Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Возвращение Петра и Февронии. Почему именно эта супружеская чета стала идеалом брака в XXI веке?

Один из самых молодых всероссийских праздников — День семьи, любви и верности отмечается 8 июля, в день церковного почитания святых благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских. Почему именно эта супружеская чета стала идеалом брака в XXI веке? Инициатива исходила, что называется, снизу. За Петра и Февронию «ходатайствовали» жители старинного городка Мурома. Легендарную княжескую чету здесь ревниво почитали до революции, и уже в конце 1980-х, когда нетленные мощи вернулись из запасников краеведческого музея в храм, традиция праздника была возрождена. Идея пришлась ко двору, и в 2008 году муромский почин был подхвачен на государственном уровне.

Народная легенда

Надо напомнить: за образец идеальных супругов были приняты не реальные люди, а герои самобытной средневековой повести, которой в XVI—XVII веках зачитывалась вся грамотная Русь. До наших дней дошло около 150 рукописных копий, что говорит о ее феноменальной популярности. В 1547 году, когда масштабная канонизация собрала в единый «пантеон» местночтимых святых всех недавно присоединенных к Москве земель, были причислены к лику святых и Петр и Феврония Муромские. Новоявленным святым супругам был написан канон и составлено их оригинальное житие в виде повести, которая совершенно не вписалась в рамки агиографического жанра. Даже для «славных чудотворцев, дарующих исцеление всем, приходящим к ним», повороты сюжета оказались слишком фантастическими: в нем и змей-искуситель, и меч-кладенец, и бесстрашный князь-змееборец, испачканный ядовитой кровью, и мудрая дева-целительница… Фактически автор повести, высокопоставленный книжник Ермолай (в монашестве Эразм) по заказу митрополита Макария, а возможно, и самого царя Ивана Грозного, собрал и художественно переработал несколько вариантов народной легенды о Петре и Февронии.

Канонический сюжет

 Некогда правил в Муроме благоверный князь Павел, да случилась беда — сам дьявол в облике змия-искусителя стал являться к княгине и соблазнять ее. Прилетев во дворец, змий оборачивался Павлом, но княгиня разоблачила насильника и прознала, что смерть его ждет «от Петрова плеча, от Агрикова же меча». Младший брат князя Петр, любящий брат и верный слуга, вызвался помочь, в молитвах обрел легендарный меч, убил змия, но испачкался в его поганой крови и тяжело заболел. Все тело молодого князя покрылось незаживающими струпьями. Спасла его необыкновенная девушка по имени Феврония, дочь простого пчеловода-бортника, обладавшая даром исцеления… Не будем пересказывать драматических коллизий их любви и семейной жизни. Петр и Феврония жили долго и счастливо, в старости постриглись в монахи и умерли в один день и час. Усопших вопреки завещанию хотели похоронить в разных монастырях, но на другой день они чудом воссоединились в едином гробу… Не житие, а настоящий приключенческий роман! Но его герои имеют абсолютно материальное свидетельство своего существования — нетленные мощи. Кому же молятся православные о добром женихе для девицы, о крепкой семье, «любви нелицемерной и единомыслии душ и телес»?

Прототипы

Вопрос о прототипах средневекового шедевра остается открытым, но большинство исследователей вслед за Н.М. Карамзиным склоняются к версии, что под именем Петра был воспет правитель удельного Муромского княжества Давыд Юрьевич (не позднее 1172(?)—1228). После смерти одного из сыновей в 1228 году он принял постриг под именем Петра и вскоре преставился. Поиски сведений о его супруге в летописных источниках ожидаемо не увенчались успехом. И все же у историков есть довольно любопытные соображения относительно Февронии. Известно, что в последние годы жизни князя Давыда в Муроме служил епископ Ефросин I. С огромной долей вероятности епископ собственноручно совершал постриг княжеской четы, и от него княгиня могла получить монашеское имя Ефросиния.

Навечно вместе

Согласно повести, Петра и Февронию после их чудесного воссоединения похоронили с почестями в муромском соборе Рождества Пресвятой Богородицы. За восемь веков собор неоднократно перестраивался. В 1550-е годы, после триумфального завоевания Казани, Иван Грозный распорядился возвести на его месте новый храм с приделом в честь его святых «сродников» князя Петра и княгини Февронии. Иоанн Васильевич, кстати, особо почитал муромскую чету и немало способствовал ее популяризации. По его повелению в новый храм перенесли их нетленные мощи, и сюда устремились вереницы богомольцев со всей страны. Увы, после революции неразлучных Петра и Февронию ждали тяжелые испытания. В 1919 году мощи бесцеремонно вскрыли и отправили из раки «на экспертизу». Очевидец писал: «Тут найдены кости в порядке… были приглашены двое докторов, у коих спросили их мнения и заключения. Доктора будто бы сказали, что вообще кости, где бы то ни было, могут лежать 300 лет. После же сего уже приходят в истление и превращаются в пыль. А, как известно, кости сих святых… Петра и Февронии 800 лет».

Сегодня мощи Петра и Февронии покоятся в муромском Свято-Троицком женском монастыре.

_

Ольга Чагадаева, кандидат исторических наук

Фото обложки: Василий Батурин

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять