Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Козельский инвалид просит городскую администрацию переселить его в маневренное жильё

Печку топить нельзя, вода и газ отсутствуют, уборная в 50 метрах от жилища. Из всех жизненных благ в доме, где живёт инвалид 2-группы Сергей Матвеев, только электричество. И это в центре города – в квартире №2 барачного дома №7, что в переулке Яблочный.

«Роскошные апартаменты»

Сергей ходит только с помощью костылей, кое-как передвигая ноги, любые препятствия для него как каторга. А их в последнее время становится все больше.

Раньше из трёхквартирного дома Матвеева на улицу вели два выхода: один на улицу, второй – на подворье. Тот, что на улицу, сосед перекрыл калиткой с замком, а по подворью на главную улицу не так-то просто пройти – сплошная грязь и шланги того же соседа, что заполняет выкопанный карьер водой.  

И вот ведь какой парадокс – соседствуя с тем, кто построил и заполняет искусственный пруд водой, Сергей сам живёт без воды. «Колонку снесли лет 5 назад, воду соседи завёл в свой дом, – рассказывает мужчина. – С той поры я живу без воды. И если уж совсем прижимает, то приходится  идти и кланяться к нему же. А много ли я нахожу к нему на костылях, и много ли я принесу?»

Матвеев не бездействует – в начале марта этого года вызывал сотрудников «Водоканала». Они приехали, описали ситуацию и уехали, выслав бумажную отписку-замечание со следующим текстом: «В доме нет воды, в ближайшем расположении колонки нет».

Но «нет воды» – это лишь одна из коммунальных бед козельчанина. Когда проходила газификация улицы, Сергею даже не предложили провести газ в его квартиру. Оно понятно, откуда у него деньги на подключение? Ведь получает мужчина всего 9 тысяч пенсии. Большая часть  уходит на лекарства.

«Приходится мне пользоваться привозным газом, баллона надолго не хватает, поэтому экономлю, как могу, – говорит Сергей. На печке тоже много не наготовишь – потолок может загореться в любое время, если пару лишних поленьев подкинешь. Топлю только для того, чтобы в доме не было сырости».

В доме сырости не ощущается, но по полу сквозит так, что в пору валенки на ноги надевать. Мужчина объясняет, что дует с веранды, где 10 лет назад коммунальщики решили поднять пол на метр, а щели ничем не законопатили. Со временем дыры стали больше, а перестеленный пол начал гулять. Плюс холод идёт от третей квартиры, в которой никто не живёт – соседи строят новый дом.

Кстати, эти же соседи, по словам Матвеева, не разрешают снести сгнивший сарай, который находится на его же территории и является ещё одним препятствием  на пути к уборной и дровеннику.  Так  подъезд к дому был бы освобожден…  Жаль, что соседей этих в тот день не было, а то узнали бы причину их «запрета». Да и соседский КамАЗ, стоящий на придомовой территории Сергея, тоже не мешало бы отогнать.

«Обложили меня, обложили» – так, кажется, поёт Владимир Высоцкий? Вот и со мной поступают также. В администрации говорят, чтобы создал жилищную комиссию. А как, если этот дом мне не принадлежит? Я ведь в нём только прописан. Если б здоровье позволило, то, может, и добился какого-то результата. А так что я без ног и с мизерной пенсией сделаю –  как попру против соседского беспредела и чиновничьего бездействия?!» – сетует мужчина.

А ноги у него и в самом деле требуют лечения. С наступлением весны последствия ожогов, полученных в пожаре 15 лет назад, начинают гнить. Надо бы их в тепле и сухости держать, но где же им взяться, если в доме всегда не больше 10 градусов?

26 августа 2006-го

В тот злополучный день Сергей навсегда распрощался со своим безмятежным прошлым, променяв его на бесконечную боль. Знал бы, что так всё обернётся, сидел бы дома, говорит он: «Пришёл к друзьям – они пьют. Хозяйка предложила присоединиться к их компании и поставила на плиту кролика с картошкой разогреваться. Поставила-то не в сковородке, а в пластмассовой чашке, чего я не увидел, – рассказывает Сергей. – На кухонных дверях, помню, сушился пододеяльник. Дверь была закрыта, но запах гари я учуял первым – сидел рядом с кухней. Тут же вскочил с места, рванул дверь на себя, и меня тут же обдало открытым огнём».

Дальше гость действовал на автомате – накрыв хозяйку своей курткой, начал выводить её из квартиры, но хватанув дыма, упал без сознания. А муж хозяйки, тем временем, успел выпрыгнуть  со второго этажа и был таков.

Пока спаситель женщины лежал в больнице, прошло немало времени, а потом ещё и долгая реабилитация, на которую понадобилось три с лишним года. За это время на Сергея, не явившегося в суд, повесили выплату компенсации затопленным соседям с первого этажа. «Ну, меня сделали крайним – бывшие друзья обвинили, что я курил у них на кровати. Я всё понял, ничего доказывать не стал. Теперь нет у меня этих друзей, да и вообще никого не осталось – только мама, сестрёнка да родной дядька Иван, что живёт со мной в холодном доме. Одному-то мне никак не прожить», – вздыхает инвалид.

Пока Сергей учился жить заново, обратился к Богу – дал обещание, что если встанет на ноги, то придёт в храм. Так и сделал – кое-как доковылял на костылях до храма в честь Сошествия Святого Духа. Здесь познакомился с отцом Сергием, который подарил ему икону Николая Чудотворца. «Когда ремонтировали пристрой, то нашли там иконы вместе с останками ребёнка, – вспоминает мужчина. – И вот теперь молюсь моему Николаю и от Бога много не прошу – лишь бы выделала мне городская администрация маневренное жильё. В квартире мне будет проще – сам бы себя обслуживал, никого бы уже не напрягал. А то здесь мне житья нет, и не будет».

Соседский совет

Пока готовился этот материал, к Сергею в его апартаменты чиновники из администрации всё же наведались. Члены жилищной комиссии, по его словам, долго в его доме задерживаться не стали – что-то пофотографировали, что-то записали, не задали никаких вопросов и уехали, оставив Сергея в полном неведении. А мы решили поговорить с соседями.

«У меня своя вода, свой колодец. Всё официально оформлено, – говорит Алексей из квартиры №1. – А колонка действительно была. Только её 5 лет назад убрали. Приехали с «Водоканала» по очередной жалобе, что она снова вышла из строя и затопила всю улицу. Чинить её не стали, просто взяли и убрали, никого не спросив о последствиях. Да и кого было спрашивать?  Во второй квартире на тот момент никто не жил – её хозяйка Люба. Старшая сестра Сергея на тот момент уже умерла. После этого я воду в старый дом завёл, и когда появился Сергей, давал ему её набирать, пока не отстроил новый и провёл водопровод туда. Да, у него начались возмущения, он видел, что я искусственный пруд заполняю, прокидываю шланги. Но этот пруд здесь выполняет функцию резервуара на случай пожара. И деньги за эту воду я плачу из своего кармана».

Что касается прогнившего насквозь дома, где сегодня живёт Сергей, то, по словам тех же соседей – это промах старшей сестры Любы, которой уже нет в живых. При жизни женщина не воспользовалась возможностью приватизировать барачную квартиру и по программе переселения из ветхого жилья переехать в новый дом на улице Гагарина. «Не приватизировала, не съехала и нам всем этого не дала сделать, – замечает жена Алексея Галина. – Вот поэтому пришлось строить новый дом. Соседи из третьей квартиры поступили также».

«А разом в нашей стране ничего не делается…»

Про сгнившие сараи, которые мешают подъезжать к дому,  – отдельная история. Оказалось, что запрет на их снос действительно «издала» соседка из третьей квартиры. Свою «инициативу» она никак не объясняет. Хотя на руках уже имеет предписание из прокуратуры об их обязательном сносе. «Соседка эта упёртая, я с ней тоже в своё время повоевал, – признаётся Алексей. – Сараи эти были построены, когда здесь ещё стояли бараки. И воительница уже жила тут. Но после реконструкции сначала заселили мою семью, а потом сюда переехала Люба с братом Максимом. Так вот соседка до сих пор считает эти сараи своими личными, и сносить их запрещает».

Но, по словам соседа Алексея, это всё мелочи. Когда барак начали реконструировать, Любе предложили построить терраску, чтобы из её квартиры было два выхода – на подворье и на главную улицу. Но она не захотела, потому что дом числился как коммунальный. «До смерти Любы никому ничего не надо было. Никто не ходил и не добивался. Теперь появился Сергей, и ему разом потребовалось всё. А разом в нашей стране ничего не делается, и вряд ли теперь сделается. Это как с нашей дорогой, которую я лично на свои деньги каждый год отсыпаю щебнем – привожу по две машины. А в администрации пишут, что это делают они. Очень мне обидно и за нас, и за живущих на соседних улицах, где они тоже на свои деньги дороги содержат».

Вот такая невесёлая история происходит буквально в центре Козельска. Беспомощный инвалид, взятый в кольцо соседями из третьей квартиры и отписками руководителей  разных ведомств, пытается выжить без тепла, воды и газа. Интересно, какой вердикт вынесут члены жилищной комиссии, и будет ли Сергею выделено маневренное жильё? Пока же Сергей, как в песне Высоцкого, «рвётся  из сил –  и из всех сухожилий. Но сегодня – опять как вчера: обложили его, обложили – гонят весело…»

Евгения Симонова 

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять