Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Виктор Бабурин: Пройти сквозь огонь и воду. НАШ ЭКСКЛЮЗИВ!

Мало кто знает председателя регионального парламента таким, каким его увидели мы – во время нашего долгого и откровенного разговора.  Представляем вам эксклюзивный материал о жизни человека,  у которого есть чему поучиться, и который сделал многое для каждого из нас и для того самого знаменитого калужского чуда.

Начало шестидесятых. Граница Кировской области с Удмуртией.  Ранняя весна.  Группа школьников – с пятого по седьмой класс – возвращается с занятий в родное село. Они уже прошли 12 километров по абсолютному бездорожью,  проваливаясь в снег и слякоть;  сил у ребят не осталось даже на то, чтобы сказать слово.  Они уже видят крыши своих домов. Еще чуть-чуть –и можно будет согреться на печке, поесть горячей картошки, обнять маму. Остается пройти только последний ров… Но тут школьников сковывает ужас: из-за быстрого таянья зимы ров превратился в бурлящий поток  снежно-грязной жижи. Он несется быстрее реки, и эта жижа поднимается по стенкам рва все выше и выше.  Дети оказываются отрезанными от деревни. Идти обратно даже подумать никто не рискнет, бежать за помощью в райцентр – того хуже, до него 70 километров. Причем именно километров –  туда местные ездят только когда подморозит.

Как закаляются ценности

… В кабинете председателя Законодательного Собрания Калужской области нет роскошной мебели и дорогостоящей техники – лишь один стол рабочий, еще один – для переговоров.  И шкаф, в котором пылятся  медали и ордена за разные заслуги. «Надо бы хоть парочку как-то надеть», – говорит Виктор Сергеевич, перебирая награды – он это делает по нашей просьбе, но видно, что это ему в тягость. «А вот это знаете кто? – пытается отвлечь нас от наград хозяин кабинета и показывает на фотографию пожилого человека в рясе, снимок стоит на одном из самых видных мест, – это наместник Оптиной пустыни, почивший уже, отец Венедикт. Хороший был человек, мы с ним часами могли болтать, я многому у него научился».

– Чему политик может научиться у монаха?

– А мудрости научился, мудрости, –  Бабурин берет паузу, про себя вспоминает старого друга, но быстро понимает, что лучше разъяснить собеседнику ответ про мудрость  –  председатель заксобрания не любит, когда между людьми остается недопонимание.

– Понимаете, в представительной власти должна присутствовать мудрость, опыт, авторитет.  Потому что власть эта определяет правила жизни, то есть принимает законы. И здесь, как и в духовной жизни, главное не навредить людям. Поэтому как монах не станет духовным отцом, пока не пройдет огонь и воду, так и любой человек не станет депутатом, пока его самого жизнь не потаскает и спесь из него не выбьет.

отец Венедикт

Судя по биографии Бабурина, он прошел все жизненные ступени – от дворника до студента с высшей стипендией, от механика – до руководителя предприятия, от депутата районного Совета народных депутатов – до председателя регионального заксобрания … Ему было о чем часами разговаривать  с наместником.

«Мы еще потому общий язык нашли, –  продолжает Бабурин, –  что у  нас, людей старой закалки, были одни и те же ценности. Мы умеем ценить малое. И не ждем, чтоб нам какие-то блага с неба упали. Вот я учился в Ленинградской лесотехнической академии. Так для меня это было такое счастье, несмотря на то, что приходилось жить в нищете. Это сейчас я работаю только на то, чтоб детям помогать, а мне родители – хорошо, если десятку на Новый Год пришлют! Но я и им и Ленинграду был за все благодарен».

Бабурин сейчас действительно с благодарностью вспоминает студенчество, когда их даже в выходные гоняли по музеям да театрам. А так хотелось выспаться! Или когда с ночной смены в кочегарке  приходилось бежать на военную кафедру, где, попробуй, приди не по форме или опоздай – не видать лейтенанта.  В общем,  Ленинград подарил Бабурину и характер,  и дисциплину, и культуру.

«Все частицы культуры, что есть во мне, я там получил», –  признается Виктор Сергеевич.

Виктор Сергеевич с супругой Валентиной Алексеевной Бабуриной, 1971 год. Свадьбу отмечали в Ленинграде, в студенческой столовой.

… Школьники по-прежнему стоят у обрыва; в быстром потоке крутится, как в ледяной кофеварке, снег, грязь, ветки и камни.  Тут один из старших ребят говорит: «Я попробую пройти – если не снесет, вернусь за маленькими». Это за пятиклашками, значит.  Парень спускается в мутную ледяную воду: она сначала съедает его по колено, потом по пояс, но он идет дальше, как ледоход, прощупывая ступнями взмокших валенок безопасную тропинку, ведь под  ногами могут быть и коряги, и булыжники – препятствия, которые могут стать роковыми.  Наконец, семиклассник выбирается на другой берег, но нет даже секунды для радости – поток поднимается все выше, надо бежать за остальными.  И снова – туда, где лед, грязь и вода…

Чужак становится своим

Калужской области, можно сказать, повезло.  Сюда в начале семидесятых  приехал человек со стальным стержнем – с другим сквозь ледяную распутицу  не пройти;  с ленинградской культурой и опытом работы – после академии трудился в Ярославской области.  Казалось бы, вот он, специалист и личность – сплав всего, что ценили в советское время, но калужская земля – мы же знаем – чужаков не любит. Тут надо доказать, что ты свой. А что значит свой?  Это когда за нас в огонь и в воду.   И в натуральную душегубку.

«Я попал в Кондрово, где прошел все ступени: начал работать механиком ТЭЦ, потом старшим мастером стал, восемь лет был начальником ТЭЦ. Это была интересная работа, потому что мы от бурого угля переходили на газ  и мазут,  нужно было провести реконструкцию», – вспоминает Виктор Сергеевич, умалчивая, что ТЭЦ до реконструкции походила на  чистилище (местные называли теплоэлектроцентраль – душегубкой).

 Те, кто работал хоть раз на старых ТЭЦ знают: слабаки или люди с гнилой душой, словом – не мужики – надолго здесь не задерживаются.  Но Бабурин смог и задержаться, и жизнь других облегчить. За успехи на этом предприятии молодому (не было и тридцати) управленцу тогда вручили медаль За трудовую доблесть. Она до сих пор хранится в кабинете Бабурина, все в том же шкафу, уже изрядно потускневшая. Что не потускнеет –  так это воспоминания.

Тогда Бабурину сказали – раз такой способный, иди, поднимай следующее предприятие. Так, в свои молодые годы, он оказался у руля легендарной Полотняно-Заводской бумажной фабрики. Но легендарность – это все, что там тогда оставалось. Бабурину пришлось в короткие сроки придумывать, как скрепить предприятие, а заодно – блокноты и книги.

«Мы сделали приспособление, которое позволило вкручивать в листы проволочку. Это оказалось очень востребовано. Спрос был небывалый, за счет этого получалось платить премии сотрудникам, а это около 900 человек. Хотя изначально фабрику я взял в плохом состоянии, зарплаты были маленькие».

На строительстве обогатительной фабрики  в горах Сихотэ-Алинь

Виктор Сергеевич говорит, что годы, когда он руководил фабрикой, до сих пор вспоминает с придыханием – ни до, ни после он с такой охотой не ходил на работу.

Бывает так – когда сам реанимируешь какое-то дело, то уже не можешь от него отказаться. Когда берешь ответственность за людей, то разве бросишь кого – это не по советским понятиям,  и уж тем более – не в ДНК Бабурина.  Но можно на это и по-другому посмотреть. Если есть силы помочь гораздо большему числу людей, то разве пройдешь мимо?  Именно так Бабурина  и уговорили бросить завод и заняться партийной работой.

«Но я честно скажу, что на этом моя жизнь закончилась, – говорит Виктор Сергеевич и лишь для стилистической точности добавляет, – производственная жизнь».

… Парень снова проходит бурлящий поток весеннего разлива.  Ров продолжает наполняться мерзкой жижей. Но через него еще нужно успеть пронести десятки школьников.  Времени нет – старшеклассник, который уже два раза побывал в воде, сажает на свои плечи ребенка – и снова в воду.  Вскоре, приподнятые его поступком одноклассники, делают так же.

Через полчаса, когда все дети были переправлены, семиклассник, рискнувший проторить путь, смотрел уже в заполнившейся ров и думал о том, что неужели вся эта грязь могла  поставить крест на его судьбе… Через тридцать с небольшим лет он же, но уже повзрослевший, снова будет смотреть на грязь – только уже на телеэкранах; перед ним снова понесется лавина – только уже вся страна будет как тот бурлящий поток – и он снова решит через него пройти. Потому что так научили мама и папа, простые русские люди, сотрудники леспромхоза – умри, но своих, таких же простых людей, не бросай…

Все рушится, но остается советь

Его забрали в Дзержинский райком партии – сначала завотделом, потом вторым секретарем, и хотя, если мерить по летам, Бабурин был не самым опытным, тем не менее, ему доверили курировать все, что касалось экономики, строек, транспорта, связи.  Что значит курировать, речь  не о поверхностном взгляде, а есть такая профессия – выбивать. Что в России всегда непросто. Например, для того, чтобы произведенная в районе продукция была реализована, нужно ее отправить, а значит, будь добр, выбивай железнодорожные вагоны. И желательно, чтоб все предприятия смогли вовремя загрузить состав, а тогда одних только карьеров в Дзержинском районе было 7, плюс несколько крупных строительных комбинатов. Сюда же считайте один из семи  гигантов СССР в целлюлозно-бумажной промышленности Кондровобумпром. И еще,  и еще… Выбить…Выбить…

В 90-м – новая проверка на прочность. Бабурина избирают  председателем райсполкома. Тут уж даже время на сон закончилось.  

«Вот тут надо было бегать! Организовать. Добыть. Достать, заставить сделать, и с тебя еще спрашивают», –  как о любом пройденном тяжелом опыте, Виктор Сергеевич вспоминает об этом с улыбкой. 

Вот только эта улыбка медленно начинает таять. Мы подходим к моменту, на котором запинается вся российская история  – девяностые. Распад СССР, разгон партии.  Все кругом бурлило и неслось в непонятном направлении. Распутица в жизни и в политике.  Многие тогда предали не то что страну, но даже – мы это помним – коллег, друзей. Перед  Бабуриным тоже встал страшный выбор.

«Я пережил не очень приятный период – мне пришлось закрывать райком партии в Кондрово. Но такое было поручение тогда нашего президента.  Тем не менее, я закрыл так, что все люди, которые работали, они остались при деле, вспомнили свои другие специальности, никто на улицу не был выброшен».

Виктор Бабурин, фото из личного архива

Ирония судьбы, тотальная несправедливость – как хотите называйте – но сам Бабурин в тех лихих девяностых останется без работы.  Это когда он уже ушел со всех руководящих постов, успел побывать депутатом областного парламента первого созыва, когда получил приглашение стать представителем президента в Калужской области… Но неразбериха – типичная для того времени, интриги – типичные для всех времен, борьба за власть в регионе и факт, который не упустишь – о человеке просто забыли. На целый год.

«Тяжело, конечно, это переживать, – не скрывает обиды и горечи Бабурин, –  я сейчас прекрасно понимаю людей, которые во время пандемии остались без работы.  И самый-то тяжелый даже не тот момент, что ты не получаешь какие-то блага, и так далее.  А психологически тяжко. Человек должен работать, должен быть занят, это философия жизни такая, без этого он не может».

Чем выше во власти, тем ближе к людям – и  такое бывает

Сегодня выражение «местное самоуправление» не знает только ленивый – все поняли, что это и с чем едят. Но немногие помнят, что среди тех, кто первым разрабатывал Закон о местном самоуправлении, кто говорил на всех уровнях – от администрации президента до госдумы – о том, что власть должна стать ближе к народу, что народ сам должен стать властью – был именно Виктор Сергеевич Бабурин. Ох и много он в тот период себе набил шишек, нажил врагов.  До сих пор ходят легенды о его конфликтах с Ельциным и с другими демократами, почему-то про народ на деле забывшими. 

Еще один очень популярный в свое время закон – о социальных стандартах, нормах и нормативах, тоже был разработан и написан во многом Бабуриным. А суть проста и справедлива: прописывается все – от того, сколько дневников должно быть у школьника, до того, сколько лампочек должно светить на той или иной улице. Средняя зарплата, затраты на дороги… Все расписывалась для каждого муниципалитета по простой формуле – сколько жителей – столько и денег выделяется.  До этого работал другой принцип – кто из глав попробивнее, тому и горы золотые. Семейственность и связи тоже никто не отменял. 

Но главное, что давал новый закон – люди получали гарантии: что бы ни случилось в стране, они будут обеспечены самым необходимым.

Закон долго обсуждался, но на уровне федерации его не приняли. Зато приняли в Калужской области.  И вплоть до вступления в силу нового бюджетного кодекса в 2000 году, никто в администрации губернатора  (Бабурин как раз тогда там работал – сначала начальником отдела, потом заместителем губернатора) не беспокоился, что кому-то не достанутся нужные средства.

Умение беречь копейку и справедливо распределить средства в тяжелейшей ситуации пригодилось Бабурину  и во время жесточайшего кризиса 2008 года. Тогда он занимал пост заместителя губернатора по социальным вопросам.  

То есть, это ему пришлось решать – как провести через глубокую экономическую яму целый регион.  

И это препятствие удалось пройти – по крайней мере, область осталась на плаву.

Виктор Бабурин

«Это надо было пережить»

Во время очередного кризиса руководители региона поняли, как важно иметь сплоченный парламент – чтобы быстро и грамотно реагировать на проблемы, чтобы законы отвечали потребностям простых людей, а не отдельных зажравшихся особ.  Но чтобы сколотить работоспособный  парламент, нужен был стержень, человек  с беспрекословным авторитетом. Кроме Бабурина других кандидатов даже не рассматривали.

«Меня вызвал к себе Анатолий Дмитриевич Артамонов, он сказал – ты должен пойти на выборы, и не просто пойти, а возглавить областной парламент,  – и снова губернатор знал, какие слова сказать Бабурину, – люди хотят видеть перспективы, но перспективы строятся на крепкой законодательной базе, ну, ты понимаешь».

Об этом Бабурин никогда не рассказывал, но признался мне, что первые годы у руля парламента было тяжело.  На выборах правящей партии удалось получить всего 22 мандата, остальные – оппозиция.

«Они объединились и пытались вить веревки с правительства,  ставить свои условия, но какие условия ставили – кабинеты,  машины, зарплаты и так далее, – вспоминает Бабурин, – перед каждым заседанием мы с губернатором по 4-6 часов разговаривали с фракциями, объясняя им, что в парламенте не место личным амбициям, здесь нужно законы принимать для развития региона. Особенно сейчас, а тогда мы только-только начали привлекать в область серьезные инвестиции».

Не слукавим, если скажем – то, что сейчас все называют экономическим чудом, на самом деле стоило губернатору и председателю заксобрания огромных нервов и седых волос.

«Было так: коммунисты поднимали народ против строительства заводов, мол,  это же враги к нам приходят. Они все продадут, увезут, воздух загрязнят… Было откровенное шельмование».

И на фоне всего этого приходилось работать с инвесторами, убеждать остаться, готовить для них преференции, освобождать налоги – а это все десятки и сотни законодательных актов.  Но собаки лают, караван идет.  Новая экономика все-таки заработала.

А по поводу тех трудностей, которые  встретились на пути к званию «регион – лидер» Виктор Сергеевич отвечает просто:

«Это надо было пережить».  Так он говорит о каждом тяжелом этапе своей жизни и карьеры.

Виктор Бабурин

«Сейчас тоже проблем хватает, – продолжает председатель, – но они решаются гораздо легче, потому что выстроилась вертикаль, все уровни власти сработались, за долгие годы наконец-то у нас слаженный механизм. Я надеюсь, что и следующие созывы заксобрания будут работать так же успешно с правительством и с госдумой».

… Среди многочисленных наград Бабурина на полках в его кабинете есть те, которыми он дорожит особо. Это медаль «За заслуги перед Отечеством», медали всех степеней «За заслуги перед Калужской областью», знак «За личный вклад в развитие Калужской области». Но как бы помощники ни уговаривали председателя надеть их для фотографии, ничего не вышло.

«Не люблю я это,  – отрезал он, – к тому же медали для меня же – не тщеславие, а это память тем победам, что мы с большим количеством людей одержали».

На этих словах Бабурин закрывает дверь шкафа и идет к рабочему столу – днем запланирован выезд в районы, нужно подготовиться.

Медали остаются на своих прежних местах – безмолвные свидетели истории человека, который с детства, идя сквозь лед и пламя,  не растерял чуткость и совесть, а главное – себя не потерял. 

Максим Васюнов

Мнения

Спикер Московской городской думы, председатель Совета законодателей ЦФО при полномочном представителе Президента в ЦФО Алексей ШАПОШНИКОВ: 

– Для меня Виктор Сергеевич, в первую очередь, учитель. Это человек, у которого я перенимаю опыт и знания. Человек, которому в случае непростой ситуации позвоню первому и буду советоваться, как поступить и какие решения принять. Всегда поможет в самые непростые, сложные минуты жизни. Если говорить о его человеческих качествах, то выделю честность, открытость, беспристрастность, мудрость и порядочность.

Председатель Тульской областной Думы Сергей ХАРИТОНОВ: 

– Виктора Сергеевича знаю очень давно и отношусь к нему с глубоким уважением.  Он пользуется авторитетом не только в моем сознании, но и среди коллег всего ЦФО, даже скажу больше,  коллег всех Законодательных Собраний в стране. Это человек с большим авторитетом, жизненным опытом, порядочный, тонкий политик, искренне относится к своему делу.

У него есть очень интересный дар предвидения. За те годы, которые я его знаю, он предвидел многие события и в развитии формирования нашей общественной системы, и политического устройства.

Для меня большая честь дружить с ним и учиться у него.

Говоря о личных качествах, отмечу, что он до мозга костей патриот, человек многогранных знаний. Человек, который в дружбе имеет свойство быть мужественным, говорить правду, всегда подставит плечо. Не навязывает своё мнение, а умеет удивительно тонко убедить. Высокая порядочность, честность, искренность.

Я бы с таким человеком, как Виктор Сергеевич, в разведку пошел.

Председатель Рязанской областной Думы Аркадий ФОМИН:

– К Виктору Сергеевичу отношусь с огромным уважением. Человек с большим опытом, знаниями, готов всегда подставить товарищеское плечо  и дать добрый совет, всегда поддержит и поможет. Я его считаю своим старшим товарищем. Среди личных качеств выделю, прежде всего, порядочность, честность и ответственность.

Председатель Смоленской областной думы Игорь ЛЯХОВ:

– Виктор Сергеевич – умудрённый жизненным опытом человек, созидатель, очень порядочный и честный. Человек, который любит жизнь, любит и уважает людей. Отношусь к нему с большим уважением, часто обращаюсь за советами. Всегда по любой теме слышу мудрый и правильный ответ. Из личных качеств выделю уравновешенность, порядочность, высокий интеллект, последовательность.

Председатель Брянской областной Думы Владимир ПОПКОВ:

– Для меня Виктор Сергеевич Бабурин – это флагман. Я всегда учусь у него, потому что это очень умный и мудрый человек, давно на политической арене. Уважение к нему очень большое и среди всех моих коллег. К сожалению, сегодня таких патриотов как он, все меньше и меньше. Любит Родину, огромный дух патриотизма, с уважением относится к людям – и к молодежи, и к старшему поколению. 

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *