Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Писатель Наталия Скоробогатько рассказала о Константине Леонтьеве – нашем земляке и великом мыслителе

К 190-летию со дня рождения и 130-летию со дня кончины К. Н. Леонтьева (1831 – 1891)

  «“Здесь русский дух! Здесь Русью пахнет”, и во многих отношениях Русью, 

…благополучно отстаивающей себя от России новой,

либеральной и космополитической».

Из письма К. Н. Леонтьева

Мы, жители Козельска, должны быть горды тем, что Константин Николаевич Леонтьев, этот   выдающийся деятель русской культуры – писатель, мыслитель-культуролог,  дипломат – наш земляк.

 Это  о нем,  писали – кто с восторгом, кто с удивлением: Евг. Поселянин, Д. С. Мережковский, С. Н. Булгаков, Вл. Соловьев,  В. В. Розанов и  другие замечательные наши умы;

– это его Н. А. Бердяев назвал «единственно крупным мыслителем из консервативного лагеря» и «самым блестящим и своеобразным умом в русской литературе»;

– это его П. Б.Струве называл «гениальным мыслителем», «самым острым умом, рожденным русской культурой в ХIХ веке»;

– это о нем О. Э. Мандельштам писал, что «из всех русских писателей он более других склонен орудовать глыбами времени. Он чувствует столетия как погоду, и покрикивает на них».

Действительно, это К. Н. Леонтьев стал нашим первым культурологом, объяснившим нам, в чем заключаются ценность и особенность нашей отечественной культуры. Это он когда-то прозорливо призывал нас не спешить бежать вдогонку за прогрессивным Западом. Это он, высоко ценя Толстого за писательский талант, обличал его за «толстовство», за учение, ставшее гибельным соблазном для неокрепших умов своего времени.

Это он… это он… это он…

Леонтьев был редкостно колоритной личностью, человеком незаурядного ума и ошеломляющей прямоты и искренности. В своих писаниях он был дерзостно безогляден, бесшабашно честен и смел. Недаром один из современников назвал его книгу «Византизм и славянство» «учебником смелости», а Л. Н.Толстой как-то проронил: «Леонтьев в своих статьях всё точно стекла выбивает», и добавлял: «но такие выбиватели мне очень нравятся». 

Нельзя  не поразиться тому, как этот независимый ум смело выступал  против мейнстрима своего времени, заряженного прогрессистско-либеральным пафосом, ведущим человечество в пропасть глобализма и тотальной толерантности без берегов.

В то время,  как  современники с энтузиазмом обсуждали  счастливые перспективы, которые сулят им вожделенные либерально-демократические ценности, Леонтьев упрямо говорил  о совсем противоположном: о том, что Россия стоит в преддверии катастрофы, которой нет равной во всей ее истории…

 Он много чего предугадал и о чем предупреждал своих современников. В том числе предрекал, например, распад славянского единства, предсказывал полное объединение европейских государств в некий союз. Услышали его, к сожалению, лишь задним числом. Услышали лишь тогда, когда стало очевидно, что многое из того, что уже сбылось и до сих пор сбывается, он предвидел и предрекал.

«Нет пророка в своем отечестве» – это с полным основанием скажем и о Леонтьеве. А все потому, что современники не хотели верить и не верили во все его «неприятные» и «странные»  пророчества. Ну, а в советское время имя его и вовсе было табуировано, как имена многих наших мыслителей и писателей.  Но теперь-то что нам мешает понять, оценить и полюбить этого незаурядного мыслителя? Уж не то ли самое, о чем он нас как раз и предупреждал, говоря, что наступает время «массовой культуры», когда дух будет побежден материей, а истина – пропагандой. К сожалению, умозрительная экстраполяция существующих тенденций способна подвести социальные прогнозы лишь только до определенного момента – до поворота. О, если бы он смог заглянуть за поворот! Увидеть, как угасает человеческий  дух, будучи закованным в гаджеты!.. Как на смену ему бестрепетно пробивает себе дорогу дух будущей цифровой цивилизации искусственного интеллекта, грозящего полностью истребить в будущих поколениях всё человеческое как «слишком человеческое»…

 Для нас, жителей Козельска, имя Константина Леонтьева должно быть таким же близким и почитаемым, как имена И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого, которые читаем на мемориальных досках, украшающих стены нашего города. Более того – имя Леонтьева имеет больше к тому оснований. Если Тургенев и Толстой отмечены городом как почетные гости, посещавшие наш город, то Леонтьев не просто проездом побывал здесь. Он был здесь свой.

Калужский помещик, уроженец села Кудиново Мещовского уезда, выпускник Калужской гимназии, он был тесно связан с нашей землей и кровно, и духовно. Вернувшись в Россию  из Константинополя, с дипломатической службы,  он ездил каждый год в Оптину, подолгу жил  в скиту, покуда в 1887 году не осел насовсем у стен обители в арендованном у нее доме («консульском домике»).

В семидесятые-восьмидесятые годы в родовом Кудинове Леонтьев  жил в основном в летнее время, а с осени надолго  останавливался  в нашем  городе. Например, известно, что осень-зиму 1878 – 79 гг. он снимал в Козельске, в доме Иноземцева, квартиру для всей своей большой пестрой семьи. «На днях переехали на всю зиму в Козельск, – сообщает он в одном из писем, –  дом мы наняли довольно просторный…»

Да и позже его домочадцы до самого 1887 года время от времени проживали в Козельске, пока Леонтьев  пребывал при старце Амвросии в монастыре. Так, в сентябре 1880 г. он пишет другу о своей больной жене: «Теперь я нанимаю ей хорошенькую скромную квартирку в Козельске и даю ей на пропитание мою пенсию».

Обосновавшись с семьей  в «консульском домике», Константин Николаевич много ездил по окрестностям Козельска, навещая своих друзей: князей Оболенских в Березичах, князей Вяземских в Попелёве,  Кашкиных в Прысках и др. А они, в свою очередь,  навещали его.

В одном из писем того периода Леонтьев, писал: «Здесь летом можно познакомиться с людьми всякого рода, начиная от сановников и придворных до юродивых и калик перехожих! Только, разумеется, надо пожить здесь, а не мелькнуть на недельку. <…> В Оптиной летом, особенно если взять ее вместе с Козельском, соседними деревнями и помещичьими усадьбами, с богомольцами, как знатными, так и простыми, видишь в сокращении целую  Россию, понимаешь, как она богата!»

23 августа 1891 года в Предтечевом скиту Оптиной Пустыни, Леонтьев принял  постриг с именем Климента, – как оказалось, всего за несколько месяцев до своей кончины, последовавшей 24 ноября того же года.

В  2011 году   на «консульском домике»  была открыта посвященная К.Н. Леонтьеву мемориальная доска. На церемонии открытия  присутствовали калужские и козельские представители власти, монахи Оптиной пустыни, а также столичные ученые, в том числе президент Фонда «Наследие Константина Леонтьева» проф. Дипломатической академии МИД РФ К.М.Долгов.

Сегодня именно Константин Леонтьев дает нам опору для прояснения позиций в связи с такими нахлынувшими на нас проблемами, как глобализация, экологический кризис, культурная и духовная деградация современного общества. Именно в леонтьевском духе Путин призывает нас держаться умеренного  (здорового, разумного) консерватизма с его традиционными ценностями.

В заключение хочется выразить надежду, что патриотические чувства козельчан не позволят им и дальше оставлять славное имя своего великого земляка в забвении,  и что славный город-герой Козельск увековечит его в названии одной из улиц города, либо одного из городских объектов культуры. Или, может быть, рассмотрит другие возможные формы введения этого славного имени в культурный оборот жителей козельской земли.

Канд. филос. наук,

Член Союза писателей России Наталия Скоробогатько

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять