Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Пасха среди расстрелянных фресок

Когда Пасха выпадает на май, то невольно возникают параллели Победы жизни над смертью, дарованной Господом Иисусом Христом, и Великой Победы, ради которой советский народ принес несопоставимые ни с чем жертвы. Современным молодым людям, многие из которых далеки как от Церкви, так и от истории – эту «рифму» двух Побед сразу и не понять. Но есть места в Калужской области, где стоит побывать лишь раз – и тогда все «пазлы» встанут на место. Сегодня мы расскажем о храме в честь Воскресения Христова в селе Ульяново.

«Ходите осторожно, здесь всюду падают кирпичи», – такие слова слышат те немногие, кого допускают в среднюю часть холодного храма. То есть прямо под купол. К престолу, освященному в честь Воскресения Христова.

В последние годы здесь действительно стало опасно находиться, храм в аварийном состоянии, под старинными фресками, между массивных колонн натянута красно-белая лента. Тревожно. Трепетно. Но дух захватывает от масштабов. От прикосновения к чему-то очень торжественному, от сопричастности с по-настоящему драматичной историей.

В исторические документы и заглянем. Вот что мы читаем в описаниях храма, дошедших до нас еще с первой половины XIX века – с пушкинской эпохи.

«В общем объеме холодного храма по углам куба расположены 4 мощных столпа, соединенных между собой высокими подпружными арками. Столпы в своем основании имеют сложную конструкцию и образуют проемы для входа в алтарь, ризницу и пономарскую. На стены барабана-восьмерика опираются 8 парусов сходящихся в средокрестии и образующие купол. В средней части купола расположены круглые световые проемы, образующие в подкупольном пространстве световой крест».

Подобные описания обычно встречаются в историях столичных храмов. Но Ульяново (или как называли до революции – Плохино) – небольшое село в трехстах километров от Москвы, и вдруг такой собор – 15 тысяч квадратных метров. До революции, как утверждают источники, он вмещал не менее четырех тысяч прихожан.

 Сегодня, когда службы идут лишь в одном приделе, храм может вместить на порядок меньше. Но от этого свое величие он не теряет. И все так же поражают взгляд и простого человека, и искусствоведа уникальные фрески храма. Они тоже живой урок истории и живописи. Мастерство художников, масштабность, выбор сюжетов – все говорит о том, что перед нами образец, равный европейской росписи.

Есть в храме неканонические образы, например, той же Новозаветной Троицы – Бог Отец изображен седовласым старцем. Что только добавляет храмовой живописи тайны и уникальности.

По Троице, этому образу Победы, в годы немецкой оккупации стреляли немцы. Хотя такое ощущение, что стреляли они все-таки без разбора и по кругу – следы от пуль везде. Святые, ангелы – чуть не каждому досталось по пуле. Стреляли и в купол – где изображена композиция «Отечество».

Другими словами, когда в начале войны в село пришли фашисты, они, вероятно, поняли, что перед ними не просто храм, а настоящий символ Победы. И ничего лучше не придумали, как его расстрелять. Взорвать такую громадину – было просто невозможно.

Интересно, что те же немцы на время разрешили храм открыть – двойные стандарты всегда отличали иноверцев от православных.

Теперь смотрят на нас – раненые, но не уничтоженные фрески. Памятники духа. Образцы мировой живописи. Сама по себе эта панорама ярких (особенно в утренних лучах) высокохудожественных работ, испещренных следами от пуль, но не потерявших «лица» – одна из самых красноречивых проповедей Победы жизни над смертью и Победы русских людей.

Досталось от фашистов не только фрескам. Теплый храм, который располагался на втором этаже трапезной, был полностью разорен. Сорваны полы, а несущие дубовые балки выпилены и увезены немцами для ремонта моста. Но и теплый храм, хоть тоже и находится в аварийном состоянии, не потерял своего величия.

Несмотря на все глумления и издевательства – стоит Воскресенский храм. А его стены и фрески не устали «повторять» нам самые главные слова православного мира «Христос Воскресе».

И это «Христос Воскресе» звучит над всеми пожарами истории (церковь горела в 19-м веке), над боями революции, над тоннами зерна, что хранили в храме после его закрытия в начале тридцатых, над выстрелами НКВДшников (в подвале храма перед войной были расстреляны 16 человек, среди них дети, один из них чудом выжил и в шестидесятые приезжал на место своего спасения), над бомбежками Великой Отечественной (во время которых местные прятались в храме, и в это же время был разрушен южный порт храма – от прямого попадания снаряда святые стены спасла липа), звучит пасхальное песнопение и над лозунгами «показать последнего попа», и над лихолетьем девяностых…

И над холодными и эгоистичными нулевыми.

Немногие пока отвечают храму. Но как отклик на его великую историю – в местном краеведческом музее есть медальон с иконкой, его нашли поисковики в одном из ульяновских сел. Медальончик этот принадлежал погибшей медсестре. Девушке, которая пошла на войну не по призыву Сталина, а по зову совести.

Но кто еще ответит этому «гласу» из глубин русского духа? Сегодня приход не самый большой. Многие и вовсе проходят мимо храма. Попытки привлечь к его проблемам тех, кто мог бы заняться восстановлением – тоже пока не привели к успеху. Все-таки суммы нужны гигантские.

А ведь в конце XVIII века, то есть когда Пушкин даже не родился, именно местные жители настояли на том, чтобы каменный храм в честь Воскресения Христова был достроен. По преданию, возводить его начал сподвижник Петра Великого, граф Яков Виллимович Брюс. Дело шло не быстро, и это понятно – попробуй построй в глубинке храм, равный питерским соборам. Благодетель так и не дождался окончания работ. По мнению иерея Алексея Сорокина, храм продолжил строить внучатый племянник графа – Яков Александрович Брюс. Но тоже не дожил до завершения строительства – он умер в 1791 году. Есть также история о том, что жители села (оно тогда называлось Плохино) попытались собрать деньги на завершение работ сами, но поняли, что не потянут, тогда они отправили делегацию в Италию к родственникам графов. С берегов Средиземного моря плохинцы вернулись с нужной суммой.

К 1805 году храм был достроен.

У современных жителей теперь уже Ульянова такого рвения, вероятно, нет.

Но даже история, запечатленная в камне, с веками разрушается. Равнодушие и безверие – страшнее немецких винтовок.

Однако местные священники, краеведы, прихожане храма не теряют надежды, что когда-нибудь слова «смертью смерть поправ» они пропоют под куполом храма, в главном его приделе. Куда снова начнут пускать всех желающих. Пока что верующие встретят Пасху в другом приделе, но тоже внутри своего собора. Пока еще внутри…

Одно будет, как и прежде, – колокольный звон понесет радость о несокрушимости веры, о Победе Иисуса по ближайшим селам и деревням. И как прежде – утром в воскресенье солнечные лучи нарисуют под куполом световой крест.

Этот свет на пару часов «затянет» раны войны.

Реквизиты для перевода средств на нужды храма:

Местная православная религиозная организация

приход в честь Воскресения Христова с. Ульяново

Козельской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Отделение N 8608 Сбербанка России г. Калуга

р/сч 40703810222160100985

к/сч 30101810100000000612

БИК 042908612

ИНН 4019001799

КПП 401901001

ОГРН 10240000008537

ВОСЕМЬ важных дат из истории храма

Построенная в 1803 году шестипрестольная каменная церковь, освященная в честь Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме, стала наследницей деревянной Дмитриевской церкви. Архитектурный стиль определен искусствоведами как переходной от барокко к классицизму.

После закрытия Оптиной пустыни в январе 1923 года при храме проживал оптинский старец прп. Нектарий.

Последнего священника Воскресенской церкви арестовали на Пасху в апреле 1932 года.

18 октября 1937 г. священник храма Антоний Жуков был расстрелян, его казнили вместе со священником Иоанном Зерцаловым.

В 1942 г. во время немецкой оккупации по согласованию с немецкими властями храм был на короткое время открыт.

В 1944 году храм был снова открыт. Теперь уже по решению советских властей.

С начала 90-х гг. в храме проводятся ремонтные и восстановительные работы. 18 апреля 1995 г. на куполе звонницы храма был установлен крест.

С декабря 2002 года настоятелем храма назначен священник Максим Садовников. Численность прихода выросла с 70-80 человек в 80-90-х годах до 150 человек в воскресные дни, а в отдельные Великие праздники приходят до 300 человек. В собственность храма возвращено здание бывшей церковно-приходской школы, где сегодня успешно действует Воскресная школа. Восстановлено помещение бывшей церковной лавки. Имеется обширная, более 1000 томов, библиотека святоотеческой и другой литературы православной тематики. В приходе действует группа милосердия.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять