Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Никому не нужные опустившиеся немощные люди уже полтора года питаются подножным кормом – кто что подаст». Жители Стекольного озабочены судьбой двух сирот

Мы много раз писали, пишем и будем писать о сильных духом людях с ограниченными возможностями здоровья. Как они, преодолевая все немыслимые преграды, благодаря поддержке и любви своих близких людей, достигают небывалых вершин. Кто-то становится лучшим в спорте, кто-то в бизнесе, кто-то – в творчестве и искусстве. Но эта история выбивается из традиционно позитивной канвы.

К нам в редакцию обратилась жительница села Березичский стеклозавод Татьяна с просьбой помочь детям-сиротам, оставшимся после смерти матери без средств к существованию. “Детьми”, как позже выяснилось, оказались 46-летний брат и его 44-летняя сестра. Живут Бурмистровы в 13-районе – так местные называют новый комплекс, построенный по программе «Ветхое жильё» 4 года назад. Туда переселили всех, кто когда-то проживал в солдатском городке.

 «Если я чего решил – я выпью-то обязательно…»  

Предварительно побеседовав по телефону с Татьяной, мы поняли, почему она называет их детьми. Никому не нужные опустившиеся немощные люди уже полтора года питаются подножным кормом – кто что подаст. Младшая сестра, Валентина, в 2015 году ослепла после очередного употребления палёного спирта (сельчане между собой называют его “зобовским”). Из квартиры теперь не выходит. “Промысел” держит брат, Алексей: дрова поколоть, огород вскопать, подмести улицу. Но много работать не может по причине, как он выразился, “невыносимого хондроза в ногах”.

«Покушать дают. И сестре заворачивают, а деньги вот перестали давать. Говорят, что пропью сразу. Это правда, — с задумчивым видом говорит мужчина. — Мне ведь 46, и все эти годы я пью. Мамка научила».

Следуя строке из песни Высоцкого «…Если я чего решил – я выпью-то обязательно…», Лёха быстро находит тостующих у соседнего подъезда. Не зря же дом №38 на улице Куйбышева называют “пьяным”.

Не бросили “детей”

С чего же начались все беды в семье Бурмистровых? Ведь покойница-мать Валентины и Алексея в своё время была хорошим специалистом, имела высшее образование. Но вот что-то в её жизни пошло не так, и засосало Галину Александровну синее болото. Может, повлияла смерть младшего сынка Витьки, утонувшего в реке, может, другое. Теперь уже и не узнаешь. Вот только, как говорят соседи, обратить пристальное внимание на оставшихся Вальку с Лёхой ей надо было давно, “когда они ещё первую стопку не опрокинули”. Но женщине было уже не до этого, и дети, следуя её примеру, крепко “присели” на стакан.

 «Если Лёха ещё в детстве начал чудить, и его надо было сразу врачам показывать, добиваясь инвалидности, то Валентина по молодости на стеклозаводе работала, могла бы стать хорошим специалистом», — рассказывает сосед Александр Ильиченко.

Кстати, именно Ильченко вместе с Татьяной не бросили “детей” после смерти матери, скончавшейся полтора года назад. Саша, как бывший военный, принял разумное тактическое решение – забрал последнюю пенсию покойной себе. На эти 10 тысяч мужчина кормил брата с сестрой целых полгода. Покупал продукты, приносил овощи с огорода. Татьяна тоже кормила, как могла. Но потом деньги закончились. Платить за квартиру стало нечем…

Сначала вырубили газ, потом – всё остальное. Из всех благ цивилизации сегодня в квартире Бурмистровых осталось только электричество – и то благодаря общедомовому счётчику. Жильцам, хочется им этого или нет, приходится платить за электричество, которое брат с сестрой тратят на приготовление пищи и обогрев одной из комнат, где они спят каждую зиму.

А спят и едят брат с сестрой в таких условиях, что приличный бомж у них не останется на «стакан чая». В квартире – смрад! Немытая посуда, в кучу сваленное бельё и одежда. В помещении, когда-то служившем кухней, лишь грязная пустота. А в санузле…

В общем, в гостях у Лёхи и его сестры задержались только тараканы и клопы – вероятно,навечно. Насекомые сожрали всё и принялись за стены. Удивительно, как Валентину они не съели заживо? Ведь кровать женщины стоит как раз рядом с этим рассадником…

Но есть ли надежда?..

«А ведь Валентине ещё при живой матери можно было вернуть зрение, — неожиданно заявляет Саша. — Я её несколько раз в калужскую больницу возил, хоть и машину было жалко. Застелю задние сидения старыми одеялами, шапку с перчатками натяну, чтобы их “амбре” не провонять, окна открою и везу всё семейство в центр. Они мёрзнут, но молчат. Во время последнего визита в Калугу врачи сказали, чтобы Валю привезли 7 марта на операцию. Я накануне зашёл и сказал, чтобы готовились, а они в ответ: «Праздник накануне!». Но утром я всё равно за ними заехал, а их и след простыл». 

Понятно, что у соседа за эти полтора года поиссякли и терпение, и силы. Хорошо, что рядом живёт Татьяна. Она-то и взялась за самое сложное – преодолеть ради будущего “детей” кабинетный марафон.

«Я обращалась в соцзащиту с просьбой о помощи. Но там сказали, что могут похлопотать только о продуктах. Но этого мало, ведь оба нуждаются в медицинском лечении. В Калужской области, уже не помню, с кем общалась по вопросу определения их в какой-нибудь приют, сказали, что надо им хотя бы сделать документы, положить в больницу, чтобы их обследовали и дали статус инвалида. Но у брата просрочен паспорт, нет полиса. А он читать и писать не умеет, не знает, куда ехать. Я обращалась к главе администрации нашего села, Ольге Даданжановне Ипатовой. Но она тоже развела руками – нет инвалидности, нет пенсионного возраста. Знаю, что районный главврач что-то обещала…»

Но для Татьяны, ради благого дела, обивания порогов не прошли напрасно. На прошлой неделе в соцзащите нам пояснили, что новый паспорт для Алексея Бурмистрова в стадии изготовления: мужчину отвезли в Козельск, сфотографировали и отдали заявление в паспортный стол. Продукты в семью возит не только соцзащита, но и отец Самуил из Киреевского.

«К тому же мы связались с больницей, чтобы рассмотреть вопрос об установлении инвалидности. Вчера брата с сестрой свозили на сдачу анализов и на приём к терапевту, — поясняет заведующая отделом соцзащиты МР «Козельский район» Ирина Дятлова. — Сколько процедура установления инвалидности займёт времени, сказать невозможно. Но есть надежда, что сестре по зрению группу дадут. Значит, будет пенсия. А это – уже что-то. Кстати, брата отец Самуил готов забрать к себе. Но тогда на кого останется слепая сестра? Ведь ей ещё и 45-ти нет».

Не оглянулась вовремя

Вы, наши дорогие читатели, сейчас, наверняка, возмущаетесь, мол, зачем помогать таким маргиналам, если вокруг полно по-настоящему нуждающихся в помощи хороших людей с ограниченными возможностями. Безусловно, вы правы. Но если в естественной среде среди животных и пернатых самка убивает слабых детёнышей, давая шанс выжить сильным, то в нашем обществе всё по-другому. И эти “дети” не виноваты в том, что их мать, топя своё горе в водке, не оглянулась на них вовремя, не обеспечила им будущее. Брат с сестрой имеют право на жизнь.

Итак, что в наших с вами силах? Первое: можно помочь определить брата и сестру в какой-нибудь монастырь. Второе: Бурмистровы не откажутся от еды, одежды и белья. Ну и третье, пожалуй, самое главное: не злиться на их несамостоятельность и поддержать морально.

За дальнейшей судьбой Бурмистровых мы, конечно же, продолжим следить в надежде на лучший исход этой истории.   

Евгения Симонова

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять