Газета Козельск - Статьи - Владимир Ливенцев: «Точкой опоры в моем мире могу быть только я сам» Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Владимир Ливенцев: «Точкой опоры в моем мире могу быть только я сам»

Сосенскому приборостроительному заводу в этом году 45 лет.  Думаем, не слукавим, если скажем, что до этой даты предприятие могло не дожить, если бы его в трудное время не возглавил Владимир Ливенцев. Долгое время он не рассказывал, почему ради умирающего завода бросил успешный бизнес, и что ему пришлось преодолеть, чтобы спасти предприятие. Но для нашей газеты  легендарный директор сделал исключение. Помимо завода речь, зашла  о депутатстве, о любимых книгах и даже о том, когда Ливенцев не брезгует рюмочкой… Но начали мы с коронавируса. Куда ж нынче  без него!

«Мы просто очень дисциплинированные люди»

– Владимир Алексеевич, я заметил, что на вашем предприятии очень строго соблюдается масочный режим, хотя нигде уже особо маски не спрашивают…

– Да, мы действительно очень серьезно относимся к выполнению предписаний и рекомендаций Роспотребнадзора по профилактике распространения инфекции. Это связано напрямую с нашей производственной культурой, ведь мы производим системы управления для ракетно-космической техники. А чтобы обеспечить качество, мы обязаны строго выполнять все требования конструкторско-технологической документации и множество других нормативных документов. После пуска ракеты уже ничего нельзя исправить. Мы просто в части производства очень дисциплинированные люди, а это, безусловно, сказывается и на нашем отношении к пандемии.

   Помимо всего, у нас есть своя медсанчасть, которая стоит на переднем рубеже борьбы с распространением заболевания на предприятии.

Для защиты сотрудников,  в том числе наших медработников и работников охраны, мы закупили в достаточном количестве все необходимое оборудование, снаряжение и химикаты. И все это используется как положено. Мы за этим строго следим.

– А что Вы лично думаете по поводу того, откуда взялся коронавирус,  грамотно ли с ним борются в России? Сейчас столько версий рождается, доктор Рошаль недавно заявил, что, дескать, это репетиция биологической войны…

– Мы профессионалы в своем  деле и слушаем только профессионалов, которые занимаются борьбой с пандемией. Я не думаю, что весь мир сошел с ума, одновременно сговорился и принялся разрушать как свои экономики, так мировую экономику. Уж наш президент этого бы точно не стал делать. Я не знаю, откуда и как появилась эта модификация вируса. Вирусы подобного типа на земле существовали всегда, просто люди об этом узнали недавно. Пандемия касается всех, и каждый вправе порассуждать на эту тему.

Как борются в России с пандемией, мне лично до конца непонятно.  Однако, я уверен, что такая  стратегия  борьбы с коронавирусной инфекцией в нашей стране есть, но она почему-то не обнародована. Мне кажется, что сложилась ситуация “ни войны, ни мира”. Возможно, руководство ищет компромисс между уровнем заболеваемости и степенью разрушения экономики, а, как следствие, и роста безработицы. То есть максимально снизить смертность и ждать появления вакцины и коллективного иммунитета.

Пандемия такого масштаба в нашем современном обществе с развитыми информационными коммуникациями и транспортным сообщением, с ее глобальной мировой экономикой – дело новое. В такой ситуации ошибки неизбежны. Но есть и хорошие новости. Сейчас высокий уровень развития науки, очень высока скорость обмена научной информацией между учеными. Это вселяет надежду. В конце концов, все пандемии когда-то заканчивались.

– В целом, у Вас оптимистический настрой в этой войне человечества с вирусом? Интересно Ваше мнение как ученого.

Кто победит в этой битве вирусов с человеком, покажет будущее.  Но борьба будет тяжелой и, наверное, долгой. Очень хотелось бы, чтобы победа была за нами. Я желаю всем читателям крепкого  здоровья. Берегите себя и своих близких, тем более, способы профилактики просты и понятны всем.

Владимир Ливенцев: «Точкой опоры в моем мире могу быть только я сам»
Владимир Ливенцев

«Заказчик быстрее отдаст работу туда, где чистота и порядок»

– Еще, что бросилось в глаза, побывав на проходной вашего завода – это идеальная чистота кругом.

– Чистота и порядок на заводе – это необходимое условие выпуска продукции высокого качества.  Это непреложное  условие поддержания на предприятии высокого уровня дисциплины. Конечно, все это появилось не сразу. Потребовались многие годы упорного труда, чтобы навести порядок во всех уголках нашего завода,  а он не такой маленький. Вы спросите, почему так тяжело и долго, ведь порядок можно навести быстро? Да, вы будете правы.

Трудно и долго, потому что нужно сформировать новую корпоративную культуру в коллективе. А это требует времени и больших усилий – в коллектив постоянно приходят новые люди. И не все они воспитаны в семье так, чтобы постоянно поддерживать высокий уровень чистоты и порядка на своем рабочем месте.

Для решения этой задачи у нас внедрен целый ряд инструментов, в том числе и инструменты  бережливого производства, разработанные фирмой Toyota. На предприятии работает комиссия по чистоте и культуре  производства, а также комиссия по контролю за соблюдением технологической дисциплины.

Кроме заводских комиссий существуют еще и цеховые комиссии, работа которых организована аналогично. Таким образом, функционирует сложная многоуровневая система поддержания чистоты и порядка на предприятии.  

Известно, что любая сложная система без приложения усилий по её сохранению и развитию стремится распасться на более простые части, то есть деградировать  (второй закон термодинамики). Именно поэтому и требуются постоянные усилия по поддержанию функционирования данных инструментов. Но если вам удалось построить такую систему на предприятии, то, поверьте, оно того стоит. Это может быть мощным и конкурентным преимуществом. Конечно, заказчик быстрее отдаст работу туда, где чистота и порядок. 

«На момент моего прихода денег на заводе не было»

– Тут самое время поговорить о том, что волнует многих в районе и, чего скрывать, лично меня. Как Вам удалось выстроить все эти системы, а главное – поднять буквально с колен такой огромный завод?

Да, это был самый значимый период моей жизни. Это то, чем я горжусь и считаю это дело главным в моей жизни. Я победил на федеральном конкурсе в сентябре 2001 г., а с  1-го ноября был назначен директором Сосенского приборостроительного завода. Тогда это был самостоятельный завод, который в начале 90-х вышел из состава нашего головного объединения НИИ АП. Таким образом, завод потерял своего главного заказчика и пустился в свободное плавание. Постепенно закончились заказы МО, а новых никто не давал, и завод в основном жил за счет производства контрольно-кассовых машин, постепенно теряя свою долю рынка из-за возросшей конкуренции и потери разработчиков.

– Говорят, несмотря на то, что у завода перспектив не было, за место директора шла борьба, даже какие-то интриги плелись, это действительно так?

– Переговоры о моем возвращении на завод начались за год до моего назначения. Мэр Сосенского пришел ко мне с предложением принять участие в конкурсе на должность директора СПЗ. Я обещал подумать и взял неделю на размышление. Когда я пришел к мэру через неделю, он сказал мне, что он уже доложил о моем согласии губернатору Анатолию Дмитриевичу Артамонову,  который, поддержал мою кандидатуру. Что касается интриг и разговоров вокруг этого назначения, их, действительно, было много.  На конкурсе в Роскосмосе было четверо кандидатов, все они или когда-то работали на заводе или продолжали на нем работать, но по результатам голосования прошла моя кандидатура. До этого назначения я 9 лет на заводе не работал и был директором небольшого предприятия при КНИИТМУ в Калуге, которое производило криминалистическое оборудование и швейные изделия для правоохранительных структур. В принципе, никаких особых причин переходить на завод у меня не было.

Я частным предпринимательством начал занимался с 1987 года, еще в кооперативе при заводе, который сам и создал. В 1992 г., из-за конфликта с директором завода, я был вынужден уйти с завода. До этого момента я проработал Главным конструктором завода более 10 лет. При моем непосредственном участи на заводе было освоено производство систем управления для ракетно-космической техники. Всего в конструкторском отделе я отработал более 16 лет, с августа 1976 г.

Таким образом, я хорошо знал завод, его продукцию и многих работников, но за 9 лет на заводе многое поменялось. Представлять  меня на завод приехал заместитель руководителя Роскосмоса Полещук и, зная, что мне поступают всякие предложения о расстановке кадров, отведя меня в сторону, сказал, чтобы я никого не слушал: “Теперь  ты, и только ты отвечаешь за завод”.

На момент моего прихода денег на заводе, соответственно, не было, но завод не был разрушен технологически, сохранился его кадровый состав, как рабочих, так и специалистов. Были запасы нереализованной продукции, которую дилеры готовы были купить за три копейки. По большому счету, завод был никому не нужен и являлся головной болью как для руководства области, так и для Роскосмоса.  На заводе была большая социальная напряженность: зарплаты были мизерными, многие вынуждены были подрабатывать на стороне.

Владимир Ливенцев: «Точкой опоры в моем мире могу быть только я сам»

«Я не стремился сделать карьеру, просто честно работал и верил»

– Зачем же Вы пошли на такой завод, если у вас был успешный бизнес?

– Я отвечу. Мне было интересно, смогу ли я поднять такой завод, опираясь только на самого себя. Исаак Ньютон сказал: “Дайте мне точку опоры, и я переверну земной шар”. Я прочитал много книг по психологии, управлению, эзотерике, религии и понял, что такой точкой опоры в моем мире могу быть только я сам. Ранее работая на заводе, я почему-то был всегда уверен, что когда-то стану его директором. Я не стремился сделать карьеру, просто честно работал и верил, что это время придет, а должности… они приходили сами собой. Я за них не боролся и не просил – мне их предлагали мои начальники. Даже после того, как из-за конфликта с директором я был вынужден уйти с завода в 1992 году, эта уверенность оставалось. И когда шел на конкурс, я для себя решил, что если это по судьбе, то меня выберут и у меня все получится, а если нет, то Господь хранил, это не мое, мне туда не надо. На конкурсе я был совершенно спокоен. Рассказал свою программу, которую написал сам, а затем, став директором завода, реализовал её, и всё получилось. Я с детства мечтал делать системы управления для ракет и запускать их с Байконура. Постоянно бегал в книжный магазин и покупал маленькие книжки ДОСААФ по этой теме. Даже когда я поступил Рязанский радиотехнический институт на другую специальность, ректор института отбирал студентов в свою кафедру и уговорил меня перейти на другую специальность, как потом оказалось, к ракетам поближе.

– Вы помните о ваших первых шагах на посту директора? Вероятно, они были тяжелыми, и сейчас о них рассказать самое время. Это уже история…

– Первые пять лет, когда я стал директором завода, я сейчас практически не помню. Я крутился день и ночь, пытаясь найти деньги и работу. Для меня этот период был очень тяжелым. Занимал, брал кредиты и ими возвращал долги. Занимал снова. Я и мои заместители даже один раз заложили в банк свои квартиры – пошли на это, чтобы заплатить вовремя зарплату. Я знал, что нам верят. И если мы не выполним своих обязательств, то это доверие пропадет. Даже был такой случай: в начале мая 2002 г., через полгода как я стал работать, ко мне подошла главный бухгалтер, чтобы подписать себе деньги на отпуск. Я удивился, почему она в мае уходит в отпуск, и спросил ее об этом. На что она ответила, что это последние деньги предприятия и других у нас уже не будет. Она была очень грамотным специалистом и работала на заводе с момента его образования. Я работал со своей командой и верил, что мы победим. И мы победили. Вернули на завод свои заказы, снова вошли в состав нашего прославленного объединения, внедрили передовые мировые практики в области управления производственным предприятием. И теперь к нам приезжают со всей страны перенимать передовой опыт, которым мы с удовольствием делимся совершенно бесплатно.

«Все наши трудности – это уроки»

– Вот это история преодоления! Владимир Алексеевич, вопрос личный  у меня. Понятно ведь, что все это решить нелегко – и стресс, и нервотрепка, и переживания… Как с такими моментами справляетесь?

– Чего скрывать, как и все я, конечно, переживаю и нервничаю.  А когда совсем достанут, выпью рюмку – одну, вторую, третью. На следующий день встану, засучу рукава и иду преодолевать трудности дальше с еще большим упорством. Господь не ставит перед нами задач, которые мы не можем решить, если мы, конечно, не забрели совсем не туда. Все наши трудности – это уроки, и если мы находим правильные решения, то перед нами встанут новые проблемы. И так без конца. Жизнь – это школа, и здесь нет отпусков и каникул. Отдыхать будем там, потом.

–  Пять лет назад Вы пошли в депутаты.  И раз у нас такой откровенный разговор, можете так же честно ответить – зачем Вам это было нужно?

– В депутаты 6 созыва Законодательного собрания я пошел по предложению наших районных властей. Получив предложение, я позвонил Генеральному директору нашего объединения и спросил его мнение. Он сказал, что это хорошо для предприятия и если предлагают, то нужно идти. Я – воспитанник другого времени. Половина моей жизни прошла в СССР. В начале своего пути я был профоргом отдела, а затем три раза избирался в состав парткома завода. Так что, как нас учили в детстве, “партия сказала: “Надо!” – комсомол ответил: “Есть!””

Работа в Законодательном собрании – это и новый жизненный опыт, новые знания и новые связи. Все это, конечно, в жизни может пригодиться. К моменту избрания меня депутатом, у меня уже был и жизненный опыт, и опыт успешной работы на должности директора завода. О том, что нужно пройти школу депутатства, мне говорили мои друзья, приводили примеры работы директоров других предприятий нашей отрасли. О работе депутатом на момент избрания я знал мало. Пришлось учиться, как говорится, на ходу.

– И чему научились?

–  Со временем пришло понимание, как работает государственная власть на региональном уровне, что и как нужно делать, чтобы принести пользу людям. Как и во всем, все зависит от нашего отношения к работе. Правильно говорят, что работа дураков любит. Чем больше работаешь, тем больше ее становится. Так и при работе депутатом – если работаешь спустя рукава, то и так тихо прожить можно. Я старался свои обязанности исполнять честно, регулярно участвовал в работе комитета и на заседаниях Законодательного собрания, проводил приемы по личным вопросам, участвовал в работе комиссий. И так далее.

Владимир Ливенцев: «Точкой опоры в моем мире могу быть только я сам»
Владимир Ливенцев

«Обещать депутат должен очень осторожно»

– Многие сегодня говорят, что депутатство – это некая условность, традиция… Что депутаты ничего не решают. Так ли это на самом деле? 

 – С этим мнением я не согласен. Все зависит от того, что вы от него хотите получить. У депутата нет никаких финансовых и административных ресурсов, он не может никого наказать, повлиять на решения правоохранительных и судебных органов, что вообще запрещено законом. Его указания не обязаны выполнять ни в администрации, ни в правительстве. Вся его деятельность регламентируется законодательством. Люди часто не знают этого и что только не просят от депутата, а в случае отказа – обижаются.  Основная работа областного депутата – законодательная. А вот по принятым законам, в том числе и по закону о бюджете, потом будет жить вся область, и это повлияет на жизнь каждого из нас. Конечно, у него есть свои возможности добиться от органов власти решения конкретных проблем, но это, как правило, делается через депутатские запросы в соответствующие инстанции, в которых депутат обращает внимание и просит решить определенные проблемы. То есть обещать депутат должен очень осторожно, чтобы не быть болтуном. Для решения проблем инициатива должна идти от депутатов снизу. Она должна быть поддержана администрацией всех уровней, затем попасть в планы работ профильных министерств, получить соответствующее финансирование в областном бюджете. И только тогда она будет решена. Конечно, я говорю не о всех проблемах, много можно сделать на местах. Но путь один, только уровни власти разные.

От депутата нужно добиваться изменения региональных законов. Он также может в Законодательном собрании инициировать выход в Государственную Думу с законодательной инициативой, соблюдая при этом определенные регламенты.

Я хочу привести слова нашего Генерального директора Ефима Леонидовича Межирицкого.  Когда мы его поздравляем с каким-либо событием, он любит говорить: «Только вместе, только вместе». Самая большая польза от работы депутата Законодательного собрания – когда администрация и депутаты всех уровней работают как единая команда. Только так мы сможем решить с вами все наши проблемы. 

– Хорошие слова для финала нашей беседы. Но у меня последний вопрос. Я прочитал, что Вы недавно перевели сто тысяч рублей многодетной семье, которая на пожаре потеряла свой дом. Не каждый сегодня на такое способен. Почему Вы это сделали?

– Да, я действительно перевел деньги, но сделал это от чистого сердца и не хочу говорить на эту тему.

Беседовал Николай Хлебников

Фото: Василий Батурин

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *