Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Песни из гаража

История молодой, но очень перспективной козельской группы «Overprint»

Недавно на сайте районки мы разместили видеоклип песни «2000 дней» неизвестной пока в музыкальных кругах местной панк-рок группы «Overprint». А сегодня мы идем в гараж, где репетируют музыканты. Именно здесь на свет появляются песни и не только они…

С лидером пак-рок группы «Overprint» Антоном Krim (Антоновым) мы познакомились до выхода клипа, ещё в ноябре,  когда он был задействован в съёмке сцен средневекового сюжета нашего внештатного фотографа Виталия Верескуна. Это должно было стать продолжением его масштабного проекта-саги о рыцаре. В перерыве между съёмками Антон рассказал, что пишет музыку и тексты песен, а также занимается их аранжировкой. К тому же наметилась съёмка клипа на одну из песен…

Клип был снят, смонтирован и стал известен узкому кругу любителей качественной рок-музыки. Парням этого было явно недостаточно. Но тут к ним обратился Виталий с предложением поиграть свою музыку на открытии его персональной фотовыставке 3 марта в козельском музее. Но для этого было необходимо послушать все песни группы.

«Прослушивание» назначили на репетиционной точке – в гараже у Антона, где был жуткий холод. Но когда он взял в руки гитару, мурашки как ветром сдуло…

«Для меня дико – откуда в голове это берётся?..»

– Антон, тебе 28 лет, как и твоим музыкантам. А когда ты написал свою первую песню?

– В 12 лет во время дежурства в школьной столовой. Первой родилась музыка, точнее один аккорд, от которого я оттолкнулся и написал песню из восьми строк. Я её пел и играл непрерывно, потому что самому нравилось. И вдруг услышал голос одноклассницы: «Что это?» Ответил, что сам сочинил и тут же понял, что меня от этого дела «прёт». А потом в классе 9-м наш нынешний барабанщик Андрей Kolt (Могаев), который тогда вместе с ребятами писал под минусовки рэп-композиции, взялся мне помочь читать мои тексты, потому что одному мне было страшно.

– Получается, что ты начал вовсе не с рока?

– Да. Года до 2017 мы с Андреем занимались рэпом. Потом он сказал, что не может писать и предложил мне кандидатуру Миши  Colins (Серова), с которым мы и сейчас поём. И если раньше мы писались на домашней студии у парней за 300 рублей, то с Мишей уже на студии в ДК «Прометей». Нас начали приглашать на какие-то мероприятия, фестивали.

Потом мы поехали в Москву, где облажались. Нам нужно было петь на тысячную аудиторию. Но поскольку у нас саунд-чека не было, мы с Мишей вышли, я от страха закрыл глаза и понял, что вокально не дотягиваю, себя не слышу и начинаю орать. Миша бэком помогает – тоже орёт. Первый куплет я исполнил, второй начал мой друг, я глаза открываю, смотрю на него: стоит ногами внутрь – вот-вот упадёт, весь бледный… Был мрак! Но на этом мы не остановились. Работая вместе на СПЗ, во время перерывов репетировали в курилке, планировали – куда едем, куда нет. Но однажды сидим у меня дома, и я говорю: «Что-то не идёт». Это был год 14-15-й – и уж очень было много рэпа! А выделить себя было практически невозможно. И тогда я Мише предложил попробовать инструментал – написать свою музыку, сделать свою аранжировку. Я же до этого играл в нескольких группах и понимал что делать, хоть и не имею музыкального образования.

– А вот это интересно!

– А для меня дико, потому что не понимаю – откуда у меня в голове всё это берётся? Был у меня один случай, произошедший во время смены на молокозаводе, где я сейчас работаю. Я стою на линии, снимаю спайки с кефиром и ставлю на поддон. И в это время в голову приходит припев в стихах – полностью готовый.  Но что делать? У меня же конвейерное производство, от которого не отойти. А в голове уже и мотив крутится! Я понимал, что если сейчас ничего не запишу, то всё забудется. И что ты думаешь? Проходит мимо малый, такой же подсобник, как я. Я прошу его, чтобы за меня постоял, а меня типа «приспичило». Бегом в раздевалку за телефоном! Записал, и теперь песня живёт.

– Очень похожая ситуация, которую сыграла Бьорк в фильме «Танцующая в темноте». Там тоже было чуть ли не конвейерное производство, гремели станки, а её героиня из этого грохота вычленила ритм и сочинила песню. Но одному сочинять и песни, и аранжировки очень сложно. Тебе кто-то содействует, подсказывает?

– Сложность в том, что никто в команде не пишет. Меня дополнить, обогатить некому и нечем. Ребята могут сказать, что, допустим, вот эта строка – не то, но никто взамен ничего не предложит и не придумает. Так что кушаем то, что есть. Мне очень не хватает помощи. К тому же нам необходим соло-гитарист. Группа оживилась бы на самом деле. Потому что мои идеи малы для того, чтобы было ещё вкуснее, чем сейчас.

– Давай про тексты к песням поговорим.  

– Каждая песня рождается по-своему. Допустим, недавно я дописал песню, которая была начата лет 7 назад. Просто было всего 2 строчки. Просто была идея, но что в эту песню вложить – была для меня проблема. Душа была лишь в начале. А позавчера пил кофе и дописал разом – взахлёб. Тут же спел её жене, а она в ответ – вот это надо записать. Вот как это работает – я не понимаю!

– Оценщик твоего творческого труда имеется даже дома. Это круто!

– Да. Моя Таня такая. Кстати, именно сейчас она в роддоме – рожает моего первенца, сына Арсения. Так что сегодня однозначно родится и новая песня. Вот только парни подойдут, и начнём.

«Моя юность – сплошной трэш!»

– Вот в этой ситуации, когда на свет появится твой сын, родится песня, и наверняка она будет со светлым смыслом. Но при трэшевой ситуации твой разум работает продуктивней?

– О, это да. Моя юность – сплошной трэш. В 14 лет мне стало интересно, что такое свобода. Я общался на тот момент с такими людьми, которые могли есть таблетки и нюхать клей. А я ни одной плохой таблетки не съел и ни разу клея не понюхал. И когда от этих людей уходил, они говорили – какой я плохой человек: «Все хавают, а ты нет?! Чё, самый умный?!»

В ту пору тексты песен возникали в голове мгновенно. Одна из них называется «Тоннели». Когда я сидел ночь в теплокамере колодца, грелся, хотя за полтора километра дом, где тепло и хорошо, я был там, общался с непонятными мне людьми и что-то искал, наверное. Я до сих пор не понимаю, почему это происходило. Возвращаться домой, спустя двое суток, было боязно. К тому же за это время я поджёг входную дверь подруги из-за того, что она не дала мне попить воды…

И ещё был один момент, когда бывший товарищ зимой возле НИАПа ударил девочку дубиной по голове из-за того, что она ему не дала по ледовой дорожке прокатиться. Она была старше его лет на пять, а нам было по 14. Он ударил и бежать. А я посмотрел, живая она или нет, и следом за ним рванул. Добежали до «Прометея», потом в сторону колодца, а за нами милицейская «семёрка», в которой эта девочка сидит. Товарищ, что её ударил, бежит впереди, а меня сзади догоняет полицейский, бьёт по ногам, я падаю вперёд на товарища. Нас везут в полицию, где мы называем не свои имена-фамилии. Нас мурыжат всю ночь… В итоге товарищ произносит наши настоящие имена, говорит, что девушку пальцем не трогал, а ударил её я. В итоге нас ставят на учёт, а товарищ на комиссии опять повторяет, что ударил я. Когда мы выходили из зала, я задал ему вопрос о том, как это понимать? «У меня выхода не было», – ответил он.

К чему веду – свидетелем всему я был сам. Меня никто не подталкивал. Судьба вела так, чтобы я сам себя искал. Но трэшем – да, я вдохновлялся и вдохновляюсь. Пишется всегда легко, когда тебе не совсем хорошо.

– А ты чего-то боишься после всего пережитого?

– Для меня остаться одному – это самый большой страх. Так как я сейчас активно занимаюсь музыкой, появляется аудитория. В том числе есть и сумасшедшие. Но меня это очень взбадривает. Люди подходят и говорят, что видели наш клип, а для меня это круто. Иду дальше, потому что понимаю: под лежачий камень вода не течёт. Если что-то движется, значит, делаем это не зря. И это большой стимул.

«Начинается драйв!»

– А когда наступает творческое затишье, то чем команда занимается?

– А вот когда происходит застой, то наш басист Миша Мix (Хапров), который играет с нами недавно, говорит, что хочет на сцену. Отвечаю, чтобы выступить хотя бы с одной песней, ты её должен максимально качественно отыграть. И не только ты, а вся команда. И вот когда происходят такие моменты, как, например, подготовка к выступлению на открытии выставки у нашего друга, фотографа Виталия Верескуна, то начинается драйв. Знаешь, как это приятно, когда видишь огонь в глазах твоих ребят, которого давно не было?! Это дорогого стоит! Все заряжены. У нас уже есть 8 готовых  песен, которые готовы сыграть. Это часть нашего дебютного альбома…

Антон берёт на гитаре аккорд и начинает петь новую песню «Имя твоё», ту самую, что дописал, спустя 7 лет…

Отличный способ изменить свой ход, где нужно отступать,

Сделав шаг назад, лишь огонь в глазах.

На что способен мой герой? Прочту все на твоем лице,

Цвет дрожащих губ, но это в самом Конце!

Я помню все твои слова, и смоет свет ночной туман…

На припеве в гараж зашёл единомышленник и вокалист группы Михаил. Улыбнулся, когда услышал мелодию и новый куплет…

– Миш, ты – второй мозг команды. А Антон тебе мозг не выносит? Понимаешь его полностью?

– Конечно!

– Вот это вам повезло, пацаны! Круто, когда в творческом дуэте полное взаимопонимание. Миш, а помимо музыки, чем занимаешься?

– Работаю на СПЗ электромонтёром.

– А Миша Мix, Он же Хапров, он же басист где работает?

– На заводе работаю тоже. И тоже электромонтёром, только на молоке, – стоя в проёме гаражных дверей, смеётся парень.

– А я – пепсикольный, –  подхватил разговор барабанщик Андрей, выглянув из-за спины Миши.  

– Ну, раз все собрались, то предлагаю начать репетицию с песни, которую мы записали первой. Это «Вселенная услышит». Дальше «Это всё, что у меня есть», которую я написал специально под Мишу. Продолжим пока недоведённой до ума «Возьми всё, что хочешь». Ну, «2000 дней», конечно, сыграем. А закончим «Этажами», которая обещает стать настоящим хитом, но парни пока в это не верят, – говорит Антон.

– Да верим! Давай с неё и начнём, – в один голос заявили ребята, Андрей сел за барабанную установку и начал отстукивать ритм…

Бархатный голос вдалеке, скрытые шрамы на руке,

Сломаны крылья за спиной, ангел порхает над землей.

Боль, снег, так холодно как будто это яд или смерть? Пока не знаю я.

Вот она жизнь – любовь, но без правил. Все этажи за годы оставил,

Сожжены… Дабы убрать их из памяти…

«Я стал отцом! Пишем новую песню!»

Жаль, что словами невозможно передать атмосферу, которая царила в гараже, когда ребята исполняли песни. Ведь каждая из них – это яркий жизненный сюжет, с нервами, переживаниями, эмоционально дополненный оригинальной аранжировкой и вокальными партиями Антона и Михаила…

Я видела на своем веку много групп, и если ребята из «Overprint» продолжат в том же духе, их ждет большое будущее  – альбомы, концерты, популярность.

– Да насчёт популярности меня уже мастер на заводе подколол, – смеётся Антон. – Вы когда наш клип разместили на сайте и в соцсетях, в цех сразу мастер забежал. А нас человек пять на линии было. «Вы что стоите?! Бегите автографы брать! – закричал он, а сам ко мне подходит и говорит, – в ВК захожу, а там про вас пишут. Такого я не ожидал – чтобы про вас в газете написали! А снимал в натуре Верескун?»

– Да, Виталю в районе уже знают многие. Так что на открытие его выставки люди придут, во время которой мы презентуем часть песен из нашего дебютного альбома, – потирает замёрзшие руки Андрей. – Так что всё будет отлично!

– Да, туда своя публика придёт – подготовленная. А не та, что собирается на День города. От неё нет отдачи. Мы в Москве облажались, но зрители нас приняли, был адреналин. А в Сосенском вышли на сцену, чтобы зажечь всех классной композицией «Я не стану летать», а народ стоит и ничего не понимает, потому что не знает, с чем это есть, – говорит Антон.

– Да, с вами, пацаны, нельзя не согласиться. Публику надо готовить, прокачивать постоянно, выступать на всех тусовках, окультуривая качественными песнями, как ваши. Иначе такое, как «Влево – вправо – в потолок ягоду малинку», будут считать шедевром.

– Да мы только «за» работать на всех тусовках. Но у нас нет нормальной репетиционной базы. Зимой в гараже много не порепетируешь – очень холодно. Однажды обратились к руководству ДК «Прометей» с просьбой выделить нам помещение, за аренду которого мы будем платить. Да, аудиторию дали, но репетировали мы там не одни, были ещё две команды. На точку приходили по графику. Однажды случилось так, что мы пришли на репетицию, а там – сладкий стол! А потому что, образно выражаясь, ты никто и звать тебя никак. И куда бы мы после этого не обращались – везде нас футболят. Оставляли номер телефона в администрации Сосенского. Нам обещали перезвонить, но – тишина. А нам надо репетировать! Мы же не кружок какой-то, а полноценный коллектив, который хочет заниматься творчеством в полную силу. К тому же у нас большие творческие планы – квартирники, концерты, гастроли, на которых мы будем обкатывать наш первый альбом. И начнём это делать 3 марта – на открытии фотовыставки нашего друга! «Стоп, ребята, жена звонит! Да, любимая… Родила?! Ну всё, мужики – я стал отцом! Пишем новую песню!» – радостно выкрикнул Антон и взял в руки гитару…

Подготовила Евгения Симонова

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять