Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чудеса святого Луки Войно-Ясенецкого: свидетельства зарубежных врачей и ученых

18 марта Русская православная церковь чтит память нашего великого святого, исповедника Луки Войно-Ясенецкого, архиепископа Симферопольского, называемого еще святитель Лука Крымский. Как напоминает церковный календарь, 18 марта – день обретения мощей святителя Луки Войно-Ясенецкого. Блестящего хирурга, ученого с мировым именем, епископа Русской православной церкви, не отрекавшегося от веры даже во времена гонений. С 1996 года мощи святителя покоятся в Свято-Троицком соборе г. Симферополя, куда стекаются толпы прослышавших об исцелениях по молитвам святому врачу. Частицы со святыми мощами архиепископа Луки Войно-Ясенецкого есть во многих храмах по всей стране и даже за ее пределами. Сегодня “РГ” публикует только три истории чудесных исцелений по молитве святому, зафиксированных ученым-микробиологом, католическим аббатом и врачом-терапевтом. И касаются эти случаи исцеления по молитве святому Луке Крымскому не только православных верующих. Но сначала о том, почему так велик интерес к Луке Войно-Ясенецкому?

Начнем с того, что святитель Лука, в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, почти наш современник. Родился в 1877 году в Керчи, упокоился в 1961 году в Симферополе. И дело даже не в том, что сохранились свидетельства, документы. Святителю выпало жить в один из самых трагичных периодов нашей истории, и он прожил его вместе со страной и народом. Русско-японская война, революция, провинциальная нищета и голод, смерть любимой жены, оставившей на руках безутешного вдовца четверых детишек, аресты, в общей сложности 11 лет тюрем и ссылок, снова война… Этого бы с лихвой хватило на несколько судеб! Больной, физически подорванный тяжелейшими условиями ссылок, пытками – чего стоит 13-дневный непрерывный допрос “конвейером”, когда пытающие сменяются, чтобы отдохнуть, а тебе не дают спать!.. Святой не просто выжил. Пройдя весь ужас, он не сошел с ума, не возненавидел все и вся, не сломался. Сам переломил систему. Написанный в тюрьме труд “Очерки гнойной хирургии” не только стал настольной книгой для хирургов нескольких поколений, он получил высшее признание государства – Сталинскую премию.

Но откуда такая силища у физически немощного? Где взять такую? Этот вопрос не может не возникнуть, даже если ты только вскользь пролистал биографию святого. “Страстная любовь к хирургии”, в которой Войно-Ясенецкий признавался не раз? А может его “всегдашнее стремление служить бедным и страдающим людям”? Тоже не пустые слова. Лука Войно-Ясенецкий так и жил – в служении другим. И неважно, были ли это больные крестьяне из курского Фатежа, ссыльные Енисейска, заключенные тюрем, раненые советской армии или жена оперуполномоченного, сами оперуполномоченные, да даже лагерные надзиратели – чем не люди? И в 67 лет святитель работал: правда уже не по 16 часов, по восемь-девять, но все равно, ежедневно делая операции: четыре, пять. Прекратил оперировать только в 68 – ослеп. Но почти до самой кончины ставил точнейшие диагнозы, консультировал. Кстати, за многочисленными достижениями в области хирургии остался незамеченным тот факт, что именно профессор Войно-Ясенецкий еще в начале 1924 года провел первую в России успешную операцию по пересадке почки теленка больному человеку.

Но, конечно, не только для того, чтобы почтить память стойкого исповедника веры и врача божьей милостью собираются тысячи людей к его мощам. К святому идут за чудом. Чудом исцеления. А как же, был врач, целитель. И есть? И тут важный момент. Церковь всегда крайне критично проверяет рассказы о чудесах, учит “трезвенно” относиться к происходящему вокруг святынь, окорачивает экзальтированных. Достаточно сказать, что канонизация, то есть официальное признание святости, никогда не происходит сразу после смерти кандидата, должно пройти время, накопиться опыт. Святитель Лука, к примеру, несмотря на народное почитание, возникшее еще при жизни, был канонизирован только в 2000 году, через 39 лет после ухода. Самому акту канонизации предшествует тщательное рассмотрение документов, решение принимается только на основе фактов, имеющих подтверждение. В комиссии по канонизации помимо историков и богословов входят ученые. И то, что сегодня медики ценят Луку Войно-Ясенецкого не только как виртуозного хирурга, исследователя, совершившего прорыв, фантастически точного диагноста, но и признают случаи помощи святого, переходящие грань рационального, свидетельствует о многом. Общество православных врачей России, в которое входят звезды нашей медицины, так же как и Общество хирургов Греции, носит не просто имя великого врача, нет, они оба названы в честь святого. Кстати, в маленькой Греции более 40 храмов посвящено нашему Луке, а митрополит Арголидский Нектарий одним из первых собрал целый том сообщений о помощи, полученной по молитвам к святому, выдержки из этого труда опубликовал портал “Православие.Ru”. Значительное место в книге занимают свидетельства медиков и ученых, причем происходили эти чудесные исцеления по молитве нашему святому не только с православными верующими.

“Две недели назад мой сын, находящийся на учебе в Токио, заболел кишечной непроходимостью, – читаем в письме к отцу Нектарию, опубликованном в этой книге. – С сильными болями живота он пошел в больницу, где ему сказали, что если боли не пройдут сами собой, потребуется операция. Сын был в Токио совершенно один, и только одна православная женщина-врач подошла поговорить с докторами, ибо все вокруг там совсем не так, как у нас в Греции. Мы, его родные, не могли ничем ему помочь, кроме как молиться за него… В тот критический момент моя молитва за сына была направлена святому коллеге, хирургу и специалисту в области опухолей. Я настойчиво, на протяжении трех-четырех дней, молил его помочь сыну. Опухоль исчезла. Сын мой сейчас в полном здравии, и мы благодарны нашему небесному покровителю, не оставившему сына в далеком Токио”. Г.Е. Пиперакис, микробиолог, профессор Афинского университета, г. Афины, 23 октября 2000 года.

А вот сухое свидетельство аббата Жоржа Бернэ из Монтескью (Франция): “Я – католический священник, мне 81 год. Вследствие несчастного случая получил серьезный перелом верблюжьей впадины сустава левой голени. Спустя несколько дней знакомая прислала мне книгу “Автобиография Преосвященного Луки, архиепископа Симферопольского”. Я много молился этому святому архиепископу-хирургу и быстро поправился, очень благодарен святителю Луке и обращаюсь к нему ежедневно”.

Есть аксиома: Бог уважает наше право выбора, Он сам нам его даровал. Поэтому-то Бог никогда не навязывает человеку чуда, предоставляя скептику возможность найти какие-нибудь рациональные объяснения произошедшему. Чаще всего в таких случаях все списывают на совпадения. Но, как сказал еще один русский епископ, старец и наш современник, Василий Родзянко, “когда я перестаю молиться Богу, совпадения отчего-то прекращаются”. Чудеса творит Бог, святые – наши посредники, наши ходатаи перед его лицом. К святым мы обращаемся с криком: “Я мал и грешен, а ты велик и свят! Сумел стать святым! Я тону и барахтаюсь здесь! А ты давно уже с ним, рядом! Я гибну! Заступись за меня! Тебя он услышит!” Мы кричим о помощи, мы молим, а дальше работает принцип, известный тысячелетиями: “По вере вашей да будет вам”.

Из письма отцу Нектарию Андонопулосу, игумену монастыря Сагмата. “По профессии я – врач-терапевт. Работаю в больнице города Ксанфи (Греция). Пишу, движимый желанием поделиться поразительным чудом, свидетелем которого я стал. В начале июня предыдущего года я нес в больнице дежурство. Привезли мать с сыном, мусульман по вероисповеданию, случайно отравившихся смертоносным ядом против насекомых. В течение 12 часов я всеми силами боролся за их жизни, однако их состояние, а особенно состояние матери, неизменно ухудшалось. Примерно в пять часов утра следующего дня женщина впала в кому, наступление смерти было для нее вопросом нескольких минут. Тогда я взмолился про себя: “Святителю Луко, целителю душ и телес! Сделай так, чтобы эти люди спаслись, пусть они и мусульмане, и не познали нашей веры”… И чудотворец Лука показал нам, что у любви божьей нет пасынков, но лишь одни дети. Состояние матери явно улучшилось, и мы смогли отправить ее с кислородной подушкой в реанимацию в город Салоники, откуда спустя 20 дней она выписалась. Молодой человек пришел в себя через несколько часов и спустя два дня также выписался совершенно здоровым”. Василис Пападопулос, врач г. Ксанфи, 14 апреля 2002 года.

Мария Городова, «Российская газета»

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять