Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Крепко-крепко жму твою руку и целую тебя, моя дорогая». Большая любовь в коротких письмах с фронта козельчанина Василия Цыбакина

Мужа Варвары забрали на фронт. Прямо из  родной деревни Романовское. Начались длинные дни, когда она не находила себе места – где он, куда направят, что с ним там будет. Как-то в деревню вернулся знакомый, прямиком к ней: твой Вася ещё в Калуге, на призывном пункте. И она полетела – пешком за полсотни километров, по бездорожью, в ночь. Прибежала в город, нашла, бросилась мужу на шею. Несколько часов они провели вместе: плакали, молчали, снова плакали, строили планы. И той же ночью она ушла обратно – снова пешком, до дома. Утром нужно было выходить на работу.

Это была последняя их встреча. Муж Варвары, Василий Цыбакин, погиб на фронте.

Маленький подвиг большой любви простой деревенской женщины передается теперь в семье Цыбакиных из поколения в поколение. Нам о нем рассказал внук Варвары и Василия – Николай Николаевич. Он же разрешил опубликовать письма дедушки с фронта. Наполненные нежностью письма.

Но сначала – о судьбе козельчанинка-фронтовика Василия Цыбакина и о том, что пришлось пережить его жене.

Василий Дмитриевич вообще мог на войну не идти – была травма: то ли упал когда-то с лошади, то ли она его лягнула. Так что в первый призыв 1941-го двадцатисемилетнего учителя не взяли, к тому же нельзя деревню оставлять без педагога. Поэтому фашистскую оккупацию Цыбакин тоже успел пережить. А Варвара Васильевна успела наслушаться упреков партизан – мол, мы воюем, а твой учительствует.

Цыбакина в ряды Красной армии призвали, когда уже немцы из Козельского района были выдавлены.

… Еще были сильны те эмоции Варвары, которые она переживала в последнюю встречу с мужем. И – по пути домой, а тут уже и почтальон на пороге. Хмурый, глаза прячет.  Протягивает листок. Похоронка.

«Ваш муж, Цыбакин Василий Дмитриевич, пропал без вести в феврале 1942 года».

Родные вспоминают, что был и плач, и дикий крик, и гнетущее молчание. Но Варвара Васильевна не первая вдова в деревне и не последняя. Надо было идти дальше, поднимать детей, работать и молиться на Победу.

Спустя пару месяцев пришел тот же почтальон. В глазах – удивление, рука дрожит. «Тебе. Письмо. От Васи».

Вот это письмо. Оно написано на полях карты – на второй год войны  с бумагой был дефицит, поэтому в ход шло все, на чем можно было чиркнуть пару строк родным и близким. Артиллерийский разведчик Василий Цыбакин свой привет отправлял в Романовское  жене и двум детям – серьезному Коле и нежной Томе.

5 июля 1942 года

Здравствуйте мои дорогие, мама, Варя и дети – Коля и Тамара.

Сообщаю вам, что я живу неплохо.

Я от вас, Варя, не получил ни одного письма после денег. Тебе пишу часто. Ты пиши тоже чаще по адресу: действующая РККА полевая почта станции 2016 11 72 ЛАП 5 батарея, Цыбакину.

Опиши все. О доме, о хозяйстве, о ребятах, о колхозе.

Пиши. Может, дойдут.

Передавай привет всем.

Целую,

Вася.

И как это получилось – до сих пор тайна.  Письма шли и шли, все лето и осень. Шли от человека, который официально считался пропавшим без вести.  И до которого письма Варвары Васильевны не доходили.  А ту похоронку она порвала…

2 сентября – 3 сентября 1942 г.

Здравствуйте, мои дорогие мама, Варя и детки, Коля и дочка Тамара. Шлю я вам всем свой горячий привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Ещё кратко всех вас целую. Сообщаю всем, что я по-прежнему живу хорошо. Я что-то от вас долго не получаю писем. Послал два письма, в которых вложил Коле по 10 руб. на учебу. В это письмо вкладываю 5 р. Томочке на ленту, а ещё пришлю ей на брошку.

Милый Коля, ты, наверное, сейчас учишься в школе. Учись лучше, мой милый мальчик. На учебу я тебе буду присылать денег из своей зарплаты. Коля, учись и помогай бабушке Моте работать дома. Коля, пиши чаще мне письма. Целую тебя, Коля, крепко-крепко. Крепко и также бабушку Мотю. Коля, как сшили тебе пальто? Варя, пиши чаще письма. Адрес мой не изменится никогда. Прошу тебя, береги продукты.

Варя, больше писать нечего. Крепко-крепко жму твою руку и целую тебя, моя дорогая.

Письма  приходили до ноября 1942 года. Это письмо – последнее. Как и все предыдущие, написано оно с неизмеримой тоской и любовью.

21 ноября 1942

Здравствуйте, мои дорогие родные мама, Варя и детки – Коля и Тамара.

Сообщаю вам, что я по-старому живу, хорошо. Варя, Н.Г. просит узнать о его семье. Сообщи мне, а я ему. Он из дома 2 месяца не получает писем. Я от тебя, моя любимая, тоже получаю очень мало. 19-го получил сразу два письма. Жду от вас посылку. Прошу, табаку не присылайте. До свидания, крепко целую вас всех.

В.Д.Цыбакин

После – опять тишина. И опять похоронка. Вторую женщина порвала на глазах у детей: только бы не снова. Потому что в этой похоронке все та же дата – февраль 1942 го.

Варвара Васильевна написала в военкомат – как такое может быть? Человек пропал без вести зимой, а с кем же я тогда переписывалась весной, летом и осенью?  Из Перемышлевского военкомата прислали извещение. В нем настойчиво повторялось: «Ваш муж, Цыбакин Василий Дмитриевич, пропал без вести в феврале 1942 г.». То же самое значится до сих пор – это можно проверить на сайте «Память народа».

На том и смирилась семья. 

Замуж Варвара больше не вышла. Одна поднимала детей. В послевоенные годы была председателем колхоза. Дети, Николай и Тамара, пошли по стопам отца: сын возглавил в Козельске речевой интернат, дочь стала учителем. Сегодня уже их дети, внуки фронтовика, бережно хранят последние письма Василия Цыбакина, фотографии,  извещения, паспорт; запросы бабушки, и ответы на них. Все, что напоминает об одном из миллионов  героев, пропавших без вести, но не пропавших из памяти родных.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять