Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Верба для Хари». Незабываемая встреча и душевная беседа со звездой кинофильма «Солярис» Натальей Бондарчук

Наталья Сергеевна приезжала в областную столицу накануне Вербного Воскресения на третий международный фестиваль фильмов и программ о космосе «Циолковский». Мы, конечно же, не могли пропустить такого момента и встретились с необычайно популярной в 70-е годы прошлого столетия кинозвездой, теперь уже режиссёром и продюсером. Приятным подарком для Натальи Сергеевны стал букетик вербы, привезённый из Оптиной Пустыни. Там в 2008 году Бондарчук снимала свой фильм «Гоголь. Ближайший», а после эта святая земля стала для режиссёра самым сакральным местом.

Но букетик вербы мы подарили ей не сразу, а после того, как Наталья Сергеевна устроила для участников и зрителей кинофестиваля творческую встречу. Посвятила она её фильму «Солярис», поскольку в этом году этой кинокартине, где Бондарчук сыграла свою звёздную роль, исполняется 50 лет. И, конечно, вспомнила другие интересные эпизоды из своей жизни.

Историческая справка:

«Солярис» – научно-фантастическая драма, снятая режиссёром Андреем Тарковским в 1972 году по мотивам одноимённого романа Станислава Лема об этических проблемах человечества, рассматриваемых через призму контактов с внеземным разумом. Олицетворением этого внеземного стала Хари, сыгранная юная, никому не известная актриса Наталья Бондарчук. А её партнёром был опытный и талантливый Донатас Банионис. Их дуэт покорил весь мировой кинематограф. К тому же на Каннском кинофестивале двухсерийная картина стала обладателем Гран-при.

Дочка звёзд советского экрана

В конференц-зале Государственного музея истории космонавтики, где проходила встреча с поклонниками кинозвезды, не было свободных мест. Посмотреть и послушать Бондарчук захотели и школьники, только что вернувшиеся из кинозала с просмотра «Соляриса».

– Если вы думаете, что будете сидеть и слушать Наталью Сергеевну – ничего подобного. Я буду отвечать на ваши вопросы. Но, естественно, ещё ни одна аудитория не отпускала меня, не задав вопрос личностный: моё происхождение. Мой отец – Сергей Федорович Бондарчук, да. А вот Фёдор Бондарчук – мой брат по папиной линии. Так, а маму мою как зовут? – Наталья Сергеевна задала зрителям вопрос, хитро прищурившись.

– Инна Владимировна Макарова, сыгравшая Любку Шевцову в фильме «Молодая гвардия, – выкрикнул кто-то с места.

– А ещё «Высота», «Дорогой мой человек», «Женщины»! – зрители наперебой начали перечислять фильмы с участием актрисы.  

– А вы знаете, что, когда «Война и мир» вышла в прокат, то «Женщины» набрали больше зрителей, чем «Война и мир»? – вновь задала вопрос и тут же рассмеялась Наталья Сергеевна, –  и папа, когда уже был в разводе с мамой, подошёл к ней после просмотра фильма и сказал: «Инна – талантище». Очень приятная оценка бывшего мужа, не правда ли?… А у меня же дети. Не хотите выяснить, сколько у меня их?

– Хотим, – дружно ответил зал.

– Детей-то у меня двое: Иван да Марья – комплект. А теперь, если спросите, сколько внуков, то отвечу, что пока шесть. Но моя любимая цифра «семь». И, вроде бы… Да-да, очень скоро, – смеётся Наталья Сергеевна.

«А в любимом кресле-качалке Тарковский…»

– А вот теперь представьте, что мне 13 лет и я отдыхаю на даче по соседству с педагогом, режиссёром и ассистентом знаменитого Михаила Ромма – Ириной Жигалко, у которой была богатейшая библиотека.  В ту пору я увлекалась чтением фантастики, брала у неё Азимова, Бредбери. И вот однажды взяла «Солярис» Лема. «Наташка, ты приходи, сейчас тебе будет интересно – ко мне студенты приедут», – сообщила мне Ирина Александровна и поспешила в свой дом. Я прихожу к ней, а на пороге – молодой человек очень умело шишками растапливает огромный самовар. У камина сидит второй студент. А третий сидит в моем любимом кресле-качалке и хитро на меня поглядывает. Я – к хозяйке, говорю: «Вот книжку принесла вашу, очень интересная». А она мне в ответ: «Прочла? Интересная? Ну, передай Андрею, который в качалке». А потом, много лет спустя, выяснилось, что за самоваром был Василий Макарович Шукшин, у камина – Андрон Кончаловский, а в моем любимом кресле-качалке – Андрей Тарковский, которому я 13-летней девчонкой передала «Солярис».

И вот я, студентка актёрского факультета ВГИКа уже на пробах у Тарковского – читаю знаменитый монолог Хари «Я люблю его, я – человек». Банионис мне очень понравился, и я ему понравилась, и понравилась главному оператору, а Тарковский говорит: «Молодец, как ты здорово играешь, прямо как Герасимов научил! Но я тебя не утверждаю. Посмотри на себя – ты молодая. И посмотри на Донатаса – ты ему в жены не годишься». Банионис тогда обиделся, я заревела, а Тарковский меня начал утешать: «Я тебя подарю Ларисе Шепитько». И она меня сразу утвердила на роль Нади в картине «Ты и я».

Значит, я играю свой возраст – 17-летнюю девчонку, страдающую безответной любовью. Вот уже и верёвка на шее, повеситься решилась, а там в бочок пустой стучат – обедать зовут. То ли дальше вешаться, то ли обедать сходить? Плевать! Решила: пообедаю. Понимаете, какой это совершенно изумительный образ, и я его сыграла?

«Дурнота – кинематограф»

Вернулась в Москву – а тут известие, что Тарковский перепробовал всех: двух Вертинских, Демидову, свою бывшую жену. Всех! Даже до иностранных звезд добрался, но никого не утвердил, и я говорю: «Лариса Ефимовна, покажите кусочек из фильма нашему другу Андрею Арсеньевичу». Он посмотрел и спрашивает: «А кто это у тебя Надю играет?» Она отвечает: «Твой подарок – Наталья Бондарчук». И он берёт меня на роль Хари, и мы уезжаем с ним в Ялту!

Мы приехали накануне моего дня рождения в начале мая, а весь Крым цветёт – красота невероятная! А выгородка для съёмок не достроена…  Нас расселили по гостиничным номерам, но все собирались у меня, потому что номер был с балконом. И вот 10 мая – мой день рождения. Мы гуляем, и Тарковский читает стихи: «И вы прошли сквозь мелкий, нищенский, нагой, трепещущий ольшаник в имбирно-красный лес кладбищенский, горевший, как печатный пряник». Я спросила: «Это ваши стихи?» А он говорит: «Дурочка! Если б я такие стихи писал, то такой дурнотой, как кинематограф, не занимался». Это был Пастернак… Вот так он относился к кино и поэзии. А почему?  А потому что Арсений Тарковский – гениальный его отец, поэт серебряного века, который написал великие стихи…

Тарковский однажды сказал мне: «Ты знаешь, со мной перестали здороваться». Спрашиваю: «Как это?». «Ну как? Я утвердил дочь Бондарчука на главную роль и студентку Герасимова. Рука Кремля, притянулась к моей свободолюбивой шее и сейчас сомкнется», – усмехнулся он. Я надулась, а он говорит: «Не дуйся! Тебе сколько было лет, когда отец ушёл из семьи? Восемь? А мне – три». На том и порешили.

«Это Тарковский ракету запускает…»

– Съёмки «Соляриса» были счастливейшими временами, знаете, почему? Пять лет не выходил «Андрей Рублёв»! Он лежал на полке. А мы снимаем новый фильм и снимаем так, что грандиозно снимаем! На Мосфильме была выстроена совершенно потрясающая декорация, на которую приходил посмотреть сам Акира Куросава. А было это так: мы работаем в 6-м павильоне, где установлена ракета, а в это время Куросава находился в соседнем павильоне. И вдруг дикий грохот, всё затряслось! Куросава побледнел: «What`s happened? Что случилось?» А ему говорят: «Да вы не волнуйтесь! Это не Третья Мировая война, это Тарковский ракету запускает». И действительно! С огнём! – ведь не было компьютерной графики, и наш оператор в шлеме прямо въезжал в этот огонь и снимал. И я входила в эту ракету…

Вот когда Шипенко с Пересильд отправились в космос на съёмки своего «Вызова», мне на Первом канале задали вопрос – полетела бы и я?  А я ответила: «Господи, если бы Тарковский мне дал такую команду, что снимаем в космосе, даже не возвращаясь на Землю, я бы полетела!» Вот настолько тогда мы все любили и космос, и Юрочку Гагарина. И мой папа был так увлечён космосом, что, когда снимал «Войну и мир», он молодому Никите Сергеевичу Михалкову читал «Манизм вселенной» Циолковского. И Никита запомнил это навсегда. Он, кстати, должен был играть у папы Петю Ростова, и он уже снимался – скакал на лошади. Но потом вдруг резко вырос – пошёл в Михалкова-старшего – и на Петю уже не тянул.

«Синдром Хари»

Затем Наталья Сергеевна рассказала своим поклонникам о сложных съёмках эпизода «Соляриса», где её героиня Хари проламывает «железную» дверь космического корабля, чтобы оказаться в соседнем отсеке рядом со своим любимым. Были истрачены сотни метров фольги, килограммы клюквы, сок которой заменял кровь на «израненных» руках артистки.  

– В итоге очень красивый кадр получился, который, как и весь сюжет фильма выстроен на «синдроме Хари». Когда мы влюбляемся в человека, то нам надо, во что бы то ни стало, быть рядом с ним всегда, вот это и есть «синдром Хари».

– А вы в какой-то степени испытывали «синдром Хари» после ухода Тарковского? – вдруг раздался вопрос из зала.

– Да, – выпалила Наталья Сергеевна, – и он это знал… Когда Андрей уехал за границу, или его, можно так сказать, оставили там, то я вспомнила фразу из «Соляриса»: «Любить можно только то, что можно потерять – Родину, дом, женщину». Предрёк сам себе. И я в своем садочке закапывала бобины «Соляриса», потому что запретили тогда все фильмы Тарковского. Вообще все. Нельзя было показывать. Но потом время пришло другое.

«Сначала от моего поведения ушёл кот…»

За полтора часа общения со зрителями Наталья Бондарчук с упоением отвечала на все вопросы, поскольку были они связаны с глубокой философией «Соляриса», с её любимым отцом и совместным с ним кино-творчеством. В конце встречи Наталья Сергеевна подустала, но когда прозвучал вопрос о творческих планах и мечтах, столичная гостья взбодрилась.

– Спасибо огромное за этот вопрос. 35 лет моему детскому театру «Бемби», который я очень хочу сюда привезти, просто мечтаю! Но для этого мне нужно встретиться с вашим министром культуры. Мы с театром за эти годы с гастрольными турами побывали везде, даже в Париже. Я ставила спектакли с детьми и для детей, а потом они становились фильмами. Например, «Снежная королева» стал кинолентой «Тайна Снежной королевы». А спектакль по Евгению Шварцу я превратила в «Красную Шапочку online», в котором участвовали дети со всего мира. И, наконец, недавно состоявшая премьера спектакля «Иные» – история о детях с особенностями развития, которая тоже станет фильмом. Там я играю роль женщины, которая заведует маленьким таким центриком «Добро» и социализирует деток аутистов. А в центре всего – история мальчика, которая начинается с такого монолога: «Сначала от моего поведения ушёл кот. Потом папа. Потом – тетя Тамара и бабушка. Никто не захотел оставаться со мной из-за моего поведения. Я должен был остаться со своей мамой, а она должна работать. И она меня закрывает и оставляет с этим красным горшком и с пультом от телевизора. Я жду свою маму». Этого мальчика-аутиста играет абсолютно нормальный мальчишка, у которого двоюродный брат с таким диагнозом. Он видел его, и он точно взял и перенёс на сцену вот эту историю.

«Круг-2» – тоже знаменитейший театр, где играют взрослые, но уже настоящие аутисты. Даже есть один 60-летний человек, который только крякает. Так что вот с такими артистами я тоже сейчас занимаюсь. Но привезти сюда мне хотелось бы «Бемби» со сказками…

«Гоголь. Ближайший»

Подуставшую Наталью Сергеевну пытливые умы поклонников вновь вернули на орбиту «Соляриса». Бондарчук не противилась. Ей было интересно вести диалог с далеко не глупым зрителем. Однако, когда был задан вопрос про фильм «Гоголь. Ближайший», у гостьи открылось третье дыхание. Она сразу же вспомнила про актрису Анастасию Заворотнюк, которая сыграла у неё одну из центральных ролей – Александру Смирнову-Россет.

– Очень переживаю за неё. Если Настя вырулит или даже продлит своё существование, то она столько надежды подарит людям, которые отягощены этой болезнью. Она добрейший человек, изумительный.

Кстати, когда состоялся первый показ «Гоголя», а было это в 2009 году на фестивале «Золотой витязь» в Липецке, то люди вставали, не прося автографа, касались наших с артистами рук и молча уходили. Так было здорово, так приятно… Но этот фильм ведь никто из большинства здесь присутствующих не видел! Поэтому очень хочется вернуть на большие экраны кинотеатров наши фильмы – отечественные, которые не видело юношество. Вот только кинотеатров-то уже почти не осталось… Поэтому себе и вам я желаю, чтобы наш кинематограф, наконец, начали показывать. Спасибо, мои дорогие, смотрите наши фильмы, а я с удовольствием ещё раз приеду, и может быть, со своим театром «Бемби». Спасибо!

«Капитализм? Да!»

Подождав, когда Бондарчук подпишет афиши и раздаст автографы, мы вновь её вернули к теме развития проката отечественного кинематографа.

– Наталья Сергеевна, как реанимировать наше кино? Наверное, лучше всего начать со старых добрых киносказок, чтобы начать воспитывать юное поколение.

– Конечно! Нужно выделить средства на реанимацию старого кино. Если взять техническую сторону, то, например, в «Морозко» нужно сделать современный звук. Надо использовать всё, чтобы наши лучшие картины для детей получили вторую жизнь. Предположим, 80-летняя лиса Алиса, она же Леночка Санаева с «Буратино» приедет в Калугу. Ну, неужели после встречи с этой великолепной актрисой вы не поведёте ребёнка на просмотр этого фильма? А когда я сняла «Тайну Снежной Королевы», то с артисткой Аней Снаткиной объездили весь русский Север. Устраивали для зрителей презентацию с последующим показом. И везде залы уцелевших кинотеатров были полны. Раньше это подвижничество называлось «Бюро пропаганды советского киноискусства». Пришла пора вернуть его обратно.  

– Но как вернуться в 70-е годы прошлого столетия, когда фильмы для детей снимали и «Беларусь-фильм», и «Мосфильм», и «Одесса». Везде и всюду! Бюджет на съёмки выделялся большой. Как теперь эти деньги снова вернуть в киноиндустрию для детей?

– Ну, деньги и сейчас выделяются колоссальные. Другое дело – попадут ли они к художникам, а не к чиновникам? Беда у нас одна.

– Капитализм?

– Да! Если опять мы будем выделять колоссальные деньги, то их присвоят чиновники, обойдя людей, которые могут создать что-то новое, понимаете? Мне не дали деньги на документальный фильм об отце – к 100-летию Сергея Бондарчука! Хочу начать съёмки фильма «Иные». Хочу снимать его именно в Калуге. Но дадут ли мне копейку? Буквально копейку, я ведь большие деньги не прошу, понимаю всё, – тяжело вздыхает наша собеседница.

«Какое же это было время!»

– Не грустите, Наталья Сергеевна. Мы знаем, как поднять вам настроение, – и протянули нашей собеседнице букетик вербы. – Она из Оптиной Пустыни, где Вы снимали своего «Гоголя».

– Оттуда?! Какое же это было время! – бережно прижав к груди веточки вербы, воскликнула Наталья Сергеевна. – Я туда приехала со всей группой, а разрешения на съёмки в скиту Оптиной, где Гоголь встречался с отцом Макарием, у меня не было. Его надо было получить у самого патриарха. Ну, а поскольку мы уже приехали и  привезли кареты, я говорю: «Ну, разрешения нет, будем снимать, на фоне». Мы плот сколотили, чтоб на нём Гоголь красиво переплыл речку. И вдруг раздаётся крик директрисы! Она меня догоняет и показывает пропуск.

Меня монахи и в скиту приняли, и песнопения подготовили того периода. Они столько сделали для фильма! Это было незабываемо!

– Наталья Сергеевна, у вас так много проектов – и театр, и киносъёмки, и участие в фестивалях. На себя и на семью времени наверняка не хватает. Поэтому напоследок хочется задать вопрос личного характера: Вы себя считаете счастливой женщиной?

– Да, конечно, безусловно! У меня замечательный муж, который терпеливо меня любит.

Беседовала Евгения Симонова

Расшифровка интервью: Анна Фрибус

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять