Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Здесь все служат всем»

Приходская и семейная жизнь козельского священника, матушки и их пятерых детей

Отец Сергий Барыкин уже почти 8 лет служит на приходе Благовещенского храма. Рабочий день батюшки не нормирован – позвонить и позвать к тому, кому нужна помощь, могут в любой момент. Этодолг перед паствой, но на этом обязанности священника не заканчиваются, ему приходится заниматься бумажной волокитой, вести ремонт в храме. Кроме того, у отца Сергия большая семья: жена, пятеро детей, их тоже без внимания не оставишь. Да и бытовуха тоже знакома священнику, как и обычным людям – проблем бывает много.

А впрочем, сегодня мы вам покажем жизнь семьи батюшки и матушки не на словах, а на деле. В течение одного дня наши корреспонденты наблюдали за супругами, в перерывах между их делами задавали вопросы. Получились искренние монологи и невероятно живые эпизодыхоть сейчас снимай кино, документальное. Очень бы полезный вышел фильм.

«День начинается с молитвы»

Отец Сергий:

«Встаем, молимся, завтракаем. Если у нас остается время после, то читаю. У нас на кухне есть дежурная книга. Сейчас, например, это «Основы пастырской психиатрии». Если кто-то находится рядом, то вслух читаю.

– Далее в школу детей отвожу, если есть время. Потом – сюда, в храм. Тут у нас ведутся ремонтные работы, начинается планерка. Минимальное совещание необходимо для четкости и согласованности действий. После того, как мы это распределили, и если есть все необходимое для работы, то появляется время отслужить молебен или панихиду. В случае необходимости еду по делам храма. У нас сейчас идет  замена газового оборудования, которое было установлено при многоуважаемом, ныне покойном протоиерее Валерии (Даниличеве), более  30 лет назад. Оборудование вышло из строя, меняем. Очень много согласований по этому поводу: в Калуге, Козельске… Там печать, здесь подпись – целый список.

Потом – обед в храме. Если много дел, то, чтобы не отвлекаться, ем в храме – здесь готовят для рабочих, вот, вместе трапезничаем. Если время позволяет – еду домой. Но за обедом мы редко всей семьей собираемся».

У матушки Арины сегодня не пятеро, а шестеро детей: с маленькой  Полиной попросила посидеть знакомая. Сын Барыкиных, Серафим, завидев нас, бежит в дом и кричит, что пришли гости. Мама не отвечает, и он забегает в дом как был, в сапогах. «Серафим, ты что, в грязной обуви!», – одергивает сына из кухни Арина. Мальчик, чтобы не снимать обувь – что время тратить! – опускается на коленки и, на четвереньках, не пачкая пол резиновыми сапогами, быстро и ловко передвигается к выходу на улицу.

Матушка Арина:

«Как начинается у нас день? Встаем в 6, молимся, готовим завтрак. Вернее, я готовлю, муж – молится, а я одновременно с делами слушаю. К 7 просыпаются старшие: Настя, Оля. У них школа, кружки, бассейн – кроме выходных. Бывает, клинит кого-нибудь, начинают капризничать, что не хочется никуда. Причину выясняем и решаем эту проблему. В основном вожу их я, батюшка не всегда успевает. Тихон у нас очень любит бассейн».

Трехлетний Тихон – особенный, слепой от рождения. Но передвигается на редкость уверенно и шустро. «А как дерется!», – смеется Арина.

Семейная работа над ошибками

– Вчера, в 9 часов, у меня была, как это сейчас говорят, онлайн-конференция с синодальным миссионерским отделом. Обсуждали вопросы предстоящего собрания священников в мае на тему миссионерского служения церкви. Потом – собрание в Сосенском, с 12  до 14 часов. Приехал, пообедал, дальше у нас с Владыкой была встреча по рабочим вопросам по храму – полчаса. В 17 часов началось соборование в Успенском храме. Оно закончилось где-то в половину восьмого. После него я съездил за молоком, приехал домой, поужинали. Мы всей семьей обычно собираемся за ужином, обсуждаем прошедший день – ну как бы работа над ошибками. К этому меня приучили мои родители.

Настя играет на фимбо, звуки соединяются с аудиосказкой, которую слушают младшие. Вечером включат классику – успокоиться перед сном. Но пока утро, и все заботы по дому в разгаре.

Полина и Маша – примерно ровесницы, им по два года, и  у них идет соперничество за внимание Арины. «Сейчас мы обработаем нос Поле», – это Арина. «И мне!», – просит Маша. «Полечка, дай, детка, я тебя кремом намажу», – матушка девочке, у нее на щечках сыпь. «И мне!», – опять Маша.

– Помимо богослужебных дел есть еще и отпевание, причастие, соборование, исповедь, крещение. Но это, надо сказать, не просто пошел и выполнил свою обязанность. Если идешь человека причащать – а это обычно люди пожилые, одинокие – то ему нужно уделить внимание, поговорить, расспросить, если нужно – помочь. На причастие, грубо говоря, полчаса времени, но совсем не обязательно, что вернешься домой через 30 минут. Чаще – уходит полтора-два часа. Я же не могу сказать «Понимаю, что тебе плохо, но мне пора».

Маша – непоседа с профессиональными задатками акробата. Легко и просто, хотя на посторонний взгляд и непонятно, как, залезает на столешницу. Как только умудряется найти выступы! «Сколько раз говорила: опасно, упадешь!», – Арина снимает дочку, берет список дел на сегодня. «Настя, ты сделала уроки, нужна помощь?», – это старшей. «Сделала!»

«Не стесняйтесь просить батюшку о помощи!»

– У меня был такой случай удивительный, первый в моей практике… Пришли женщины, сказали, что у них умирает брат. Но он был без сознания, не мог ни пить, ни есть. В таких случаях человека нельзя причащать, соборовать, ведь он должен выразить свою волю. Прихожу и вижу, что мужчина действительно никак не реагирует. Ни да, ни нет, ни кивнуть – ничего не понимает. Начали читать предначинательные, общие молитвы.  И тут замечаю, что этот человек подает признаки жизни. Я дочитал до того места, где нужно определяться, что это будет, молебен о здравии или причастие, и спрашиваю: «Вы хотели бы исповедаться в Ваших грехах?». Он кивнул. Тогда я попросил его родственников выйти. Так как мужчина говорить не мог, я стал ему перечислять грехи, а он – кивал: да или нет. Спрашиваю: «Вы раскаиваетесь в них, просите у Бога прощения?». И он неожиданно осознанно и четко говорит: «Да». Читаю разрешительную молитву и готовлюсь к причастию. Он принял частицу, хотя его сестры уверяли меня, что их брат не может глотать. И где-то через день-два мужчина умер. Это его последняя исповедь, а в храме он был несколько раз за всю свою жизнь… Те глаза, какие у него были в тот момент.. их не встретишь на исповеди в храме. Они были исполнены сожаления: он, стоя одной ногой в могиле, осознал, что жизнь прожил не так, как нужно.

У Арины есть свой секрет, как все успеть: «Ритм дня – прежде всего. Знаю, что нужно купить, сделать. Самое главное тут как родителю – дать всем задание и проконтролировать, добиться результата. Ну и правильно время расходовать: когда везу, к примеру, детей в центр «Возрождение», то стараюсь все дела переделать в той стороне». Одновременно с разговором матушка разогревает еду, разливает по тарелкам: «Полина, иди, ешь борщ». «Мама, МОЙ борщ!», – это Маша, конкуренция даже здесь. «Сейчас будет твой. Вот, уже наливаю», – успокаивает младшую дочь Арина.

– Иногда существует между человеком и священником барьер. Люди иногда стесняются позвать батюшку на помощь. Это неправильно совсем. Если ты думаешь, что напрягаешь или отвлекаешь своей просьбой священника, то просто его балуешь. Это – его прямая обязанность. Заботиться. Бывает, что люди стесняются задавать вопросы о вере, Священном писании, истории церкви. Это тоже плохо: если не будут спрашивать, то у священника не будет стимула заниматься самообразованием. Будет знать «Отче наш» – и все, этого хватит. Бывает и такое, что я не знаю, как ответить человеку. Но меня учили: «Если не знаешь – не стоит пытаться выкрутиться, этим только навредишь». Поэтому или ищу сам ответ в литературе, или отсылаю к более опытному священнику.

«Слава Богу, жилищный вопрос у нас сейчас решился. Этот дом нам подарили прихожане прошлым летом, раньше жили на съемных квартирах. К некоторым моментам бытовым я отношусь спокойно. Бывает, дети капризничают: не хочу есть! Я не спорю. Не хочет – значит, не голоден», – рассказывает Арина. Делает она это в движении, не теряя времени: моет посуду, вытирает стол, подметает пол.

Кстати, о еде: «Мама, Маша съела мой рисунок для английского!», – кричит старшая Настя. И она же переживает, торопит мать: «Я не опоздаю в гимназию?». «Нет причины для опоздания, все нормально», – успокаивает Арина.  Ей с Настей сегодня еще нужно будет попасть к врачу и удалить зуб. Идти придется со всеми детьми – оставить их одних никак нельзя.

«Любовь умножается деланием»

– Это было на другом приходе, у нас была традиция ездить на Пасху по домам к людям, которые из-за своей немощи не могли посетить ночное богослужение. Это, чаще всего, были старики. Мы подъехали к одной бабушке, открыли калитку, зашли. А она стоит на крыльце дома, смотрит на восход солнца и поет праздничный тропарь. Мы позади ее, нас не видит. И вот после слов: «И сущим во гробех живот даровав» отвечаем: «Христос Воскресе!». Повернулась, обрадовалась. Мы ее поздравили, кулич и яйцо дали – у нее ничего освященного не было. То, что мы приехали, для нее было большим событием. И для нас – тоже. Любовь ведь умножается, когда делишься ею с другим человеком.

 «Поехали уже!», – хнычет Тихон. Ему скучно.  Но мама пока  занята уборкой,  и старшие начинают развлекать брата: достают из мешочка фигурки, а он наощупь угалывает, что это. «Бочонок, а это – треугольник!», – радуясь, перечисляет мальчик. Арина рассказывает, что скоро ему предстоит еще одна операция. «Родился с глаукомой, катарактой, это генетика, промысел Божий», – говорит матушка.

– Мы с женой с одного прихода, один духовник у нас, знаем друг друга с детства, то есть общего уже много. Но это не означает, что все прямо с первого дня было, как в сказке. Нет, были притирки. Влияют на отношения – это в большей части относится к бытовым вопросам – занятость супругов, количество детей. Например, когда у нас еще не было детей, я уборкой и не занимался. А сейчас, когда их у нас пятеро, то я не имею морального права не помочь жене в каких-то бытовых вещах: помыть полы, посуду. Она ведь весь день с детьми – понятно, что это ей приелось, а мне не составит труда. Вот этот момент в процессе семейной жизни у нас видоизменялся. Мы хотим написать и повесить у себя на кухне такой девиз: «Здесь все служат всем». Пытаться детей максимально всем обеспечить – мы к этому не стремимся. Это портит. Стараемся научить их любви, взаимопомощи, милосердию, самостоятельности. Вот у нашего пятилетнего Серафима послушание – кормить курей. Понятно, что так хорошо, как взрослый он это не сделает, но приучается к ответственности, это важно.

На приходе храма и батюшка, и матушка очень активно участвуют в жизни паствы. Матушка организовывает поддержку старикам, многодетным. Но все это помощью не считает. «Это ведь естественно – помогать слабым», – пожимает плечами Арина. И еще рассказывает, что на приходе много беременных, поэтому в Благовещенском храме часто служат о них молебны.

– Я, как священник, могу сказать, что много браков распадается по причине того, что один из супругов не готов к семейной жизни. Это чаще всего мужчины, которые не могут правильно адаптироваться в семейной жизни. И не потому, что он такой плохой, а потому, что так воспитан. Это эгоизм, невнимание к супруге. Иоанн Златоуст очень хорошо выразился о том, что такое любовь в семье: «Муж и жена должны относиться друг к другу, как относятся друг к другу глаза и руки. Когда глаза плачут – руки вытирают слезы, а когда рукам больно – глаза начинают плакать».

Матушка уже планирует вечер: «Ужин все вместе приготовим. Помогут Настя, Оля. Серафим сделает пончики, это его коронное блюдо, надо будет только тесто ему подготовить. У нас нет разделения труда, кто что увидел – тот то и сделал». В 20.30 все должны будут почистить зубы, помыться, прочитать молитву, в 21. 30 – в постель. Особое удовольствие – чтение перед сном, но всем по возрасту – по очереди, значит. «Вот Настя с Олей, например, сказки уже переросли. В чтении мы с батюшкой давно натренированные: и он, и я из многодетных семей», – рассказывает Арина.

«Суть Пасхи – Любовь Христа ко всем нам»

– На Светлой седмице у нас будут богослужения, во вторник – традиционный крестный ход по Козельску – от Успенского собора до нашего храма, приглашаем желающих присоединиться.

А еще хотелось бы через газету посоветовать людям, чтобы они, поздравляя друг друга с Пасхой в соцсетях, смс, вложили бы в это частичку любви, чего-то личного. Переслать какую-то картинку – это одно. А составить свой текст, не полениться – гораздо лучше и полезнее. И еще хочу пожелать, чтобы внешнее проявление праздника – куличи, яйца, застолье – не заслоняло его сути. А она такова: своим Воскресением Христос каждому из нас Дал надежду на вечную жизнь. Все греховное, страстное, земное – должно уйти из души, а любовь, уважение, доброта – воскреснуть. Красиво, конечно, когда Праздник отмечается с размахом, но это не должно затмевать главное: Любовь Христа ко всем людям.

Подготовила Анастасия Королева

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять