Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Козельск в дневниках. Василий Жуковский оставил о нашем городе всего две короткие записи, но если их «разгадать», получится отдельный том по истории края

Вместе с проектом «Прожито»  мы нашли все упоминания нашего города в дневниках соотечественников, живших в XIX и XX веках. По этим записям мы можем проследить жизнь Козельска, подробнее узнать о тех, кто в нем жил, а главное – КАК жил. А также, что не менее важно – мы впервые услышим, что думали о маленьком городе с большой историей писатели, политики, ученые и простые люди. Внимание! Задержите дыхание, мы начинаем свое путешествие на машине времени!

Первое, дошедшее до нас дневниковое упоминание Козельска, принадлежит не Гоголю, не Достоевскому, не Тургеневу и не Толстому, с кем традиционно возникают ассоциации, когда речь заходит о писателях, побывавших на нашей земле. Первым о Козельске упомянул Василий Жуковский, поэт, переводчик, наставник императорской семьи. Наш город он посетил в 1837 году, а именно – 25 июля (13 июля – по старому стилю). Этот год навсегда войдет в историю литературы, как год убийства Пушкина, ученика Жуковского. Кстати, есть версии, что Александр Сергеевич при своей жизни также был в Козельске, и тоже проездом. А еще 1837 год – это год, когда великий князь Александр Николаевич (будущий император Александр II) отправляется в путешествие по России, маршрут наследнику трона разрабатывает Василий Жуковский. Он же сопровождает цесаревича в этом путешествии. И вот после посещения Сибири, Урала, Казани, Тулы Жуковский получает десять дней отпуска, для поездки в родовую усадьбу под Белевом. В Белев Василий Андреевич едет через Калугу и Козельск. Теперь самое время прочитать ту небольшую, но очень познавательную для нас дневниковую запись поэта.

25 июля (13 июля). 

Вторник. Переезд из Калуги в Белев. Дорога, переложенная бревнами. Много песку. За Андреевским прекрасный вид на Оку, вдали монастырь. Потом песок усиливается. У Перемышля конец песков. За три версты переправа через Оку. Вправо монастырь. Козельск. Обедал в доме почетного гражданина Брагина и осмотр парусинной фабрики. Беленье пряжи. Тканье. Низанье. 54 рубля кусок себе, в продаже 58. Торг с Америкою; упадок от Александровской фабрики. Из 400 станов 100 оставлены. Подлость мастеров. Оптин монастырь. Ни один не производит большей благоговейности. Только и славы, что о богатстве. Три церкви. Чудотворная икона. Строгость. Река времен. Скит [Псалтырь. Рыбы никогда. Молочное 5 недель в году—Прим. автора]. Алексей Иванович Желубяжский. В Белев приехал к осьми часам вечера.

Василий Жуковский

В этой записи упоминается Алексей Иванович Желубяжский, о нем известно, что он был сержантом лейб-гвардии Преображенского полка (1796), а также помещиком Белевского уезда.  Жил в Оптиной пустыни с 1836 года, принял монашеский образ.

А еще мы читаем фамилию Брагин. Можем со стопроцентной уверенностью говорить, что Жуковский здесь совершил ошибку. На самом деле речь идет о ком-то из известных козельских фабрикантов Брюзгиных. Мы предполагаем, что о Дмитрии – первом русском фабриканте парусных полотен. (Дом Брюзгиных – с фронтоном и колоннадой – козельчане прекрасно знают, он находится на Большой Советской, журналисты одного из федеральных изданий недавно назвали это здание «самым представительным» в Козельске).

Мало кто знает, но Козельск когда-то славился своими полотняно-парусинными фабриками.  Сразу несколько семей в Козельске и в его окрестностях работали на полотняную промышленность. Как рассказывает сайт «Козельская энциклопедия» со ссылками на научные источники, в селе Клыкове под Козельском, например, работала фабрика гвардии поручика Александра Федоровича Полторацкого. Подробнее об этом можно прочитать в «Козельской энциклопедии» или найти  первоисточники – доклад «Состояние фабрик и заводов в Калужской области в 1828 году», «Ведомости о мануфактурах в России за 1812 год» и т.д. В этих же источниках вы найдете многочисленные упоминание о Брюзгиных, у которых в Козельске и в Козельском уезде также были свои станы.

Сама же фабрика Брюзгиных была основана еще в 1797 году братьями Иваном и Дмитрием. В 1826 году братья производство разделили. В том же году Дмитрий построил новый каменный фабричный корпус в Козельске. Почему мы предполагаем, что Жуковский упоминает именно Дмитрия? Во-первых, его фабрика действительно отправляла товар в Санкт-Петербург для торговли с заграницей. Во-вторых, Дмитрий был по духу близок Жуковскому. 

Вот что мы читаем о Дмитрии Брюзгине в «Козельской энциклопедии»:

«Обладая значительными средствами, Брюзгин в широкой степени занимался благотворительностью, как в пользу монастырей, церквей, так и на различные общественные нужды; особенно ярко сказалась его готовность помочь ближнему во время невзгод 1812 года.

Когда директор мануфактурного департамента предлагал Брюзгину выписать из Англии фабричную машину, способную заменить, по количеству работы, тысячу рук, Брюзгин написал ему: «Приближаясь уже ко гробу, не хочу, чтобы память мою любезные сограждане омрачали, особенно в бедственное время неурожая; давая им хлеб от трудов их на фабрике моей, я стыжусь теперь помыслить о собственной корысти».

Получив весьма скромное первоначальное образование, Брюзгин, при своем природном уме, сумел самостоятельно и разностороннее образовать себя.

Дмитрий Брюзгин был почетным гражданином Козельска. В нашем же городе он и умер в 1841 году, похоронен в Оптиной пустыни, которая многим ему обязана в отношении своего благоустройства. Помимо обычной благотворительности разного рода, Брюзгин материально помогал изданию духовно-нравственных книг».

Следующее упоминание Козельска в дневниках Жуковского от 3 августа (22 июля). В нашем городе он останавливается по пути в Москву, и похоже, на этот раз уже вместе с цесаревичем. По крайней мере, в дневнике за 31 июля поэт отмечает: «Прибытие великого князи поздно ввечеру». Вот запись, доказывающая, что из Белева Жуковский возвращался через наш город (впрочем, тогда другого пути не было)

3 августа (22 июля). 

Отъезд из Белева. Падение форейтора, не доезжая первой станции. Встреча в Козельске. Подборки, имение Писарева; подле Озерское, село Омельяненки. В Калуге остановился у Пряшникова. В половине шестого отправились на Полотняный Завод после грозы. Рисовал Калугу. Дорога песчаная. Сосновый лес. Смоленская дорога влево; весь тракт медынский. — Приезд в 10 часов. Нашел Андрея Муравьева. Антресоли. Негодный бюст Пушкина; внизу галерея, терраса и регулярный сад. Какой-то во всем беспорядок и что-то негостеприимное в уборе горниц.

Здесь мы встречаем знакомые географические названия. Но свое внимание остановим на трех словах «Подборки, имение Писарева». Обычно исследователи рассказывают о Писаревых, при которых Подборки стали, якобы, центром окружных деревень. Речь идет о Николае Васильевиче Писареве и его жене Елене Федоровне. Это она, к слову, увлеклась теософией и превратила Подборки в штаб-квартиру теософской мысли. Но все это история конца XIX – начала XX веков.

Жуковский же говорит про имение Писарева в 1837-м.  И тут мы можем предположить, что Василий Андреевич имеет ввиду знаменитого тогда офицера и писателя Александра Александровича Писарева (годы жизни 1780 -1848). Он прославился в войне с Наполеоном, завершив ее генерал-майором. За отличие в Бородинском сражении получил орден св. Анны второй степени. После Отечественной войны Александр Писарев продолжает службу. Известно, что в 1817-1821 годах он служит в Калуге, вероятно тогда и приобретает или строит имение в Подборках. Об этом доподлинно неизвестно (возможно кто-то из историков прольет свет?), но зато известно точно, что в Калуге Писарев активно занимается литературой. И даже основывает литературный кружок под девизом «Владей мечом в бою и лирой средь друзей».

Александр Писарев

Повторимся, связь именно Александра Писарева с Поборками лишь наше предположение, выдвинутое после прочтения дневников Жуковского. Всего две короткие записи – но сколько размышлений и сколько всего нового они могут открыть! И здесь мы в сотый раз призываем козельских исследователей – от школьников до взрослых – глубже заняться родной историей.  Например, мы бы с радостью опубликовали заметку о «героях» дневниковых записей Жуковского, сделанных им в Козельске и в Калуге. 

В следующих номерах мы продолжим публиковать дневниковые записи видных и никому неизвестных россиян о Козельске. Это значит, впереди нас ждет целый исторический сериал и еще больше загадок, которые, уверены, при серьезном подходе краеведов и исследователей,  будут разгаданы. Наше издание готово предоставлять для этих «разгадок» печатные полосы.

Ваша редакция.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять