Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Я не могу иначе…» Откровенный разговор с козельским соцработником Аллой Ивановой

Позвонив директору Козельского центра социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Светлане Митроховой, я попросила познакомить меня с таким сотрудником, чтобы обладал большой душой и добрым сердцем. Немного подумав, Светлана Петровна ответила: «Женя, записывай номер телефона Аллы Викторовны Ивановой. Она у меня с 2005-го года работает».

На звонок ответил приятный располагающий женский голос: «Да, приезжайте, я как раз буду у известной в городе дамы Елизаветы Николаевны. Записывайте адрес…»

Двери мне открыла действительно настоящая дама, а не божий одуванчик в платочке. «Вы, наверное, та самая Елизавета Николаевна?» — спросила я хозяйку. «Она самая, — улыбнувшись, ответила она. — А вот – ваша героиня, моя Аллочка, как я её зову уже больше года».

Аллочка (она же Алла Викторовна) оказалась симпатичной стройной женщиной с открытой доброй улыбкой и таким же взглядом. Вот теперь понятно, почему Светлана Митрохова «сосватала» мне именно её. Ведь всё это сразу говорит о твоём ещё ни слова не сказавшем собеседнике. Поэтому, не теряя времени, я сразу пошла ва-банк…

«Нет без тревог ни сна, ни дня…»

— Алла Викторовна, я не понаслышке знаю, что это за профессия. Поэтому начну с цифр: сколько сегодня у Вас подопечных?

— Четырнадцать.

Как так?! Это невозможно! У Вас, наверное, больше всех?..

— Нет, у всех нагрузка одинаковая, — смеётся моя героиня. — Правда, когда работали от Козельского района, то нагрузка была меньше. Но с 2015-го года мы относимся к Калуге, поэтому больше работы стало. Но и от ставки всё зависит. Сегодня у меня 14 человек, а если завтра кто-то уйдёт в мир иной, то всё поменяется.

Тяжело расставаться с людьми?

— Очень! Не смотрите на мою, казалось бы, спокойную реакцию. Просто за время пришлось многое увидеть, пережить и научиться. Да, если хороший человек, то очень жаль. Вспоминаю одного дедулю, к которому я даже на прощание пришла. Ходила за ним три года, поэтому прикипела к нему душой…

Значит, действительно хороший был дедуля… Много у Вас таких?

— Много. Есть такие подопечные, которые меня ждут, как Бога. Знают, что всё сделаю, куплю, выслушаю, поддержу беседу. Они все у меня одинокие. Вот и Елизавета Николаевна оказалась таковой. А она меня нашла через своих знакомых…

Алла Викторовна, а как часто Вы посещаете своих подопечных?

— По графику: понедельник-четверг – одна половина, вторая – вторник-пятница. Все знают, кто и в котором часу.

«Ты заболеешь – я приду…»

А бывает так, что звонят во внеурочное время и просят о помощи?

Конечно! Вот бабушке было плохо, что проживает на улице Трубина. Она попросила, чтобы я к ней пришла. Знаю ведь, что у неё гипертония, сосуды. Я сказала, чтобы “Скорую” вызвала, а она ответила, что боится одна это делать. И я пришла. Врача дождались, укол поставили.

А какова “география” Вашей работы, если Вы в ночи даже на Трубина?..

Ой, география у меня большая. Совхоз, открытый и закрытый городок, Трубино, понятное дело. Поэтому только полдня на переезды уходит. Моя работа не смена на заводе, где от звонка до звонка.

Простите, а когда Вы успеваете и за продуктами, и уборку сделать в квартире?..

И за лекарствами в поликлинику съездить, и за коммуналку заплатить, и за питьевой водой сходить… Обязанностей много. Но самое главное в этом спискесправляться с эмоциями и усталостью. Ведь к каждому подопечному нужен индивидуальный подход.

Алла Викторовна, а бывали счастливые моменты, когда объявлялись родственники и отказывались от Вашей помощи?

Родственники есть почти у каждого, но они приезжают только в отпуск или погостить, а потом их снова нет.

А лежачие подопечные у Вас есть?

Нет, мы таких не обслуживаем. Только одиноких.

Но ведь у каждого из них свой характер. И очень непростой…

Терпение должно быть большое. Надо быть сдержанной, хотя за день столько накапливается! Но надо всегда держать марку. Не грубить в ответ на необоснованные претензии. Быть компетентной и педантичной, честной и справедливой.

А главноене запутывать людей, подключается к нашему диалогу Елизавета Николаевна. Поэтому моя Аллочка всегда ведёт журнал отчётности, куда записывает все расходы. Потому что мы, её подопечные, можем что-то подзабыть. Мне вот 23 июня исполнится 83 года. Сами понимаете, что память уже не та. Поэтому чек и запись в журнале в первую очередь.

«Всё я сумею, всё смогу…»

Алла Викторовна, а было так, что в приказном порядке Вас заставляли помыть разом все окна или сделать уборку во всей квартире?

Нет, такого не было, потому что я сама руковожу своими обязанностями. Прихожу, например, и говорю, что сегодня одно на кухне помою, в следующий разв комнате. Сделать всё сразу тяжело будет. Я ведь тогда домой на карачках приползу. Просто заранее предупреждаю, что буду делать то-то. А мои бабушки и дедушки уже готовятся, с окна всё убирают. А мне остаётся его помыть и повесить чистую штору.

Поражаюсь я Вашей выдержке. Вот так “вымуштровать” себя с 2005-го года и до сих пор умудряться “вести” 14 человек…

Да что там скрывать… До сих пор прихожу без задних ног. Но уже втянулась, понимаете? А раньше, когда у меня ещё и частный сектор был, то надо было воды и дров в дом наносить. Помимо этого принести продукты.  А если ещё и уборка запланирована… Сидим как-то с дочкой, а она мне: “Помнишь, как у тебя в частном секторе бабушка была? Водопровода у неё в доме не было, и ты сама с колонки воду таскала, чтобы бельё постирать, еду приготовить, уборку сделать и чтобы бабушке на “помыться” осталось”. А воду я до сих пор ношу, только уже не в таких объёмах. Ту, что течёт из козельских кранов, пить нельзя. Вот и покупаю “пятилитрушками”…

Но ведь надо же как-то силы восстанавливатьи не только физические…

Причём быстро. У меня не конвейерное производство, а люди…

Капризные, больные, осторожно внедряется в наши диалог Елизавета Николаевна.Очень сложно Аллочке с таким контингентом работать. Но общий язык она находит со всеми. Она выслушивает всё, что у них в душе накопилось, наболело. Про свои болячки любят поговорить. Я не исключение. У меня онкология, диабет, давление.

«Лечат любовь да ласка…»

Мы у Аллочки все одинокие, — продолжает свою мысль Елизавета Николаевна.Меня вот спрашивают иной раз: “С кем ты живёшь?”. Да с телевизором я живу! А поговорить не с кем. Вот сейчас моя Аллочка уйдёт, а я буду “60 минут” смотреть… Нет больше ничего.

И таких несчастных людей стало ещё больше, когда грянул этот коронавирус, отмечает Алла Викторовна. Они лишились без того узкого круга общения, к тому же меня стали бояться. Я даже сама в какой-то момент запаниковала. Особенно страшно было, когда ехала в больницу оформлять лекарства. А там как раз эндокринолог, напротив – терапевт. В двух метрах кабинеты, а народу сколько!.. Все кашляют, с температурой 39, а я в двух метрах от них в масочке… Вот, наверное, на ногах и перенесла коронавирус: у меня антитела. И теперь суставы болят, давление повышается, хотя всю жизнь было низкое…

«Сердце моёне камень…»

Алла Викторовна, можно откровенный вопрос? Как получилось, что Вы стали соцработником? Ведь вы наверняка мечтали о другом.

Это правда. Я ж сама калужская. Закончила технологический техникум, попав по распределению на комбинат синтетических душистых веществ. Там был институт от Москвы. Распределили меня туда, в экологическую лабораторию. Я там работала, была уже старшим лаборантом, в подчинении были люди. А в Козельске жила моя бабушка, к которой я часто ездила. Ну, и наездила: предложили замуж – пошла. Прожили 15 лет, а после начала замечать что-то неладное. Развелась, но осталась здесьдочка была уже большая.

Почему же тогда Вы в соцзащиту, а не в эко-лабораторию? Ведь в таких спецах, как Вы, везде и всюду нуждаются.

На тот момент лабораторий в городе не было, а работать надо было. Пошла, попала к Александре Григорьевне Золотарёвой, моей заведующей. Да так тут и осталась.

И продолжаете “гореть” на благо людей, не жалея ни времени, ни сил.

Это точно. Самое главноедочь получила высшее образование, вышла замуж. Теперь у неё своя жизнь, а у менясвоя. И называется она работой. Не каждому дано работать в нашей сфере, не все выдерживают такие нагрузки. Но одиноким людям надо помогать, прилагая к этому свою душу и сердце.

Беседовала Евгения Симонова

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять