Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Жажда волшебства! Молодые писатели дарят козельчанам атмосферу праздника

В этом году в газете «Козельск» публиковались не только наши родные писатели. Свои очерки, критические материалы, стихи нам присылали и молодые, но уже известные авторы из разных городов страны. Чтобы наше теплое отношение с ними не прерывалось, мы попросили их поделиться с нашими читателями своими сокровенными воспоминаниям о праздновании Нового года и Рождества. Наша задумка была в том, что тексты талантливых писателей смогут передать ту атмосферу праздника, которой в наши непростые времена многим не хватает. Можем сказать наверняка – с задачей ребята справились!

Александр Тихонов, поэт, Омск

Говорю «Новый год!» и возвращаюсь в детство: мне пять лет. Поздний декабрьский вечер. Если прижаться щекой к холодному стеклу, можно увидеть, как из темноты летят в окно тысячи снежинок. Мы с мамой ждем отца с работы. Автобус с мясокомбината, где он трудится кочегаром, не ходит, потому отец возвращается в поселок пешком, идя вдоль трассы, в метель. Взрослому человеку идти минут тридцать-сорок. На нем овчинный тулуп, в руках – сумка, фонарик и толстая стальная трость с острием, чтобы отбиться, если нападут одичавшие собаки. Вокруг мясокомбината их целые стаи.

Мама тревожится, поминутно выглядывает в окно, где подъездный фонарь дергается на ветру и мажет желтым светом по сугробам. В пузатом телевизоре что-то вещает Ельцин, рассказывают о войне в Чечне. Наконец, дверь подъезда хлопает. Я узнаю отца по шагам. Когда был совсем маленьким, думал, что так же топает Дед Мороз, неся мне подарки. В общем-то, я был прав.

Александр Тихонов

Обычно отец, только войдя в квартиру, скидывает тулуп на пол у входной двери, и тот лежит в темном коридоре до утра, мохнатый и страшный. Кажется, что в минуты, когда взрослые отлучаются, тулуп рычит и медленно ползет ко мне. Но стоит включить свет… От тулупа пахнет гарью. Отец долго моет руки с мылом, потом проходит на кухню и садится за стол. Пока мама наливает суп или выкладывает из сковороды котлеты, он достает из сумки то половину кольца копченой колбасы, то кусочек докторской, тайком вынесенный с завода. Никогда не ел ничего вкуснее!

В этот вечер шаги в подъезде звучат дольше обычного, и когда я распахиваю дверь квартиры, вижу на лестничной клетке в руках у отца припорошенную снегом пушистую сосну.

– Тут Дедушка Мороз пробегал, – устало улыбается отец, – говорит: передай Саше елочку.

С этого начинается чудо. Неважно, что Деда Мороза не существует. Неважно, что до Нового года еще неделя. Праздник здесь и сейчас. Пахнет хвоей, из фанерного ящика с остатками сургучных почтовых печатей достаются стеклянные шары и сосульки, картонные зайцы, ватный Дед Мороз.

Отец, поужинав, ложится на диван, пахнущий дымом и мылом, наблюдая, как мы с мамой наряжаем его подарок.

Юлия Весова, автор книг для детей, Москва

Новый год. Произносишь эти слова и чувствуешь волшебство. И самое приятное, что начинается оно задолго до самого праздника.

Заглядываю в прошлое: мне лет восемь. Зимним утром подхожу к балконному стеклу и вдруг подпрыгиваю, бегу к родителям с радостным криком: «Елка!»

Папа улыбается, гладит бороду: «Значит, Дед Мороз к нам заглядывал. Наряжать будем?»

От радости захватывает дух. Папа встает на табурет и через мгновение опускает к моим ногам коробки с сокровищами.

Я разгребаю свалявшуюся вату вперемешку с мишурой и достаю игрушки: Чиполлино на металлической прищепке, одинаковых куколок-эскимосов в зеленой и красной блестящих шубках, шар из папье-маше, который делала сама.

Потом папа тянет нитку с флажками через всю комнату, проверяет лампочки в гирляндах…

Каждое действие знакомо и долгожданно.

Вот это ощущение радостного ожидания я стараюсь передать и своим детям.

Юлия Весова

Елку нам тоже приносит исключительно Дед Мороз. В предвкушении праздника мы мастерим украшения и пишем письма доброму волшебнику и, прежде чем загадать что-то заветное, обязательно делимся самыми памятными событиями уходящего года.

А еще в эти дни я достаю с полок все новогодние книги — получается высоченная стопка. И мы создаем себе сказочное настроение, читая одну за другой волшебные зимние истории.

Кстати, особенно приятно, что в нынешнем году в эту книжную стопку добавилась и моя сказка с веселым детективным сюжетом «Что стряслось? Новогодний переполох», в которой звери пытаются выяснить, кто трясет их елку накануне Нового года.

Ну а дальше, как и положено: оливье, мандарины, бенгальские огни и большая семья за праздничным столом!

Юлия ЗАХАРОВА (Дихтяр), поэт, Ярославль

«Можно я принесу их домой? Ну пожалуйста», – умоляла маму маленькая девочка, показывая на две крупные снежинки, которые с таким трудом удалось поймать ярко-красной варежкой. С тех пор прошло несколько десятков лет, но грустную улыбку моей матери я забыть не могу. Не помню, что сказала она мне тогда. Но осталось ощущение того, что чудо мимолетно. Оно приходит, легонько касается кончика варежки, вызывает улыбку, а потом исчезает, как растаявшая снежинка. Я благодарна родителям за то, что они поддерживали мое ожидание чуда, которое особенно усиливалось зимой, в канун Рождества.

Каждый год 6 января мы всей семьей с наступлением сумерек вставали у окна и ждали появления первой звездочки, чтобы загадать желания. Тогда у меня получалось формулировать их предельно конкретно: «Хочу куклу Барби в красном платье, с белой сумочкой, которая продается в магазине за углом и стоит на второй полке». И на следующий день кукла появлялась на подоконнике в моей комнате и покорно ждала момента, пока ее заметит новая хозяйка. Так с помощью моих родителей ко мне каждый год стало стучаться рождественское чудо. С тех пор традиционно в канун Рождества со мной начали происходить интересные приятные события.

Юлия Захарова

Когда мне было пять лет, я любила играть с маленьким лягушонком из «Киндер-сюрприза». Он сидел на саночках и очень забавно съезжал с настоящих снежных горок. Как-то, играя с друзьями, я подумала, что игрушке должно быть грустно кататься одной и загадала на первую звездочку найти в шоколадном яйце ей компанию. Тогда там могло оказаться любое животное. Но каково же было мое удивление, когда из яйца «вылупился» точно такой же лягушонок, но стоящий на лыжах. Так во мне закрепилась вера в то, что Рождество – это особое мистическое время, когда возможны любые чудеса.

Тем не менее не всегда Рождество в моей жизни сопровождалось традиционной звездочкой, застольем и подарками. Как-то я встретила этот светлый праздник в дороге. Мы с друзьями ехали автостопом из Ярославля в Псков, где нас ждала большая теплая компания. Но, к сожалению, дорога была не такой теплой, и предвкушение приезда в уютный загородный дом не грело. Мы задержались на пару часов на перекрестке дорог в надежде поймать попутку. Время шло, а машин на трассе в канун Рождества почти не было. И снова произошло чудо. Не успела показаться на небе первая звездочка, как нам остановил машину дальнобойщик в шапочке Деда Мороза. С ним мы доехали прямо до места и даже успели к рождественскому столу, накрытому нашими друзьями.

К сожалению, не всегда в канун Рождества небо надо мной было безоблачным. Несколько лет назад я оказалась в Рождество совсем одна. Ближе к полуночи вышла на улицу. Тогда мой дом не казался мне подходящим местом для праздника. И я пошла в церковь. Но не успела дойти до порога буквально несколько шагов. Меня остановил мужчина, который, должно быть, тоже решил прогуляться в эту морозную зимнюю ночь. Мы гуляли с ним до рассвета. Тогда он назвал меня рождественским чудом. А я так и не успела рассказать ему, что накануне, на первую звездочку, загадала желание: отметить Рождество с людьми, с которыми будет комфортно и хорошо. Только вернувшись домой я обнаружила в сумочке несколько мандаринок. Так появилось стихотворение «Мандарины». Той ночью я научилась верить в чудеса снова.

В моих стихотворениях часто переплетаются темы Рождества, ожидания чуда и веры в Бога. Стихотворение «Храм» было также написано в канун Рождества. В юности я часто зимой приходила на развалины старинной церкви, где дышалось легче, и легче приходили образы и строки.

Это Рождество должно стать для меня особенным. Недавно сынишка спросил меня: «Для чего нужны звезды?» И я пообещала, что обязательно открою ему эту тайну, но только в канун Рождества…

СТИХОТВОРЕНИЯ, НАПИСАННЫЕ В РОЖДЕСТВО

Чудо

Закружила зима. Завертелась

Над землею густая метель.

Мне так чуда когда-то хотелось –

Оставляла незапертой дверь.

Пусть заходит оно, не стучится.

Стол накрыла богатый, большой.

Обязательно чудо случится,

Если верить в него всей душой.

Мандарины

Ты появился в полночь Рождества,

Стоял за мною в церкви у порога.

И подобрал те самые слова,

Которые я так ждала от Бога.

Ты говорил о вере, о мечте.

По сторонам качались тихо тени.

Да, рядом с нами могут быть не те,

Чтоб поняли, как хорошо нам с теми.

Мне так с тобой хотелось говорить,

Сквозь слезы улыбаясь без причины,

Дошли до дома, надо уходить,

Ты положил мне в сумку мандарины.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять