Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Продолжаем наш сериал «Снегоборцы». На этот раз пробиваем дорогу к дедушке Николаю, который один живет в деревне Куровское

Николаю Николашину за 80. Но несмотря на возраст, он один справляется с огромным хозяйством: утки, гуси, козы, есть даже лошадь. Помощников не сыскать во всей округе, в деревне Куровское он единственный житель. После снежных бурь в ту сторону, а это еще деревни Калинино, Петрищинки и Нелюбовка, так и не смогли пробиться тракторы. Жители оказались стиснуты снежными оковами, из которых некоторые выбирались на лыжах, бросая увязнувшие в снегу автомобили.

Николай Николашин же иногда выбирается на лошади за продуктами. Но все-таки возраст преклонный, случись чего – никто до него не доедет. 

Вся надежда оставалась на мощный трактор «Кировец». И район обратился к субподрядчику Василию Комиссарову, решившему помочь пробить дорогу к заблокированным селам. И в том числе, к Николашину.

Наш корреспондент Наталия Шеховцова отправилась посмотреть, как на заснеженные просторы возвращаются дороги.

Поиски «Кировца»

Механизатор Василий Комиссаров ответил не сразу, а когда взял трубку, то сказал, что пробивает дорогу в Калинино. Отвечаю ему, что скоро буду.

–  Вы на «Ниве»?

– Нет, но привод полный.

– Тогда проедете!

Добравшись до Подборок, двинулась на северо-запад от деревни.

Дорога со следами огромных шин петляла по снежной целине. Справа и слева от нее лежали огромные кучи снега, что разгребла мощная машина.

Указатель был один – в сторону Нелюбовки. Три километра пересекла по белоснежным просторам, напоминавшим безмолвные равнины севера, где белесое небо сливается в одно целое с землей, стирая линию горизонта.

Местность была незнакомая. Добравшись до Нелюбовки, снова попыталась позвонить Василию. Но связи не было теперь у меня.

Подозрительно оставив служебную газель у знака «Нелюбовка», в сторону деревни двигался человек. От указателя вправо уходила еще одна проторенная дорога и опять развилка.

Проехав то в одну, то в другую сторону, забравшись в тупики, увязнув в снегах, и кое-как выбравшись, решила вернуться к началу маршрута. В Подборках, наконец-то, дозвонилась до Василия. Он дал координаты своего местонахождения – ехал уже на север, пробивая дорогу в Куровское.

Сменив маршрут, я выехала на отрезок длиной в пять километров. Дорога через поля уже была расчищена. Кое-где попадались островки леса. Иногда автомобиль снижал ход, и казалось, вот-вот увязнет. Но, где снег был снят до грунта – разгонялся до 50 км/ч: машина мчала, взлетая на неровностях и небольших горках. И вот, в конце пути, стал различим богатырь «К-701».

Напролом по целине на тракторе-богатыре

Василий, сидевший в тракторе-исполине, оказался очень открытым и жизнерадостным человеком. Поздоровавшись, предложил забраться в кабину, чтобы я смогла увидеть собственными глазами, как это чудо техники будет бороздить снежный океан.

Оказавшись впервые в таком гиганте, на высоте три метра, я с восторгом ждала волнительный момент старта.

И вот тринадцатитонная машина, взревев, двинула вперед, вздымая, будто легкий пух, массы снега.

– Вот это – да! Какой мощный! – только и проговорила я.

– Конечно, у него же двигатель, как у танка. Двенадцатицилиндровый, –  рассказал Василий. – А ширина лопаты – три метра.

– Ух, ты! Сколько же в нем лошадиных сил?

– Триста! – с гордостью ответил механизатор.

«Кировец» бодро продолжал путь, скатывая снег то в огромные комья, как для снежной бабы, то превращая его в две белых стены по обе стороны прокладываемого пути. Нам предстояло преодолеть почти четыре километра по снежным барханам до деревушки из трех домов, в одном из которых жил дедушка Николай.

-А как же вы находите дорогу по такой целине? – интересовалась я, пока Василий вел спасательную операцию.

– Да, я тут все дороги уже знаю. А здесь пробиваю по следам: вон, видите на снегу? У деда ведь лошадь есть. На ней, в санях, он и выбирается в Подборки.

И, правда, трактор шел по уже намеченному лошадкой пути.

– А бывает, что сложно и «Кировцу» пробивать дорогу?

– Конечно. Обычно, когда снег под три метра. А это выше колесных рам. Однажды и на бок падал, и раз переворачивался. В таких случаях водитель – труп. Ведь кабина не защищена. И ее может смять до пола. Но мне повезло – остался жив. Ребята из ДРСУ-4 помогли, вытянули.

Дедушка Николай из  глуши

Постепенно приближаемся к деревне Куровское. Опознать ее никак невозможно – указателей нет и в помине. Точных границ тоже. Место красивое, тихое и глухое.

По правой стороне, на расстоянии тридцати метров друг от друга, стоят два дома среди хаотично растущих деревьев. А дальше, в “медвежьем углу”, –  третий. Возле него замечаю человека, молча наблюдающего за работой трактора.

Машина упирается в ивы, расчищая тупик. Я выбираюсь из кабины. Решаю, где лучше пролезть: кругом снега по пояс. Вдруг, как из-под земли, будто сказочный старичок-лесовичок, появляется сам дедушка.

Представившись, начинаю общаться с Николаем Николашиным, который оказался бодрым и веселым старичком. Таких часто снимали в советском документальном кино.

– Как вы здесь живете – один в снегах? – спрашиваю.

– Да, ничего, хорошо. Вот на лошади съездил в Подборки. Хлеба, продуктов купил на неделю. А то снег опять обещают. На неделю теперь хватит, – с улыбкой отвечает Николай Александрович.

– А давно дорогу чистили в Куровское? А то все за вас переживали.

– Сегодня второй раз за зиму. Да это дочь позвонила – волнуется. А в администрации обо всех знают – кто и где сидит, не может выбраться. Вот и направляют трактор.

– А соседи ваши где?

– В соседний – Валентина, дачница, на лето и на выходные приезжает. Пчел держит, картошку сажает. А крайний – цыгане какие-то купили. И не живут.

Пока Николай Александрович показывает свои владения и рассказывает о жизни в глухой деревне, Василий вылезает из кабины и идет к нам. Они с дедом радостно здороваются, как давние знакомые.

– Здорово! Вот, спасибо тебе! Приехал, помог!

– Да, давно с тобой не виделись! Года два уже прошло. В позапрошлом году не было снега. А в том – договор со мной не заключали. Район надеялся, что сами справятся. Но не вышло, –  добродушно улыбаясь, отвечает Василий.

Ну, дело сделано. Николай Александрович жив-здоров. Дорога проторена.

Собираемся в обратный путь. Деду Николаю кто-то звонит на телефон. Видно, дочь. Значит, какая-то связь с внешним миром все же есть.

– Будьте здоровы! Держитесь! – прощаясь, машем рукой Николаю Александровичу.

– И вы не болейте! Главное сейчас – здоровье! – напутствует он нас.

И медленно бредет к своей, затерявшейся в снегах, избушке.

Спасатель затерянных деревень

По пути назад мы уже по-приятельски общаемся с Василием. Улыбка не сходит с его лица, будто и не провел полдня в работе. Рассказывая о перипетиях своего труда, он описывает эти места, как одни из самых сложных – вокруг чистое поле и множество переметов. «Пробил дорогу, через какое-то время обочины заледенели. Опять повалил снег, все перемело. И тогда уже не пройти. Легче пробить новый путь – по целине, чем биться с каменными глыбами».

Рассказывает и о том, что, имея свою технику, рад помогать людям, попавшим в беду. И о том, что в деревни, за пандемию, народ стал прибывать. Где никого не было или один – два человека жили, глядишь – уже три-четыре появились, а то и семьями – из Калуги, Москвы. И жизнь в них потихоньку возрождается.

Преодолев пройденный путь в обратном направлении, мы расстаемся там, где и встретились. Я сажусь в машину и возвращаюсь в Козельск с незабываемыми впечатлениями от большого дела, совершенного сегодня Василием – настоящим спасателем дальних деревень.

На проторенной дороге плавно движется машина газовой службы: теперь путь в поля открыт для всех.

А Василий, по заданию администрации, направляется в Нелюбовку.

«Они у нас терпеливые и понимающие»

К вечеру о спасении Николая Николашина стало известно и в местной, и в районной администрации. Звонили и интересовались – все ли с ним в порядке, и как все прошло в других деревнях?

«Люди там к зимам таким и сложностям привыкшие. Народ простой, терпеливый и понимающий. Не требуют, а ждут, когда придет помощь. И живут, конечно, в такой глухомани, где и лисы, и волки бегают», –  искренне рассказывает Лариса Рыжова, глава администрации СП «Подборки». 

Про деда же Николая говорит, что за него очень волнуется дочь. А он ни в какую – в Подборках жить не желает. Только посмотреть за внучкой приедет и назад. Ведь у него там хозяйство. Скучать некогда. Сам со всем справляется.

А на мой взгляд, в деревне у деда Николая совсем другая, по-своему тихая, правильная и прекрасная жизнь.

Наталия Шеховцова

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять