Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Банковский работник, логопед, иконописец… Кто и как трудится Богу в самой молодой монашеской общине Калужской области

Среди заснеженных полей деревни Антипово, где горизонт плавно переходит в светло-серое, почти белое небо, находится женская община в честь мученика Назария Медиоланского и священномученика Антипы Пергамского. Это самая молодая община региона, основана 1 октября 2018 года. Небольшой деревянный, но очень уютный и теплый храм – пока единственный здесь – соединяется галереей с сестринским двухэтажным корпусом. «Он домовый, мы утром просыпаемся, надеваем тапочки и уже в храме», – улыбается настоятельница Афанасия. Нам тоже предлагают переобуться и ведут на экскурсию по помещениям.

Чудесное зачатие

Храм Назария Медиоланского едва ли не единственный на сегодня в России.

«Мученик Назарий – в честь небесного покровителя основателя и духовника общины, священномученика Антипа – по названию деревни», – поясняет настоятельница.

Как-то одна знакомая женщина спросила у матушки про архитектурный стиль храма, монахиня, подумав, ответила: «деревянный». Тихо тут, спокойно. И уютно по-домашнему – так отмечают бывавшие здесь паломники.

Удивительной красоты паникадило и светильники общине привезли из Рима, там их совершенно случайно купили в антикварной лавке.

«Это был негабаритный багаж. Но в авиакомпании не взяли денег, когда узнали, что везут и куда. Да и до аэропорта его было непросто дотащить по городу. Но все складывалось так, что этому  храму – быть. И каждый внес какую-то лепту в его создание», – рассказывает матушка.

Икону XIX века священномученика Антипы общине подарила москвичка, которая узнала про обитель в Инстаграм. А икона святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, привезена с Афона – точная копия чудотворной иконы Святой горы. Написан образ специально для сестринской общины.

«Мы весной 2019 года начали строить новый храм в честь Успения святой праведной Анны. А ей молятся о даровании детей. В тот же год, когда началась стройка, в общину приехала женщина – ей кто-то рассказал про нас: она много  лет не могла зачать ребёнка. Женщина попросила разрешения помолиться на стройке возле фундамента, читала акафист Иоакиму и Анне. Примерно через месяц она нам сообщила о беременности. И после этого к нам часто стали подходить с просьбами помолиться о даровании детей бездетным парам. А мы теперь служим молебен святой праведной Анне», – рассказывает Афанасия.

Где жили, там и молились

Создать общину благословил четырех сестер их общий духовник оптинский иеромонах Назарий (Рыпин).

Сначала сестры снимали небольшой дом в Плюсково. И поначалу, был это 2013 год, молились в той же комнате, где и жили. Батюшка дал им устав, и сестры вычитывали суточное богослужение. А потом появилась возможность приобрести землю.

Та земля, на которой сейчас закрепилась община, раньше была колхозной. Потом ее выдали в качестве паев бывшим работникам колхоза. У многих владельцев были большие планы на свою землю: что-то построить, сдать в аренду, посадить овощи. Но ничего из этого не случилось. «Мы присматривали места по всему району, а потом приехали сюда, в Антипово. И когда мы покупали эти паи, нам так и сказали, что земля, видимо, ждала именно нас», – рассказывает монахиня Афанасия.

Схимонахиня Моисея: «Когда мы сюда первый раз приехали, увидели, что все поле в муравейниках. Еще тогда  подумали, что муравьи нас самих вынесут с земли. Но местные сказали, что с началом стройки насекомые сами уйдут – не любят шума. Мне, как городскому жителю, это было очень удивительно: в самом деле, через какое-то время поле, действительно, стало чистым».

До революции эти земли были имением Аксаковых-Воейковым. На высоком берегу живописной извилистой речки Серёны, среди красивого яблочного сада стоял небольшой усадебный дом. Хозяин имения пытался наладить производство яблочной пастилы, для чего за 900 рублей выписал огромную американскую сушилку. Однако она не поместилась ни в одно из имеющихся строений и не была запущена в дело.

От старого  аксаковского сада сейчас не осталось и следа, тут растут яблони, посаженные в советское время.

А теперь возрастают и духовные семена, хотя такому «урожаю» местные жители поначалу были не рады.

 «Прокалывали колеса нашей машины»

Как рассказывают сестры, жители деревни сначала отнеслись к монашеской общине настороженно, и даже враждебно. Бывало, что ночью подкапывали дорогу на выезде, да и колеса машины прокалывали.

«Это было так по-детски – вырыть яму возле общины. Мы не обижались, понимали, почему они против нас. Жили вроде себе так тихо, спокойно. А тут мы – хоть и не шумные соседи, но со своим уставом, нарушили их уклад», – говорит настоятельница.

Первый шаг к мирному сожительству сделали сестры – они к общине проложили дорогу, которой с удовольствием стали пользоваться и местные жители.

А потом у сестер появились первые помощники из сельчан.

Василий и его жена Татьяна жили трудно, ведь работу в деревне найти невозможно. Потому решили спросить у сестер: может, помочь чем?

Муж с женой оказались очень хозяйственными и рукодельными людьми. Деревенские жители, они практически все умеют делать. А Василия сестры называют настоящим мастером – из любого бытового тупика найдет выход.

«Мы потом, чтобы поддержать Василия и Татьяну, купили для них козочку, кур – пусть занимаются хозяйством», – рассказывает монахиня Афанасия.

«Зачем строитесь?»

Матушка говорит, что их, сестер общины часто спрашивают: зачем они решили строиться, ведь так много монастырей, и действующих, и заброшенных, тех, которые надо восстанавливать.

«Эти люди, может быть, и правы. Но я думаю, что у каждого монастыря свое время, своя история, и свой путь. Нам Господь указал это место. В старых монастырях ты приходишь на все готовое: место намоленное, святые, мощи, стены красивые, история. А тут надо потрудиться. Поэтому в новых монастырях особый дух, неподдельный», – объясняет нам Афанасия.

Пять сестер общины никак не могут достроить храм в честь святой праведной Анны: все работы заглохли в начале пандемии из-за отсутствия денег. Но матушки не отчаиваются: «Значит, нам пока надо духовно укрепляться и расти. Ведь всему свое время, Господь все устроит». И  настоятельница тут же приводит пример Промыслительного попечения о них:

«Случаются времена, когда у нас нет денег, и я начинаю думать: как быть? чем кормить сестер? И когда уже, кажется, что неоткуда совсем деньгам взяться, приходит перечисление от кого-нибудь».

 «У каждого свой путь к Господу»

Схимонахиня Моисея – в прошлом москвичка и банковский работник. Так получилось, что как-то она приехала в Оптину пустынь с экскурсией – поездка была всего на  день. Здесь она познакомилась с отцом Назарием, который потом стал ее духовником. После этой поездки была еще одна, потом еще и еще…  И в какой-то момент женщина поняла: жизнь в миру потеряла для нее всякий интерес.

«Я в это время ухаживала за тяжелобольной мамой. Когда ее не стало в 2010 году, я отправилась в Оптину Пустынь, где стала послушаться», – рассказывает Моисея.  Это время она вспоминает с большой искренней радостью, в миру с таким чувством обычно говорят о детстве.

«Оно было прекрасным, наше духовное младенчество: мы горели молитвами, послушанием. На все были силы, везде хотели успеть. Наш духовник для нас был и отцом, и матерью. Умиление, благодарность – это все то время. Наверное, тогда были и трудности, но я сейчас о них вспомнить как-то не могу», – с улыбкой продолжает схимница.

Настоятельница Афанасия приехала в Антипово из Санкт-Петербурга, где работала взрослым логопедом – помогала восстанавливать речь после инсульта, аварий и травм.

«К вере я пришла через скорби. У меня погиб муж – мне было 30 лет. Я осталась одна с двумя детьми. Потом умер у меня на руках мой папа. Через несколько лет умер мой второй муж. Я после этих событий начала искать духовника, а Господь меня свел с иеромонахом Назарием. И вот через какое-то время после этого, я решила уйти из мира. Дети были уже взрослыми, самостоятельными, когда я приняла это решение. Я приехала в Оптину Пустынь – и поняла: это мое, родное. И осталась здесь. Вот так Господь вел меня», – вспоминает матушка.

Уход от семьи прошел обоюдно очень спокойно и естественно. Как признается монахиня, у нее была тогда огромная радость от постоянного общения с духовником. И внутреннее спокойствие – вот ее дом. А сестер общины матушка называет «самыми родными». Сегодня она уверена: духовные люди часто бывают ближе друг к другу, нежели родственники по крови.

Еще одна необыкновенная история

Сестры общины собрались из разных уголков России. Иконописец Ирина приехала сюда из Ухты. Она пока даже не послушница, но все чаще задумывается об уходе в монашество.

 «Я крестилась поздно, после 20 лет, – вспоминает Ирина свой путь к Богу. – Мама тоже была некрещенной долго. Со своей крестной она познакомилась на работе. Та подсказала маме, что почитать. Вслед за мамой начала читать эти книги и я. Потом уехала учиться в Сыктывкар, и там, когда училась на первом курсе, решила креститься: мне было очень тяжело в чужом городе, одной, вдалеке от семьи.  Походила по церквям, заходила в протестантскую. Но мне там не понравилось – все помпезно, наиграно, люди постоянно улыбаются, но нет чего-то настоящего. И я пошла в православный храм, где нашла то, чего мне не хватало. После крещения воцерковлялась долго, лет восемь. В Кылтовском монастыре – я ездила в него часто – поняла, что мне очень близко церковное искусство. И игуменья спросила меня, чем хочу дальше заниматься. А я мечтала об иконописи. Матушка отправляла тогда своих сестер учиться в Калугу, и спросила у меня, хочу ли с ними поехать. Так я попала в Калужское духовное училище, там и познакомилась с сестрами нашей общины».

О послушаниях

Послушаний много – все бытовые труды распределяются между пятью сестрами. Отдельная проблема – отсутствие газификации.

«Баллон затаскиваем вдвоем, втроем. Мы всю мужскую работу можем сами делать, хоть и тяжело. Бывало, что и застрявшую накрепко машину сами вытаскивали», – делятся с нами сестры.

Кстати, о машине – настоятельница несет еще и послушание водителя, а потому бывало, что и по нескольку раз в день ездила в Козельск за стройматериалами.

Матушка Афанасия говорит что есть текущие послушания, они меняются, а есть и постоянные. Одно из самых сложных – быть настоятелем.

«Тут надо понимать: трудности в этом прежде идут от меня, по моим страстям, грехам. Не потому, что кто-то плохой, злой и не так сделал, как я попросила, нет. А потому, что я такая. Я благодарна Богу – ведь начальствование это особый крест. Ни на каком другом послушании ты  не научишься смирению, как будучи настоятелем. Проявляются все твои страсти, начинаешь себя узнавать. Ведь думаешь: я хорошая, правильная, добрая, умная, шелковая. А тут оказывается – совсем другая. Семья – это иное. Детей ведь любишь материнской, эгоистичной любовью. Любишь ради себя – это я, мое, все для них сделаю. А тут надо любить, даже если тебя не любят. Нужно понять, что все немощи именно в тебе. Иногда через сестру Господь показывает, что у тебя внутри. И как я буду сама на себя злиться, наказывать? Нет, поэтому я должна относиться к сестре, как к самой себе – с пониманием и  любовью. Мы учимся любить друг друга, как заповедовал Господь».

Сестры говорят, что живут одной семьей, постоянно ощущая плечо друг друга. У молодой общины уже сложились и свои традиции, которые сестры стараются бережно сохранить. Одна из них – отмечать день рождение своего пока единственного в обители храма. Совсем скоро, 9 февраля,  сестры будут праздновать небольшую годовщину – 3 года со дня его освящения.

Текст: Анастасия Королева

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять