Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Одна среди жуликов. Очередные разочарования, «золотая рыбка» и «всякая муть»! Тринадцатая «серия» дневниковых записей Нины Соловьевой, нашей землячки и коллеги

Нина Георгиевна после расстрела отца во время войны была выслана вместе с мамой в Сибирь. Семья поселилась в Красноярском крае, в деревне Ермиловке. После выпускного девушка отправилась учиться дальше и поступила в сельхозшколу в Истре. Завершив обучение, Нина попадает по распределению на работу в Московскую область, в совхоз «Городище». После не сложившихся отношений с руководством совхоза и потери работы Соловьева снова оказывается на малой родине – в Калужской области. Здесь, в Угодске, ныне городе Жукове, она садится за парту в агрошколе, где начинается беззаботная студенческая жизнь. После окончания сельхозшколы Нина получает распределение в город Киров Калужской области. Но почему-то – мы пока не выясняли причину – переезжает в Козельск, где поселяется с мамой и устраивается на работу в школу механизаторов. Вскоре она оканчивает вечернюю школу и поступает в московский институт, где встречает идеального мужчину – доцента Орлова.

В сегодняшней публикации: после перемены места работы Соловьева начинает жалеть о своем выборе. Козельские женихи разочаровывают разборчивую девушку. Студенческая жизнь походит к концу – Нина защищает дипломную работу.

Весна, 1960 год

Была в институте. Видела его. Идем по лестнице. Он – сверху вниз, я иду снизу. Я задумалась, имею очень бледный вид, и он о чем-то тоже задумался.  Подняли друг на друга глаза. Я смутилась страшно, он тоже почему-то смутился. Сразу изменился в лице, заулыбался (узнал). И вся любовь.

Я перед ним преклоняюсь. В моем рисунке он только положительный. Да, но, наверное, если я узнаю его отрицательные черты, то я в нем тоже разочаруюсь.  И всё-таки Орлов! Думала – забыла, но увидела… и опять сердце забилось.

Рано или поздно я ему об этом скажу, если в нем до этого не разочаруюсь. Пусть знает, что я перед ним преклоняюсь, питаю глубокое уважение.

А Орлов все-таки не муть, нет. Это, кажется, единственный, которого, осматривая во всех отношениях, я не могу назвать мутью. Конечно, я его не стою. Он выше меня намного. Он широко эрудирован во всех отношениях.

Володю Подшебякина я очень уважаю и называю «полуидеалом», но острого чувства не питаю, хотя когда-то на Новый год один день была влюблена.

Я с Вовкой могу болтать по-товарищески, а если бы с Орловым, то не то. С этим бы – от души.

После института и институтских друзей кажется все серо. Не хочу ни на кого смотреть, а Михей – тем более.

Васька Исаев – муть. Хотя, сопоставляя отдельные факты, я убеждаюсь, что он имел ко мне не только чувство выгоды, но и какую-то привязанность. О таких бледных личностях мне не хочется вспоминать,  хотя он меня кое- чему в жизни научил. Вернее, преподавал теорию.

Он измельчал, и разрыв получился из-за его товарища. О чем было бы сожалеть. Я удивляюсь, насколько все безболезненно. Это, наверное, потому, что человека не уважаешь, не ценишь, и, короче говоря, пренебрегаешь, а самое главное – не в его зависимости. Как девушка попала в зависимость, она рвет и мечет. И кричит: «Удавлюсь или утоплюсь!» – от горячей любви. Но это не от любви, а от стыда.

1960 год – високосный. А значит – несчастливый. Как я его встретила – уже не помню. 8 марта была в училище. Мы были с Галей. Смотрели на новых ребят. Были Сашка-моряк и Николай.

Потом пошли, гуляли у Гороховой, но плохо – общество не то. Все разговоры о детях. Это не интересно. Нас тянуло в клуб.

1961 год

Давно сюда не писала, а читать иногда очень интересно.

Что нового за этот год? По мелочи много, а существенного – ничего. Была в дружеских отношениях с Николаем Конюшкиным. Сорокинский друг. Уехал на целину в Алтайский край. Один женатый друг ухаживал. Вернее, он с женой 5 лет не живет. Очень трудолюбивый, но далеко не симпатичный. Зачем он мне такой? Раз все это не от души.

Была в институте и целиком разочаровалась в своем идеале, т.е. Орлове. Теперь уже нет никакого интереса писать ему поздравительные. Так сказать, он меня отрезвил. Пора на вещи смотреть со здравым смыслом – трезво.

Была в доме отдыха в Тарусе. Немного почудила. Опять это все без души. Сейчас ни о чем не вспоминаю. Собственно, не о чем.

Опоздала я с принципом: «Довольно любить, пусть меня любят». Остарела. Чувствую сама порой пустоту.

Появился один идеал еще после Орлова. Неплохой мужчина. Выразительные черные глаза, но рост маленький, а самое главное, что женатый. Относится ко мне хорошо, но что это даст? Работу и квартиру? Стоит ли из-за этого тратить чувства? Умный и тонкого чувства мужичок. Это С.И.Я.

Видимо, надо было быть умнее раньше. Один друг в институте мне дал характеристику: «Ты можешь понравиться и завлечь человека, но до конца дело не доведешь, оборвешь». Он прав. Если сыграть – так чтобы все звенело! Или вообще не играть. Или все, или ничего. Всегда нужно найти у человека слабую сторону. И на ней играть. Но сыграть с умом. Пожалуй, у меня не раз бывали такие случаи, но разве я на это способна? Слишком честно воспитана. Идиотская честность! Кому это надо?

При желании могу сыграть, но не позволит честность. Пожалуй, и не стоит начинать в таком случае.

Думаю менять работу. На консервный, в лабораторию. 10 лет уже на своих трудовых резервах – и вдруг стало жалко все и всех, хотя порой все мои трудовые резервы настолько осточертевают!!!

Наш дом будут сносить. И на этом месте строить почту. Пусть все ломают. Мне не жалко. Мечтаю получить квартиру с водопроводом и с канализацией. Мама смеется. Но почему нет? У меня будет высшее образование и, может быть, поможет «друг» С.И. Поживем – увидим. Зимой еду в институт закруглять.

1962 год

Года идут, как вода текут.

Ну что ж, с институтом закруглила. Об институте самые теплые, самые хорошие воспоминания.

В общежитии порой переругивались, порой смеялись. Все было. А порой –  чудили.

Свою дипломную работу защитила на «отлично». Председателем был сам Колесников. Ему очень понравилось мое суждение о корнях.  Он меня перебил и стал вдохновенно рассказывать, что сам работал 20 лет над тем, чтобы сажать без пересадки сады, т.е. деревья.

Перед защитой не спала 2 ночи. Все было подготовлено, начерчены таблицы, знала, что не провалю, но внутренне очень переживала. Говорят товарищи, что я на кафедре стояла, как урок объясняла. Самообладания не потеряла, но читала по бумаге.

Все уходит в прошлое. С большими волнениями и переживаниями устроилась на злополучный консервный завод. Сначала – старшим лаборантом. Предварительно прошла стажировку на Белевском консервном заводе и семинар в Мичуринске. Чувствую, что общество не мое. Резко отличается по взглядам и наклонностям. Какое-то мелкое. Все базируется на жульничестве и воровстве и т.д… На консервных заводах – сплошное воровство. Едят в цеху, сколько влезет, и еще домой тащат. Проходят по проходной, но все равно проносят и под подмышками, и под штанами и т.д. Окунулась я и обожглась. Крепко обожглась. Как тяжело честному человеку попасть в общество жуликов и еще самое страшное – одному. И вот я одна среди жуликов! Никакой поддержки.

Единственный человек меня всегда поддерживает – С. Иванович. Пока он в моих глазах – идеал. Очень громко, но, однако, он неплохой человек. Интересный. И поболтать с ним интересно.

На этом-то заводе я поняла, что такое «пищеблок». Одно воровство. Поэтому-то они все богато живут. Директор завода меня боится, что я его продам, т.е. расскажу о его воровстве. Он меня внутренне ненавидит, и я его – обоюдно. Вот он начинает всякими путями меня выживать с консервного. Приехал калужский из облпотребсоюза, и он ему, видимо, наговорил про меня всего. Тот вызывает меня и начинает спрашивать, какое образование. Потом подвел к тому, что я работаю не по специальности, и что к ним приехали молодые кадры. В общем, они меня обвели вокруг пальца и перевели в химводоотчистку.

Белевский консервный завод

Оклад – 55 рублей. Быть, собственно говоря, рабочим. Конечно, опять нервы. Жаль, ведь нервные клетки не восстанавливаются. Сказали, что гарантируют перевод в лаборанты, а затем он наговорил мне златые горы. Согласилась работать вторым лаборантом. Взяла за свой счет отпуск и поехала в Москву. Поехала добывать себе работу!!! Смешно, это с высшим образованием!!!

Была в Детчине в сельскохозяйственном техникуме. Обещали, но на следующий год, взять преподавателем по (ред.: неразборчиво) дисциплине.

Поехала в Москву в Главное управление трудовых резервов. Встретили хорошо. Направили в Курскую область. Приехала домой и пошла на свой злополучный консервный. Вечерняя смена до 1-2 часов ночи. Идти трудно.

Совершенно случайно пошла в Районо. Дали место преподавателем в одиннадцатилетней школе по плодоводству. Бросаю свой злополучный консервный и иду в школу. Директор – баба-сплетница. Рою с ребятами с 9 класса картошку. Жизнь полна неожиданностей.

На завтра я уже перестала о чем-либо загадывать. Бесполезно.

И все бегом, и все некогда. Какой-то глупый, пустой калейдоскоп. Никто ни к кому не ходит. Всем нет времени. И все злые. И недовольные жизнью.

Видимо, я сделала вторую глупую ошибку – не пошла к своему покровителю С.И. Он бы мне подсказал, что я делаю неверный шаг. Как это все выходит не так. Сейчас я только и думаю о работе: где мне и как устроиться? Дело в том, что одиннадцатилетняя школа сельскохозяйственного уклона переходит в городской тип. Как это все надоело. Пойду к своему «другу» С.И., своей «золотой рыбке». До сего времени он очень тактичен. Порой даже приходится удивляться его тактичности и подходу. Второй идеал после Орлова. Глупо, конечно, но я его глубоко уважаю, наверное, даже преклоняюсь перед ним. Всегда поддерживает во мне дух! После встречи с ним всегда чувствуешь себя более уверенно на земле. Подарила я ему книгу – выдержки всякие, крылатые выражения. Мне было неудобно, но подъехала. Он покраснел. Интересно, что же он мне внутренне симпатизирует или нет? Вроде бы да. Возможно, он ко всем такой хороший. Но мне бы хотелось – только ко мне. Вообще, мы с ним собрались – друг друга не перетянем в некоторых отношениях. Я имею в виду душевной тонкости. Конечно, он дальнозорче и умнее меня, а поэтому я перед ним преклоняюсь. У нас с ним всегда очень интересные разговоры. Я, наверное, все-таки его идеализирую, и у него есть отрицательные черты. Другой раз болтает про замужество, а мне это крайне не нравится. Когда-нибудь я ему признаюсь, что он – моя «золотая рыбка». Отношения странные. Говорят по народу в Козельске, что я с ним в очень хороших отношениях, и он меня везде проталкивает, так сказать. Это не совсем так. Об этой «золотой рыбке» не стоит много думать. Все равно она у меня на посылках не будет. Жаль, конечно. Приходится довольствоваться всякой мутью.

Иногда бывают у меня «взрывы». Порой это нужно чем-то скрасить. Однообразность жизни.

Была у подруги Паны Вдовиной на свадьбе. Там было весело. Самое главное – один муж своей жены вздумал за мной ухаживать. Причем ухаживал сильно, и в присутствии жены. Пошел меня провожать – несмотря на то, что его останавливали. Мужик интересный. Что называется, мужчина с силой воли. Так, потрепаться от скуки ради. Пошли мы втроем: я, этот Сашка и гармонист. Прошли домов 5, и мы его стали уговаривать, чтобы вернулся назад, а то жена заревнует. Во всяком случае, мне было весело, и я осталась свадьбой довольна. Теперь я так стала смотреть, что пойду на какое-либо гулянье в том случае, если за мной будет кому ухаживать. Женатый он или холостой, в конечном счете наплевать.

Все это временное, и я этому не придаю значения. Смеемся и болтаем с бухгалтером консервного завода. Этот парень на морду интересный, а поэтому – избалованный женщинами. Маленькая Мария Ивановна к нему ходит. В этом я его осуждаю и, где возможно, подкалываю. Это все –побрехать от скуки ради.

Была в хороших отношениях, короче недели 2-3 дружили с Николаем Ф. С ним неинтересно. Муть одна. Покончу.

Моя «золотая рыбка» … чуть не разлетелись наши хорошие отношения. Осталась без работы. Вот она, жизнь, «очень интересная».

В одиннадцатилетней школе сократили, вернее, уклон переменили, и я осталась при пиковых интересах. Бью в вечернюю школу. Страшно переживаю. Какая это все муть.

Вот прошли октябрьские праздники. Я все без работы. Переживать уже больше не стала. Была до праздника у С.И.   Говорил он мне довольно – таки любезно, что «пока я здесь, все зависящее от меня сделаю». Надеюсь на него, верю ему, но кто его знает. Порою вкрадывается сомнение. Так ли он искренен, как говорит? Нет ли в этом подвоха?

Продолжение следует…

Дневник Нины Соловьевой периодически публикуется  в бумажной версии газеты «Козельск», а также на нашем сайте.

Продолжение следует.

📑 Дневник Нины Соловьевой – Все серии

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять