Газета Козельск - Кино на карантине. Участники театральной студии «Мой город» сняли ко Дню Победы фильм по дневникам фронтовика Николая Артамонова Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кино на карантине. Участники театральной студии «Мой город» сняли ко Дню Победы фильм по дневникам фронтовика Николая Артамонова

Фильм «Бессмертный полк! Последние ряды!» можно увидеть в YouTube и во всех социальных сетях. Мы поговорили с новоиспеченными кинематографистами о том, какого это снимать фильм в условиях самоизоляции.

Ирина Радостина, художественный руководитель МКУК ГДК №1 «Машиностритель»:

«Решение создать фильм, конечно же, возникло в условиях самоизоляции, в которые нас загнали. Остаться в стороне от такого эпохального события «75 лет Великой Победы» мы не могли! Сюжет был выбран нами неслучайно. В нашем коллективе есть человек, который предоставил нам ценнейшие материалы семейного архива, и мы схватились за него, потому что было очень интересно! В январе мы придумали сценарный ход, как подать этот материал (а он объемный по времени описания событий, почти 4 года,…сколько шла война). В марте стало понятно – все коту под хвост. Я решила оставить сюжет тем же, но изменила сценарный ход и подачу материала. В условиях самоизоляции трудно организовать людей. Это и лень физическая и лень духовная…. народ бездействует, а некоторые в депрессии. Остальные не думают о самодисциплине вообще. Исходя из возможностей, как технических, так и человеческих ресурсов, сделали фильм в таком контексте. Несмотря на те сложности, о которых я поведала, лично мне процесс и идея очень понравились. Открылись вдруг новые горизонты, и захотелось расширить кругозор и формат поиска для новых идей и их воплощения. Хочется озвучивать материал – стихи, прозу, новости, сказки…не важно….. Очень интересно поработать с инструментом – голосом!! Прямо-таки жажда к этому проснулась огромная и, конечно, ряд идей возник сразу. Главное, чтобы осуществить их целенаправленно, масштабно, глубоко и серьезно. Не хочется распыляться… и стать просто каким-то очередным блогером. Хочется качества работы с профессионалами!».

Александр Кузнецов, режиссер монтажа и участник театральной студии «Мой город»:

«Интересный новый опыт, располагать материалы на таймлайне. Все видеоролики, звуки, фотографии были предоставлены уже в той последовательности, в какой должны быть, каждый эпизод в своей папке, что, несомненно, сыграло на руку. Так как времени на создание было очень мало, а нормально и спокойно можно было работать над проектом только в выходные дни, потому что в рабочие дни основная работа перекрывала всё, и было не только не до монтажа фильма, но и не до общения. Обошлись малым набором функций программы, дабы в дальнейшем ничего не поломалось внезапно, так как опыта владения программой по видеомонтажу мало. В процессе создания, конечно, пришлось и что-то дополнить самому из интернета. Вели связь по видеоконференции с трансляцией монтажа фильма, обсудили планы, что и как сделать, в каких местах что вставить, что отрезать, а дальше потихоньку сам сидел. Когда просматривал видеоролики, в некоторых местах идеи приходили в голову, что вот сейчас сделаю так, и это будет просто бомба. Дальше тоже думаю, можно будет заниматься этим, накладывать монтаж, нарезки на какие-то проекты, было бы время в запасе свободное, так как эта тонкая работа требует трезвого ума и терпения, а обработка занимает продолжительное время, но и этого мало, надо отправить на согласование, посмотреть косяки и снова исправить, снова обработать. Можно и видеооператором побыть, опыт есть тоже. Будет слаженная команда, будет и лёгкая работа».

Андрей Могаев-Кольтовский, кинооператор и участник театральной студии «Мой город»:

«Вести видеосъёмку было сложно. Поскольку все происходило в домашних условиях, не было нужного оборудования, такого как свет, штатив и прочее. Я так же занимался звукозаписью и обработкой закадрового текста. В силу того что весь процесс проходил в домашних условиях, были забавные случаи того, что, к примеру, во время записи одного из дублей домашние питомцы начинали свои игры и отвлекали, портили дубль, вследствие чего приходилось снимать по-новому. Повлияло ли как-нибудь участие в проекте на меня? Конечно же, да. Я ощутил ответственность и важность всего происходящего. А также гордость, что занялся чем-то по-настоящему важным.

Людмила Алексеенко, участница театральной студии «Мой город»:

– Я в фильме читаю стихи, не сказать, что эта была трудная для меня работа, единственное, трудно было собраться с мыслями, ведь это было дома. Теперь, оглядываясь назад, могу сказать, что мне бы хотелось подобный опыт повторить, особенно под руководством Ирины Анатольевны Радостиной, с ней интересно работать.

Фронтовыми дневниками своего прадеда, Николая Николаевича Артамонова, с газетой “Козельск” поделилась студентка  Сосенского политехнического техникума Виктория Лобынцева.  Публикуем фрагменты.

Вдруг, утром 22.06.41 в 4 часа услышали орудийный выстрел, который нас ничуть не беспокоил, потому что в эти дни шли учения, за этим выстрелом идут ему последующие, начались разрываться снаряды возле нашего батальона, эти выстрелы с ожесточенным огнем все более и более увеличиваются, появляются самолеты, начали сбрасывать бомбы.

Все, проснувшись, поняли в чем дело и с большим ужасом и панике начали выбегать, кто в чем был, кто в трусах, кто в одной рубахе, в общем, кто в чем был и успел захватить, выскакивали в коридор.

Скопившись в батальоне, помещении коридора, не знают, что делать, куда бежать, некоторые от большого ужаса начали плакать, (нач. смены) дежурный по части кричит – Бегите на пункт сосредоточения, а то буду стрелять. Никто никуда не выбегает, один к другому притулились, как «овцы». Выйти из помещения было очень опасно, и почти не было возможности, потому что снаряды разрываются почти возле помещения, и осколки отлетают в стены и окна помещения…

…на несколько секунд как будто все утихло. Мы вышли во двор посмотреть, что делается на белом свете. Во дворе лежит много трупов – убитые и раненые. Среди них лежит убитым наш командир батальона, капитан Тыркин.

Увидев впервые столько убитых и раненых, нам стало еще страшней и более ужасным.

Зашли в батальон обратно, на старое место, где мы стояли возле толстой глухой стены, которую считаем спасительницей наших жертв. Прошло несколько минут, когда обратно появляется тоже самое, как будто еще более сильное, ужасная картина. Загрохотали снаряды, появились черной хмарой самолеты, и начали продолжать свое безжалостное, зверское, молниеносное, фашистское нападение.

…мы решили бежать…

…  сели немного сделать передышку, не отдохнули, как следует, начали продолжать свой путь, который мы еще не знали. Идя неподалеку от дороги, в стороне, метрах в нескольких, и видя немало разбитых машин и трупов людей, проходим леса, болота, переплываем реки. По пути встречаем много рассеянных по всему полю, в беспорядочном движении бойцов, они все идут, так же как и мы, они так же идут не знают куда. Мы все идем, делаем небольшие передышки и продолжаем дальше… мы придумали одну неплохую вещь для облегчения себя. Забрали у одного хозяина – железнодорожника, вагонетку, на которой перевозят небольшой груз, поставили на линию ж.д., один сидит на вагонетке, а другой тащит. Этим самым мы немного передохнули, к нам присоединились еще 9 бойцов и один военинженер. И таким образом мы передвигались, но все же было тяжело такую вагонетку с таким грузом тащить. Мы придумали еще одну вещь полегче для себя. Поймали лошадь, запрягли в вагонетку, хомут, конечно, сделали из 2-х скаток, и таким образом запрягли ее. Для лошади было нетяжело по ж.д., а для нас было очень хорошо. В случае, если появится поезд на пути, мы быстро снимаем свой вагон с линии и освобождаем ему путь. Таким путем мы проехали 110 км. И легко. По пути мы никаких сопротивлений не встречали. Оружие было ни во всех. Если сильно захочется кушать, идем к крестьянам, просим молока, хлеба и то, что они дадут. Тем мы и перебивали голод, а если в лесах находимся далеко от сел, то питаемся грибами и прочей чепухой…

Не доезжая до одной из станций, идет навстречу поезд. Мы конечно освободили ему путь. Подъезжая к нам, останавливается нас подобрать, и обратно везёт в г. Брест, для создания обороны по пути. Таким образом, мы собрали целый эшелон бойцов и командиров. Но в Брест нам не удалось поехать, потому что на пути ж.д. была сброшена бомба и развалила путь. Поезд пошел обратно в г. Пинск…

…9 августа 1941г. мы были окружены противником. В 16:00 начался бой. Бой продолжался до 10 часов вечера. Силы противника превышали: несколько десятков танков, мотопехота, наши силы гораздо меньше, всего в штабе находилось около 100 человек вместе с охраной и 2 танка, которые охраняли штаб. В результате боя наши потерь не имели, только 4 человека ранило, и раздавили свою кухню танком, которая стояла с обедом. Враг понес гораздо больше потерь: 2 танка и несколько десятков пехоты. Стало темно, бой кончился было около 12 часов ночи. Все затихло. Немец боялся наступать, потому что ночью в лесу, он особенно боится идти в наступление, а притом не знал наши силы, он думал, стоит какой-то полк. Этим самым мы спокойно, без шума вышли из окружения…

…6.12.41г. под сильным ударом нашей рабоче-крестьянской Красной Армии враг начал по всему фронту успешно отступать, неся огромные потери в живой силе и технике, оставляет большие захваченные нами трофеи.

В одной из деревни, освобожденной от фашистских захватчиков, мы справляем новый 1942 год, можно сказать, хорошо в условиях военного времени.

3.1.1942г. мы прибыли в г.Калуга, где немец барствовал более 2,5 месяцев.

Сейчас мы следуем по пятам отходящего противника, и я надеюсь, что в феврале месяце 1942г. родина моя будет освобождена от фашизма…».

Мой прадедушка, Артамонов Николай Николаевич, родился 7 января 1920 года в селе Владимировка, Николаевской области УССР. 1 сентября 1940 года был призван в ряды Советской Армии Владимирским РВК. До ВОв проходил военную службу в 22 легкотанковой бригаде, 4–й армии Белорусского Особого военного округа. Часть эта находилась в городе Брест-Литовске, в 8 км западнее города, близ германской границы. На передовой прадедушка оказался в первый день войны. При неожиданном массированном натиске немецких войск их бригада не приняла боя – отступила.
При отступлении часть личного состава бригады прибыла в город Новозыбков Белорусской ССР. Там формировались новые войсковые части. При подходе немецких войск эти, еще полностью несформированные части, отступили по направлению к Могилеву. В Могилеве в начале июля 1941года прадедушка попал в штаб 25 мехкорпуса (строевой отдел), на должность старшего писаря. В сентябре 1941 года был переведен в отдел кадров 50-й армии. Мой прадедушка непосредственного участия в боевых действиях  не принимал, однако, я считаю его героем, без которого не было бы Победы! В 1944 году за своевременное выполнение своих функциональных обязанностей мой прадедушка был награжден орденом Красной Звезды.

Виктория Лобынцева

3 комментария

  1. Александр Играев Александр Играев 23.05.2020

    Лично знаком с Александром Асташёнком со времён его выступления в составе группы “Корни”. Однажды, проезжая по Козельску, увидал съёмочную группу. И каково было моё удивление, что снимали как раз Александра. Встреча была очень тёплой. Даже несколько фрагментов съёмок у меня сохранились.

  2. Александр Играев Александр Играев 23.05.2020

    Лично знаком с Александром Асташёнком со времён его выступления в составе группы “Корни”. Однажды, проезжая по Козельску, увидал съёмочную группу. И каково было моё удивление, что снимали как раз Александра. Встреча была очень тёплой. Даже несколько фрагментов съёмок у меня сохранились.

    А ещё я снимал множество клипов, которые можно увидеть в соц сетях на моей странице.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *