стало темно, завершаю письмо в темноте.

Целую вас, мои родные, несчетно раз. Эма и Юра, пусть вас мама поцелует за меня крепко, крепко. А вы маму и бабушку с дедушкой.

Жду ответа. И. Весов».

9/IV- 42.

Просмотрено Военной Цензурой. 86.

Письмо 3-е

Герасимовой (Весовой) Анастасии Никаноровне.

Здравствуйте, моя дорогая семья: Настенька, дети Эма, Юра, родители папа, мама.

Спешу уведомить вас, что я жив, здоров, чего и вам желаю в вашей текущей жизни.

Настенька, пишу ответ к большим праздникам на твое письмо, которое ты писала 29 июня. Это письмо я получил 16 июля, после него и по сей день писем от вас нет. Почему – не знаю, что за причина, где задерживаются, или вы редко пишете. Я жду каждый день с нетерпением.

Я не писал большой промежуток времени в связи с переходом нашего фронта, а в дороге, как вам известно, некуда опускать письма, а поэтому получилась большая задержка.

Я знаю, мои дорогие, что вы теперь не покойны за долгое молчание, но ничего не поделаешь, не сам себе хозяин.

Сейчас, милая Настенька, перечитал все твои письма, и очень разволнован, так болит сердце, так рвется видеть вас и говорить с любимой своей семьей. О, да когда же придет тот час, и мы встретимся. Большего бы счастья не желал.

Милая Настенька, представляю возраст своих любимых деток, теперь они намного выросли, как же хочется вместе быть с вами – описать невозможно.

Настенька, ты сообщила мне, что на посланные мои вам деньги купила Эмочке туфли, это хорошо, а Юрику – так я ему тоже перевод выслал 13/VII- 43, только меньше – 200 рублей. Не знаю, получили вы их или нет. В этом месяце соберусь еще и, хотя небольшую сумму, вышлю вам. Для меня деньги не нужны, купить на них нечего. Ведь мы не живем в городах да селах. А жизнь наша в лесах, кустах, окопах, а где и приходится проходить села, так вам о них известно после фронта.

Настенька, ты пишешь, что у вас погода стоит сухая, а у нас наоборот, нет возможности, каждодневно дожди идут, не успеваем просыхать. Настенька, спрашиваешь, от кого получаю письма. Письма, моя дорогая, получаю только от тебя, а кроме ни от кого, и жду от вас. Вы не напишете, то ожидать не приходится. Правда, Паша изредка пишет. От Вас.  Ал. одно получил. Настя сообщает… (далее строка стерта) недалеко от Вязьмы.

Прасковьи Иг(натьевны) сын тоже где-то недалеко, за… (название местности вычеркнуто). Это мне сообщил один тов(арищ) из Ново-Анненска, я с ним встретился, он мне говорил.

Настенька, теперь ты писала мне о пайке родителям, их сельсовет считает, что они связаны с с/х. Это странно – 75 л(етние) старики связаны. Ты постарайся это выяснить, где нужно. Возможно, будешь в Ново-Анненке, сходи в райвоенкомат и объясни положение, этого не может быть, они должны получать паек по своему возрасту.

Настенька, ты пишешь, что тесть помогает тебе, да, действительно, за год много вложено труда. Одновременно буду писать письмо еще, кроме этого, на тебя и папу. Уж из 3-х какое-либо дойдет. От тети Евд(окии) П(авловны) тоже нет. Я им новый адрес сообщал. На этом кончаю. Передавай привет всем родным и знакомым.

Крепко, крепко целую вас, моя любимая семья, и жду скорого ответа. Передавай привет всему педколлективу.

И. Т. Весов.

1/VIII – 43. час ночи».

Пол. поч. 71675 – В

Письмо 4-е

«Здравствуйте, моя дорогая семья: Настенька, дети, родители – папа, мама!!!

Сообщаю вам, мои родные, что я жив, здоров, чего и вам желаю. Дорогие мои, получил от вас 24/VIII 2 письма. Одно писано 10 августа тобой, Настенька, и второе – 11 августа папой. Очень был рад вашим письмам, а как легко стало за вас, за ваше здоровье и ладную жизнь.

Много, много раз благодарю вас за ваше внимание ко мне. Настенька, какой же бывает восторг, когда получаешь от своей любимой семьи письма, знала бы ты, дорогая Настенька, я представляю себе, что говорю с вами лично.

Милая Настенька, сейчас в моих глазах образ всей моей любимой семьи. Вижу – бегут наши крошки за животными, Юрик вприпрыжку, он же шагом мало ходит. Представляю ихний возраст. О, как мило, как радостно за своих деток, за их развитие.

Не могу вам изложить свою любовь к своей любимой родной семье. Ты, милая, пишешь, что могла б побольше поделиться со мной, что тебе тяжело. Я тебе вполне сочувствую и все представляю в своей голове. Только, может быть, легко тому, кто не любим в семейной жизни.

Дорогая Настенька, ты все же не одна, а с тобой дети, родители. Все те скучные минуты ты разделяешь с ними. Но я… нет того дня, нет той минуты, чтоб я о вас не вспоминал, чтоб о вас не вел разговора со своими близкими товарищами. Правда, иногда смотришь на некоторых, как-то становится обидно, что о своих семьях, детях они мало ведут разговора. Чем объяснить: или не интересуются своими семьями, или нелюбимый был своей жене, своей семье. Но для меня большего счастья не желать, только б видеть и снова жить со своей любимой семьей.

А пока, милая Настенька, останемся с такими мыслями, с которыми мы с тобой расстались, и после войны также будем друг другу верны, как и были.

Ты пишешь, Настенька, что не все я получаю твои письма. Это да, я понимаю, что не может быть, что ты редко пишешь. Но должен тебе сказать все же, и ты мои некоторые письма не получаешь. По-видимому, есть интересанты до чужих писем. Вывод я делаю из содержания твоих писем, потому что на некоторые мои письма, мои вопросы нет от тебя ответов. А этого не может быть, чтоб ты не отвечала мне.

Настенька, ты просишь меня сфотографироваться и прислать фото. Милая, поверь, разве бы я не послал, если бы это было возможно. Конечно, тот может прислать, который находится в глубоком тылу, но наши условия этого не позволяют. А у моих товарищей любительских аппаратов нет.

Аппарат теперь у нас один – земля содрогается! Как тяжело смотреть на те села, на тех мирных жителей, которых мы освободили от гитлеровских варваров. Не могу об этом писать – мои нервы не позволяют. А плюс к этому, когда вижу детей того возраста, как наши ребятки, их внешний вид – не наши дети, а утомленные, измученные, больно сердце жмется в комок.  Жизнь их протекала в темных щелях-землянках, нет уютного угла, в котором бы эти ребятишки могли жить себе свободно.

Да, милая Настенька, тяжело!!! Ты все же постарайся узнать, в Новоаннинке, возможно, есть фотограф, то сфотографируйся с детьми и вышли мне карточку. Я хоть посмотрю на вас за период двух прошедших лет, как вы изменились, как выросли мои любимые крошки.

Настенька, писем я ни от кого не получаю, кроме как вот с 29 июня получил 2 письма от тебя и от папы. От сына Прасковьи Игнатьевны получил письмо, он пишет: жив, здоров, находится на Смоленском фронте, в Смоленской области. От тети Евд(окии) П(авловны) я тоже получал еще в феврале, и больше писем не было.

Настенька, пиши, как пшеницу купишь, может, где, или трудно, и какова цена на хлеб? Как в этом году картофель? А вот в отношении Юрочки ты пишешь, что он живет на фруктах. Это то, что осталось в своем саду, или покупаете?

Сообщай, намного ли дети выросли и как развиваются, как твои мнения в отношении Эмочки, пойдет ли она  в этом году учиться? Я тебе писал свое мнение.

Настенька, одновременно сегодня второе письмо написал на папу. Пиши, как отметили Юрочкины именины? Я поздравительные письма писал на тебя, Юрочку и Эмочку – 3 письма, получили ли их или нет – сообщай.

Узнай у Елены Ивановны Сафоновой, что Василий Ст. пишет и где он находится. Передавай привет Ел. Ив., а она пусть ему передаст, и сообщи мне его адрес, если можно. Сообщи также, Г.Т. Кувшинов дома или нет? Пишет ли что Михаил Андр. Морозов? Если можно, узнай у Нюси адрес и сообщи мне.

Передавай привет всем родным, знакомым и соседям – Василию Алекс(андровичу) с  семейством и крестной Матрене Осиповне, Абрамову Ан(дрею) П(етровичу) и его семье. На этом заканчиваю свое письмо. Жду от вас целые десятки. Настенька, пиши чаще письма. Сообщай адрес мой Евдокии Павловне, и большой им привет. Да, теперь бы мы два раза уже побывали у них в гостях. Пиши, что есть нового в хуторе, кто пришел еще домой с фронта? Крепко, крепко целую вас, моя дорогая семья».

28/VIII– 43.

Просмотрено Военной цензурой 04321.

Письмо 12-е

«Привет с фронта.

Здравствуйте, мои дорогие Настенька, дети Эма, Юра, родители Папа, Мама!

Сообщаю вам, мои дорогие, я жив, здоров, а также вам желаю полного здоровья и благополучия и успеха в вашей текущей работе.

Настенька, 30.VIII. 44 г. я послал вам ответное письмо на ваше, которое вы писали в день рождения Юрика. Сегодня пишу внеочередное, никак не мог пропустить этот день – 1-е сентября. Важно то, что это начало твоей работы с учащимися в новом 1944-45 учебном году. Желаю тебе, моя дорогая Настенька, с новыми свежими силами работать на благо народа и воспитывать новое молодое поколение.

А второе, и главное, то, что наши детки в этот день вступили в ряды детей школьного возраста. Как интересно, как радостно писать эти слова, а еще радостней посмотрел бы я на своих крошек, как они сегодня бежали в школу, а сколько было разговору по приходу из школы!

Представляю себе, какой им теперь интерес среди массы детей. Теперь новое знакомство у них с новыми товарищами и подружками. Опиши, Настенька, мне подробно первый день в школе. Вместе ли посадили Эму с Юрой за парту, кто из учителей будет вести 1-й класс? Сообщи мне фамилию, возможно, я знаю.

Настенька, сегодня я послал детям по 2 письма, т. е. на Эму и Юру, в письмах положил им по одной тетради, то есть по 2 письма и в каждом – тетрадь, по одной тетради в клетку и по одной – в одну линию. Кроме того, в одном из Юрочкиных писем я положил открыточку, присланную мне от Славы, сына Михаила Трофимовича Весова, а я переслал ее Юрику. Все 4 письма послал заказными, адресованы 2 на Эму и 2 на Юру.

Настенька, сообщай, получили ли вы мои подарки, посланные в заказных письмах, и после еще посылал два заказных письма детям – письма с детскими книжечками.

Настенька, пиши чаще письма, сообщай все новости.

Крепко целую вас, моя дорогая семья. И. Весов».

1/ IX – 44 г.

Письмо 13-е

«Здравствуй, Эма!!!

Эма, сегодня получил твое письмо. Очень был рад, моя дочка, – сама пишешь папе письма. Эма, а ведь когда я уходил на войну, ты была маленькая, пять с половиной годочков было тебе, ты не умела писать. А теперь ты ведь стала школьницей, сама стала писать письма папе.

Эма, я за вас радуюсь, что не забываете папу. Вы ведь живете вместе: мама, Юра, ты, бабушка, дедушка и еще с вами близко живут родные – бабушка Андреевна, дедушка Кузьма Игнатьевич и другие. А ведь я один, и очень, очень по вас скучаю.

Эма, ты теперь ходишь в школу, будь внимательна! Учись на отлично, будь хорошей вежливой девочкой, слушай со вниманием учителя на уроках, разговором не занимайся и не шали.

Эма, пиши, моя дочка, чаще письма. С кем сидишь за партой? Теперь у тебя много новых подруг школьных. Юрочке я тоже написал, и маме, и дедушке с бабушкой – всем сегодня написал.

Целую, твой папа Ваня».

Письмо 16-е

«Здравствуй, моя дорогая дочка Эма!!!

Шлю тебе свой отцовский привет и крепко-крепко целую тебя – твой папа Ваня!

 Эма, передавай от меня привет всем – маме, Юрочке, бабушке, дедушке и целуй их за меня, а тебя пусть поцелует за меня мама.

Эма, в этом письме я вложил тебе 5 шелковых обрезочков – подарок твоей кукле. У тебя   ведь куклы, наверное, есть, вот это им салфеточки.

Эма, как ваша с Юриком учеба проходит в 3-й четверти, как ведете себя в школе? А как  дома – слушаетесь маму, бабушку с дедушкой? А на санках катаетесь? У вас, наверное, холодно и снег есть. У нас вот снег выпал небольшой, немного полежал, а сейчас уже нет его – стаял.

Эма, Юрочке я послал письмо отдельно и в письме видик. Маме тоже написал. Сообщайте, как получите.

Твой папа Ваня Весов».

7. 2. 45 г.

из семейного архива Весовых

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *