Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Д’Артаньян VS гильотина! Главный режиссер калужской Драмы Владимир Хрущев нащупал современный конфликт в старом французском романе

«Тремя мушкетерами» Калужский драматический театр открыл 244-й  сезон

Больше всего боялся, что спектакль режиссера Владимира Хрущева будет хотя бы немного копировать  всем известные фильмографии. Даже думал, что если исполнитель роли Д’Артаньяна будет играть в Боярского, то у меня не хватит терпения досидеть до конца.

Но в который уже раз не ошибся в режиссере. Владимир Хрущев  не только сделал Д’Артаньяна нашим современником – не по одежде, а по характеру, по стилю жизни, которой правят страсти, а не сомнительные идеи и давно забытая всеми честь. Но и превратил всем известное произведение в разговор об интригах, в которых побежденные никогда не чувствуют себя проигравшими.

Именно поэтому в финале спектакля – да, мы сразу раскроем его, потому что в театр надо ходить не за финалом  – рубятся головы и последний звук – это не грохот фейрверка и не звон бокалов, а ритмично опускающаяся на капустные вилки гильотина. Как звук лопнувшей струны в сами знаете, какой пьесе.

 Присутствующие на премьере студенты Калужского государственного университета такой ход оценили. Как, впрочем, и весь спектакль – потому что никто из них не был  в плену экранизаций и прошлых постановок.  Молодежь смотрела на эту историю своими глазами, своим опытом, а их взгляд и их жизнь серьезно отличается от того, чем жили мы.

И, кажется, Хрущев  на молодежь и рассчитывал.  Это видно хотя бы потому, что в спектакле есть аллюзии на разные современные сериалы, прежде всего на «Молодого папу» Паоло Соррентино.   Да, именно сериалам сегодня передают «приветы» режиссеры по всему миру, потому что именно этот жанр  киноискусства правит мозгами и сердцами зрителей.  А любой зритель ценит, когда с ними говорят на современном языке. Даже если костюмы на актерах совсем из другой эпохи.

фото: Виктор Кропоткин

Мне же «Три мушкетера» в версии Владимира Хрущева напомнили другой культовый фильм – «Влюбленный Шекспир» режиссера Джона Мэддена. В этом фильме есть магия, когда зрители понимают, что перед ними театр, что сценаристы явно подурачились, написав вольную интерпретацию жизни молодого драматурга, что и драматургические ходы выбраны довольно штампованные, но смотришь и с головой уходишь во все происходящее. Два часа прошло, а ты даже не понимаешь, что твое дыхание давно остановилось, и ты – в декорациях фильма. Волшебство!

Так и на постановке «Трех мушкетеров».  Сюжет незатейливый, мотивации героев, повторю, предельно очищены от высоких целей, сцены ритмично сменяют одна другую, чистый театр развлечений, но ты ловишь себя на мысли, что ты внутри эпохи, декораций, внутри этого мира –  мира режиссера Хрущева, а не писателя Дюма. Иначе зачем было бы вообще браться за постановку?

фото: Андрей Горлачев

Что же в этом мире? Как я уже сказал  – здесь больше интриг, чем любви.  Ее практически нет. Есть дружба,  где друзья хоть и познаются в беде, но за своего считают того, кто лучше дерется.  

Посмотрим по сторонам – разве это не про наш мир?  Кто сегодня живет любовью и дружбой? Все больше – какими-то глупостями, политикой той же.  Собственно, потому и политиков  в спектакле чуть ли не больше, чем Д’Артаньяна с его троицей.  И политики эти проявляются чуть ли не ярче «всех за одного» – они и по характеру интереснее, да и поступки их как-то современному человеку понятнее. Все уже привыкли, когда развязывается война в любой непонятной ситуации, о коррупции и тупизне на самых верхах и говорить уже тавтологично…

фото: Андрей Горлачев

Если не забывать вечное мудрое, что театр – это зеркало, то чего же на режиссера пенять? Мы все давно не дружим с головой. И готовы ее потерять при первой возможности… Может быть, поэтому в финале на первый план выходит гильотина?

Можно и не разгадывать режиссерские ребусы, не  искать второе и третье дно…  Оно  и опасно. Скажи, что главный сценический образ постановки – Лувр – это на самом деле Калуга, так обидятся же все. Так что предположим, что, Лувр – это, например, отсылка  к первому российскому реалити «За стеклом».  Все мы люди, все мы любим видеть, как другие звереют. Все мы любим не когда «всего за одного», а когда «все на одного». И – «кровище, кровище».

Или все-таки Лувр – это Калуга? Оставим думать  театральным критикам.

фото: Андрей Горлачев

… Так вот, можно ничего «аморального» в хрущевских «Трех мушкетерах» не выискивать, никаких скрытых планов и аллюзий, а просто прийти в театр, чтобы  отдохнуть. Мы все имеем на это право. И здесь вы тоже не прогадаете.  В постановке есть юмор, есть музыка, есть пленительной красоты женщины, есть брутальные мужчины, битвы и погони, есть хорошие актерские работы (в этот спектакль все вписались идеально, поздравляю с этим труппу). Сиди и хлопай до самого конца.

А  в финале… Да, там рубят капусту…  Шокирующий неожиданный момент.  Вшшшшшиииик! Вшшшшиииииик! Впрочем, для некоторых сегодня и лязг гильотины – музыка.

Максим Васюнов

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *