Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Вспоминая Губино

Автор этого уникального материала – Лидия Ивановна Назукина, известный российский педагог, хранительница русских традиций, собиратель предметов дореволюционного и советского быта. В 2010-м году она открыла этнографический музей “Русская изба”. Назукина также была признана “Человеком года” в сфере образования. Для нас важно и то, что Лидия Ивановна – козельчанка. Она родилась в Губино, там же росла. Специально для газеты “Козельск” Назукина (Колганова) написала воспоминания о своём детстве. И это – не просто история семьи, это ценнейший материал для всех, кто хоть как-то интересуется культурой родного края. Убеждены, что по следам данной публикации многие козельские школьники напишут доклады; студенты, возможно, копнут глубже и создадут исследовательские проекты. А быть может, данный материал станет поводом для проведения целой конференции по истории Губино. Сейчас, когда это село на глазах становится новым духовным центром района и региона, такая встреча исследователей, краеведов, фольклористов была бы очень даже кстати. Впрочем, это лишь наше предложение.

Будет прекрасно, если вы поговорите после прочтения этого текста со своими детьми и внуками, расскажете им яркие моменты, повспоминаете истории и детали, рассказанные вам вашими родителями. Традиции… они ведь передаются из поколения в поколение. Переплетаются в узлы, на которых держатся целые династии, да и вся страна. Это те ниточки, которые превращает нас в нацию. Разорвать их легко, забыв, кто мы и откуда, а вот завяжутся ли они снова – вопрос открытый.

Мы благодарим Лидию Ивановну за очередной узелок нашей козельской истории.

Лидия Назукина

Мои детские воспоминания                          

Поставьте памятник деревне

На Красной площади в Москве;

Там будут старые деревья,

Там будут яблоки в траве

И покосившаяся хата

С крыльцом, рассыпавшимся в прах,

И мать убитого солдата

С позорной пенсией в руках…

Николай Мельников

У каждого человека есть Родина. И я думаю, что многие  мои соотечественники поддержат меня, что Родина – самое святое, что есть в каждом из нас. Вот и у меня есть моя малая родина, где я родилась и выросла – это небольшое село Губино, расположенное всего в нескольких километрах от города Козельска, города Воинской славы.

На протяжении уже 50 лет я являюсь калужанкой, но моя родная сторона постоянно напоминает о себе. Наше село, как мне кажется, самое красивое, где мне приходилось  побывать. В конце огородов выросла прекрасная березовая роща, которую почему-то местные называли Осиновой корью. Это была кладовая ягод земляники и ежевики, белых грибов – осенью опенки вырастали прямо на пнях в конце огородов. На горе, недалеко от сельсовета, расположились посадки сирени. Бабушка говорила, что эта территория была барской усадьбой. Он-то и развел эти посадки сирени. Духмяный запах разносился по всей деревне, а дети искали счастье – лепестки из пяти цветков. Потом съедали.

Напротив, через большой овраг, находилась разрушенная церковь. Как я теперь понимаю, в честь Крестителя Господня Иоанна Предтечи. Престольный праздник приходился на 6-е октября. Бабушки почему-то называли его Иваном Предтеичем. 

Недалеко от  храма находился большой пруд, где мы купались. А славился он своими карасями. Весной, когда прорывало плотину, вода вместе с карасями разливались по обширному лугу. Когда же она немного спадала, детям было раздолье: мы корзинками ловили карасей в мутной воде и зарослях травы. Получалось необыкновенное жаркое с молоком – это был праздник!

Недалеко от дома, на пригорке, возле дома бабушки Дуни Федосовой, пристроился небольшой магазинчик, где было всёначиная от всеми любимых конфет “подушечек”, пачек с фруктовым чаем и, самое главное, кубиками какой-то смеси с какао. Все это мы поглощали молниеносно, если, конечно, бабушка выделяла немного денег на покупки. Или удавалось найти пустую бутылку и сдать её на конфеты. В магазине всегда было тепло: в углу стояла металлическая печь, вся продукция была выставлена на витринах. Так как ржаной хлеб бабушка пекла сама, мне редко приходилось ходить в магазин.

Помню каждый уголок, где мы с детьми находили себе занятия  по интересам. Большую радость  приносил нам приход весны. Первую зелень мы ждали с большим нетерпением. Щавель, дикий чеснок и прочие дары природы мы собирали почти каждый день. Правда, времени на игры и развлечения оставалось мало. В мои обязанности  входило много каждодневных дел. Бабушка моя работала в колхозе от зари до зари, и основная забота по хозяйству лежала на мне. Нужно было наносить воды из колодца ведрами, поднять которые на коромысло ребенку 7-8 лет было не под силу. Вспоминается, что я находила выход: подлежала головой под коромысло и как штангист поднимала свою ношу. Тащила её до дома, который находился на приличном расстоянии от колодца на горке. Второе заданиенамыть в ручье «плетуху» (корзину)  картошки для приготовления пищи животным. Еще необходимо было нарвать корзину крапивы и порубить её на корм скоту.  С крапивой у меня связаны несколько противоречивые воспоминания, потому что мерой наказания за мои проделки была веточка крапивы. От неё сильно чесались ноги и не давали покоя. Скрываться удавалось только на растущей недалеко от дома высокой  раките. Позже я, глядя на неё, удивлялась, как было можно с молниеносной быстротой скрыться в её кустах! Хотя это было очень редко.   

Помню, что при ревматизме бабушка лечила меня крапивой: привязывала её к моим ногам, предварительно порубив её топором. Удивительно, но это помогало. От болезней живота бабушка тоже находила свой подходона укладывала меня на кровать, на спине срывала «чемер», потом велела спускаться с кровати вниз головой. Если раздавался хруст в спинезначит, сорвала спину тяжелым подъемом. Этот метод всегда помогал. Своих правнуков Пелагея лечила тоже своими методами. Моего маленького сынишку Павлика она исцеляла от постоянных криков, называла это детскими «криксами» и носила в курятник под нашест курам. Крики моментально пропадали. Молочные зубы, чтобы их вытащить, надо было сначала хорошо раскачать, потом  накинуть на них крепкую нить, привязать к входной двери за ручку и ждать, когда кто-нибудь из соседей придет и дернет за дверь. Ждать иногда приходилось долго!

Помню, что как-то в разборках с мальчишками меня назвали нехорошим словом. Я обещала рассказать своей маме про обиду, но мне ответили, что я безотцовщина и моя мать, оказывается, мне бабка. Это было потрясение, оставшееся на всю жизнь. Растить меня и приглядывать за мной помогала простая одинокая русская женщинабабушка Дуня Федосова, жившая недалеко от нас на пригорке.

Как-то она мне рассказала о происхождении глубокого шрама на моем лице. Оказывается, будучи совсем маленькой, я выползла из дома на дорогу, по которой проходило стадо коров. В результате на меня наскочил бык и стал катать меня рогами. Деревенские отбили меня и все удивлялись, как я могла остаться жива. Второй случай удивительного спасения тоже вспоминается мне часто. Времена послевоенные были, трудные. Бабушка в огороде вырастила кусты смородины и крыжовника на каждого из своих детей по 2 штуки. А из ягод остальных варила варенье на кирпичиках в саду впрок. Зачастую она давала мне пенку от варенья. Я была совсем маленькая и решила сама себе добыть эту пенку, в результате перевернула таз с кипящим вареньем на себя. Результат на моем лице и руках оставался долго. Я постоянно снимала кожицу с обожженного тела, где сидели огромные волдыри. Как меня лечили и где, остается для меня тайной. Видимо, Господь сохранил мне жизнь для других дел.

Теперь о семье, в которой воспитывалась.

Когда-то это была многодетная семья, в которой выросли трое сыновей и три дочки моей бабушки Колгановой Пелагеи Никаноровны, вдовы участника  двух войн: Финской и Великой Отечественной (1941-45 гг.), Колганова Павла Ефимовича. Бабушка была просватана уже после революции. Она происходила из рода Фединых, которые проживали в селе Волконское. Семья была многодетная и очень бедная. Моя прабабушка – мама бабушки – по ее рассказам, имела только одну фуфайку, в которой ходила на работу, а ночью ею же и накрывалась. 
на фото присутствует Пелагея Колганова (в платочке)

Она обладала способностью помогать людям в их недугах и болезнях, они иногда приносили ей немного еды для детей. Она вышла замуж в селе Губино за моего деда, у которого уже было двое детей.  Многие в деревне в те годы с уважением относились к коммунисту и просто труженику. Он сам был сиротой и батрачил на помещика, будучи подростком.  К сожалению, Великая Отечественная война отняла его от семьи – он пропал без вести. Павел  Ефимович мечтал дать всем своим детям хорошее образование и достойное будущее.

 Школа

Наша деревенская школа была расположена в небольшом деревянном доме недалеко от барской усадьбы. В ней  находились  две небольшие комнаты с деревянными полами и русской печью. В каждой комнате стояло несколько крашеных парт. В  них располагались  классы. Так как помещение для классов было небольшое, в каждом из них  обучались дети разновозрастные: 1 и 3 классы, 2 и 4. К тому времени мне уже исполнилось 7 лет. Ввиду того что я была «оставшаяся без опеки  родителей», учитель повезла меня в Козельск определять в школу-интернат. Помню до сих пор это помещение – в нем стояла кровать и тумбочка, чего в нашей избе не было. Мне так захотелось туда попасть, но оказалось, что документов у нас не было. Мы получили отказ. И слава Богу! Уже состоявшимся педагогом мне довелось побывать в этой школе.

Деревенским учителем в Губино у нас была Вера Даниловна Румянцеваочень строгая, как мне казалось. Она вела одновременно 1 и 3 классы. Предмет свой знала замечательно, считала своим долгом передать свои знания нам, деревенским детишкам.  Так как у меня была отличная память, я быстро освоила и то, и другое. Потом, когда перешла во 2-й класс, получилось так же. Это помогло мне в дальнейшей учебе.

Надо отметить, что Козельское РОНО сделало мне подарок -  школьную форму (платье) из рубчика, что-то наподобие плотного хлопка. Я, конечно, стеснялась своего внешнего вида, но эта форма несколько подняла мой статус в классе. А было нас всего 4 человека, позже к нам присоединилась ещё одна девочка, Вера.

До сих пор я очень хорошо помню все их имена и фамилии. К сожалению, двое из них ушли из жизни. После окончания Губинской начальной школы с отличием я уехала для продолжения учебы в пригород Калуги. Следующий этап получения образования губинская детвора продолжала в с. Клюксы, которое находилось в 7 км от Губино. Зимой им давали лошадь с повозкой, а в теплое время года ходили пешком. Некоторые устроились в Козельскую школу.

Губино, дорогие мои земляки

Великая Отечественная изменила планы многих семейв деревне осталось всего несколько мужчин, вернувшихся с войны. В первую очередь, хочется помянуть добрым словом наших соседей – многодетную семью Соколовых, в которой росли 6 человек детей. Глава семьи, Соколов Василий Васильевич, был летчик. По всей вероятности, самолет его был сбит, но он остался жив, долгое время пролежал в снегу, ему были ампутированы части ступни ног. Я вспоминаю, что он всегда ходил в валенках  и с костылем, передвигался с трудом, но находил в себе силы добраться до Правления колхоза, где работал счетоводом. Главным лицом в деревне считался бригадир – дядя Леня Семин. От него  зависело многое: каждое утро деревенские женщины шли к Правлению колхоза и получали назначение на выполнение той или иной работы. В основном, это были работы на сенокосе, где заготавливали корма для колхозного скота, сбор урожая картофеля, прополка овощных культур, работа на зернотоку. К труду всегда привлекались дети. Мне особенно запомнились поездки на сенокос. Выделялись несколько подвод с лошадями, на них усаживались бабушкикто с вилами, кто с граблями, а рядом мы – дети. Не чувствовалось никакой усталости, было весело.

В дороге обязательно пелись народные песни: «Ой, при лужке, лужке, при широком поле…», «Каким ты был, таким остался, орел степной…», «Катюша» и многие-многие другие, которые навсегда остались в моей памяти и продолжают жить в моей семье и детях до сих пор. Ребятишки, конечно же, пели вместе со взрослыми. На день брали с собой из еды кто что мог. В основном это были бутылка молока, пара яиц, зеленый лук, домашний квас. Обедали все вместе, расположившись на скошенной траве около стога сена. Считалось большим неуважением ко взрослым, если кто-то из молодежи раньше времени садился отдохнуть. А вечером – обратно с песней домой, заниматься своими домашними делами.

Хотелось бы отметить необыкновенную доброту и сострадание окружавших меня соседей. Женщина, воспитавшая и вырастившая  детей, дорогая наша Марфа Васильевна Соколова, вынесшая всю тяжесть забот послевоенного времени, считала своим долгом утром, подоив корову, обязательно принести нам банку молока или еще что-то из продуктов. Согревала своим теплом не только свою семью, но и меня. Вечная память и царствие небесное моим дорогим землякам: тете Нюре Фокиной, тете Дусе Деминой, которая, проходя мимо нашего дома, передавала что-нибудь бабушке и говорила: «Покорми свою девку!» Особая благодарность тете Дуне Федосовой, которая была моей наставницей в труде и няней. Уже в возрасте 8-9 лет мне пришлось самой побывать в роли няни у моих дорогих племянников Танечки и Саши, живших тогда в Сосенском.

подруги Лидии Назукиной – Соколова Галина и Фокина Антонина (здесь же муж – Виктор Назукин)

 Русская изба и домашнее хозяйство

В старину в русских деревнях после долгих работ на полях и лугах устраивали посиделки: велись женские разговоры, занимались рукоделием – вышивали, вязали крючком, пряли на прялке. И, конечно же, пели русские народные песни. Моя бабушка была мастерица на все руки, благодаря ей ко мне в семью перешли предметы старины, сделанные ее руками. Особенно мне дороги рушники, вышитые ею. Вышивка всегда считалась на Руси одним из любимых видов творчества.  В современное время новейших технологий у многих людей возникает желание ознакомиться с жизнью и бытом наших предков. Хочется узнать, как был устроен крестьянский дом. Так вот, у нас с бабушкой была настоящая крестьянская изба. Помню, что нежилая часть избы – сенибыли с земляным полом. Мне приходилось часто выметать его березовым веником. Не каждый деревянный дом на Руси назывался избой, а тот, в котором непременно была русская печь. Я до сих пор закрываю глаза и вижу перед собой нашу печь! Она и согреет, и накормит, и от недугов вылечит. На ней зимой спали старики и дети. Насколько я себя помню, печь у нас была застелена самотканым половиком, и я, придя с улицы, согревалась на ней, а вечером бабушка зажигала мне самодельный «гасочек», с ним я и готовила уроки.  Небольшие углубления (печурки) предназначались для сушки мокрых варежек, носков и пр. С другой стороны печи, рядом с лавками, стоял  большой сундук – наша гордость. В нем хранилась праздничная одежда, белье и другие вещи, припасенные впрок для меня.  

С глубокой древности люди почитали печи. Небольшое пространство около печи занимали ухваты, кочерга, чугунки и прочая домашняя утварь. Еда у нас была самая простая: щи из квашеной капусты, иногда кулеш с тыквой, отварной картофель и кусок хлеба.

А красота избы шла от Божницы в Красном углу. Он был символом связи с миром святых. У нас в Красном углу помещались образ Спасителя, Богородицы (Казанской Божией Матери) и Святителя Николы. Красный угол украшался вышитым рушником.
икона из избы Пелагеи Никаноровны Колгановой

Рушники, вышитые бабушкой, имели свою символику. При моем рождении – вышитый цветной рисунок с вензелями, в которых располагались начальные буквы моей фамилии, имени и отчества. При крещении – Ангел. Свадебные рушники изображались по-разному, исходя из местности, в котором проживала невеста. Есть еще в моей коллекции рушник поминальный, вышитый черными нитками с надписью: «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа». Надо отдать должное, бабушка, имея неверующего мужа-коммуниста, ухитрялась каким-то образом окрестить всех своих детей в Козельском храме, включая и меня. Она строго соблюдала православные праздники, утром зажигала  свечу у икон и молилась.

старинная Библия принадлежала Пелагее Никаноровне Колгановой

И хотя самовар в то время считался предметом роскоши, он был и у нас. Долгими зимними вечера на посиделках с рукоделием бабушка разводила самовар и угощала своих гостей душистым чаем из мяты или зверобоя. Все действо происходило при зажженной керосиновой лампе, которая стояла на столе. Вроде бы простая небогатая крестьянская изба, а сколько мудрости и смысла она нам передала!

Деревенская свадьба

Я часто слышала в разговорах о традициях сватовства. Об этом я знаю совсем немного. Уже став девушкой, я была приглашена на свадьбу к своей подруге.

На Руси никогда не говорили «провести свадьбу», а всегда говорили «сыграем свадьбу». И свадьбу именно «играли»: она была ярким зрелищным представлением, разнообразными ритуалами церемониями, песнями и плясками. 

В свадьбе принимала участие вся деревня – от мала до велика. В дом обязательно приходили деревенские бабушки и «величали молодых». Они доставали свои праздничные народные костюмы (юбка, понева, повойник на голове) и, приплясывая, исполняли величальные песни. Среди них была и моя бабушка.

Молодые щедро одаривали их подарками. Детям выносили на улицу сладости, так как желающих посмотреть свадьбу было много.

На фото: Лидия и Виктор Назукины

Деревенские праздники

После уборки урожая одним из главных праздников, который отмечался моими односельчанами, был так называемый Престол, а точнее – день Крестителя Господня Иоанна Предтечи. Соответственно, к этому дню всегда готовились заранее. На столе обычно находились выращенные овощи на собственном огороде, зачастую бабушка делала пельмени и еще кое-что. 

Удивительно, я не помню, чтобы у нас на столе было спиртное, хотя в гости обычно приезжали сыновья с женами и детьми. Новый год радовал в основном детей, взрослые были в трудах. Елки у меня не было, потому что  в нашем березовом лесу не росли хвойные деревья. Все равно мне иногда доставались веточки от елочек, которые устанавливали в других домах. Игрушки мы делали сами из бумаги и оберток от конфет, которые тщательно собирали заранее вблизи магазина. Особенно мне запомнился случай во время Святых вечеров, когда по домам ходили колядовщики. В то время, как я теперь понимаю, накануне Рождества Христа не славили. Зато молодежь наряжалась и ходила по домам колядоватьблаго, двери никогда не закрывались. В один из вечеров раздался сильный стук в дверь, и в хату ввалился с ревом «медведь». Это были мои самые жутки воспоминания я страшно испугалась и потеряла сознание. Помню только крики бабушки. Обычно хозяйка расплачивалась с молодежью, чем могла, давала кусок сала, пирог или копеечку: «Открывайте сундучок, подавайте пятачок, хоть блин, хоть сала клин!» – пели ряженые.

Главный православный праздник – Пасху – мы встречали дома, храм был разрушен. Зажигали у икон  свечу  и потихоньку молились. Кулич мы не готовили, пшеничной муки не было, зато вволю на столе лежали крашеные луком яйца. 

Утром приходили соседи, обильно угощали нас куличом. Мы же одаривали их яйцами, дети бились ими  друг с другом. На Красную Горку после Пасхи устраивали катание с горки яиц, победители у побежденного забирали яйцо в собственность.

На праздник Вознесения Господня мы, дети, устраивали обряд похорон кукушки. Тщательно, пряча друг от друга, вырывали ямку, укладывали туда корешок от растения дикой фиалки, похожий на человечка, обильно украшали цветами и накрывали небольшим стеклышком.

Особенно детвора любила замечательный двунадесятый праздник – Троицу,  который праздновался на 50-й день от Пасхи. Я встречала такое название Троицы, как Зеленые Святки. Это было действительно так. Накануне добела натирали металлической щеткой деревянные полы, убирались до блеска в доме. А около дома до следующего за нимвыгребали весь мусор граблями, чтобы лучше росла зеленая травка. А затем шли в лес за березовыми ветками и цветами. Украшали ими наличники дома, двери и все, куда можно было воткнуть веточку березы, полы устилали свежей травой с цветами. Потом одевали лучшие наряды и всей деревней шли в березовый лес. Несли, кто сколько может, яиц и сала, жарили их на сковородке. Делали общий стол, веселились, водили хороводы, пели народные песни, «завивали березку».

Дальше было много других праздников, но впереди каникулы и, как всегда, работа в колхозе и на собственном огороде!

Лидия Назукина

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять