Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

“Он прошел все испытания и не уронил ни воинской чести, ни благочестия”. Что известно о смерти легендарного военного священника


Капеллан – звучит не по-нашему. Хотя на войне священников называют именно так. Но мне отца Олега хочется назвать батюшкой. Он погиб 25 марта на границе с Украиной. Выполнял свой священный долг – служил не только Родине, но и ее защитникам. Ему было 64 года.

Это случилось под Журавлевкой

– Как он погиб? – спрашиваю архимандрита Алексия из Санкт-Петербургской епархии, который благословил батюшку Олега Артемова на тревожную командировку в Белгородскую область.

– У нас, у военных священников, не только тайна исповеди, но бывает и военная. Президент Путин подписал указ о награждении отца Олега орденом Мужества. Посмертно. Значит, было за что.

Протоиерей Олег Владиславович Артемов в мирской жизни был человеком-легендой. Про него можно написать приключенческий роман. Морской офицер. Терский казак кисловодской станицы, военный священник, участник многих подводных и надводных морских походов, в том числе и в Антарктиду. Перед тем, как стать священником, прошел легендарный путь. Морской волк – это про него.

Фарватер батюшки Олега

Родился он в Кисловодске в Ставропольском крае. В детстве любил возиться с машинками. Мечтал стать трактористом. Но тут друг собрался в мореходку. Олег за ним. Так поступил в Астраханское мореходное училище. После окончания судьба забросила его на Дальний Восток. Срочную службу – три года – прошел на Тихоокеанском флоте, где командование, оценив хватку и сообразительность матроса, направило его в военно-морское училище. Получил мичмана. Всего лишь в 21 год стал командиром вспомогательного корабля, который обслуживал подводные лодки.

“Несколько раз я оказывался в ситуации, когда мог не остаться в живых, и понимал, что кто-то меня спасает и помогает. Например, когда служил на флоте, на нашем вспомогательном корабле мы попали в шторм, вода начала поступать в носовой отсек, и только благодаря тому, что в корме было несколько торпед, которые дали противовес, мы не затонули”, – вспоминал он позже.

В 1984 г. Олег ушел в запас. Его тянуло на родину, в Ставропольский край. Когда началась война на Кавказе, казачья кровь вскипела. Ушел на чеченскую войну. Воевал так, что вскоре был выбран кошевым атаманом Терского войска. Но там не было священника. И казачий круг решил, что достоин им стать только Олег Артемов. Так судьба сделала еще один зигзаг. Морской офицер и казак был рукоположен в диаконы.

Целых 11 лет он служил в храме преподобного Сергия Радонежского в поселке Комсомолец Ставропольского края. Был не только настоятелем, но и казачьим духовником. В 2010-м море опять позвало. Батюшка отправился на Камчатку. Стал помощником командира дивизии атомных подводных лодок стратегического назначения. Его должность – дивизионный священник. 15 выходов в море, среди которых четыре – длительные “автономки”.

Огонь, вода и пожарные трубы

Кто подводник – тот знает, чего стоит знак “За длительный поход”. В одном из дальних походов в отсеке случился пожар. Это верная смерть для замурованных под водой. Дальний поход мог стать вечным. Как знать, может, именно отчаянные молитвы спасли субмарину. С огнем удалось справиться. Потом отец Олег окончил курсы переподготовки в военное духовенство в Москве, и архимандрит Алексий ( Ганьжин) – настоятель Никольского ставропигиального Морского собора – пригласил его служить в Санкт-Петербург. Ведь в морском институте только-только открыли часовенку.

В море он больше не собирался. Но тут неожиданно поступило приглашение отправиться в экспедицию на научно-исследовательском океанографическом судне “Адмирал Владимирский” в качестве корабельного священника. За полгода судно несколько раз попадало в восьмибалльные шторма, когда срывало шлюпки, столы и кресла в кают-компании. Два раза медики боролись за жизнь моряков – проводились экстренные операции. Слава богу, помощь отца Олега не понадобилась. На “Адмирале Владимирском” он совершил две кругосветки. В руках всегда Евангелие, на груди – крест и епитрахиль. На борту среди необходимых для дальнего плавания запасов было пять литров лампадного масла. В походах он покрестил восемь человек. Считал, что этот путь ему уготован Господом. Когда списался на берег, его отправили служить настоятелем храма Георгия Победоносца в Новой Ладоге Ленинградской области. Казалось бы, вот он, вечный приют. Постоянная, на войну не спешащая паства. Его там полюбили. И берегли. Знали, что ему очень сложно добираться до храма из Питера, где настоятель и жил. На дорогу уходило больше двух часов. Тогда прошел клич: сброситься на новую машину для батюшки. Но тут случилась эта командировка.

Проводили достойно

Он погиб близ села Журавлевка под огнем, накрывшим духовно окормляемое им подразделение ПВО, место расположения которого оказалось рассекречено разведкой противника.

До последнего паства не верила в известие о смерти отца Олега.

– Такой священник, который прошел огонь и воду в прямом смысле, не мог умереть, – говорит мне один из прихожан церкви Георгия Победоносца в Новой Ладоге.

– К отцу Олегу так тянулись люди… Редкой души был человек, – говорит архимандрит Алексий. – К тому же он прошел все испытания и не уронил ни воинской чести, ни благочестия.

Тело уже на следующий день было доставлено из города воинской славы Белгорода в город-герой Санкт-Петербург. Хоронили священника на Серафимовском кладбище. При немалом стечении народа. Отпевали его аж два епископа – владыка Назарий и владыка Савватий. Мало кому такая честь достается. Приехали сослуживцы покойного даже с Камчатки. Много было сказано, много было пролито слез. Проводили достойно.

Вот небольшой фрагмент интервью отца Олега:

– А вообще, что такое православие? Для чего нужно? И почему оно существует именно на территории России? Почему ради веры люди идут на смерть? И не просто один человек…, а сотнями, тысячами идут. И не жалеют. Для них смерть за Бога лучше, чем падать на колени и просить о пощаде. Воин – православный воин – непобедимый.

…Памятники бывают из бронзы, но над ними довлеют голуби. Бывают из газеты, которая живет, пока в нее не завернули селедку. А есть еще памятники в душе, которые неподвластны ни времени, ни стихиям. Батюшка Олег жил и погиб за правду.

Юрий Снегирев, РГ

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять