Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Куклы с историей

Монолог хранительницы народных промыслов Козельской земли Галины Кузнецовой 

После нашего фотопроекта “Родные узоры”, который рассказал о традиционных козельских нарядах, читатели попросили продолжить эту тему. Сегодня мы публикуем интервью-монолог с заведующей отделом музейно-выставочной работы КДЦ “Прометей” Галиной Николаевной Кузнецовой, собравшей все те сарафаны, поневы, фартуки, рубашки, которые для нашего проекта примерили козельчанки трех поколений. Она же сохранила предметы быта и игрушки, которые прошли через века – многие передавались от бабушек внучкам, от отцов – сыновьям. Другими словами, эта история о том, как одной женщине оказалось под силу увековечить то, о чем многие из нас уже и не вспоминают.

Анкета: Галина Кузнецова родилась в Молдавии. В детстве мечтала стать актрисой кукольного театра. В город Сосенский приехала из Красноярска-26, где работала токарем.

С ручкой и блокнотом

Как всё у меня началось? Всё просто – в 1989 году поступила в Калужское училище культуры и устроилась на работу по своему будущему профилю в районный ДК. После училища был Московский институт культуры, где и пришлось «познакомиться» с фольклором. От нас требовали сценарии по проведению народных праздников, свадебных обрядов.  Информации почти никакой – пришлось поездить по району с ручкой и блокнотом, даже фотоаппарат не всегда был под рукой. Поэтому много интересных моментов не удалось запечатлеть. Ну и параллельно посещала курсы по прикладному искусству: плетение поясов, ткачество, вышивка народная…

Перейдя на работу в ДК «Горняк» в экспедиции стала ездить с фольклорным ансамблем «Млада», девчата которой занимаются сохранением и пропагандой песенного фольклора. А что касается материальной культуры – этим занимаюсь я. Вот такое у нас получилось распределение.

Все привезённые из экспедиций вещи складывались, копилось. Что-то изредка использовалось в работе, что-то, признаюсь откровенно, пылилось. Требовалось свободное помещение, а в «Горняке» с этим тогда была проблема. И только после того, как мне для занятий кружка выделили в бараке по Карла Маркса две комнаты и чуланчик, я перевезла туда все мои «сокровища». На обработку старых вещей потребовалось несколько месяцев. Всё расставила, развесила, систематизировала.

Так, в декабре 1999 года, был создан музей «Этнографии и быта».

В начале нулевых в Сосенском прошло объединение учреждений культуры. Мы переехали в «Прометей». Под музей было выделено самое просторное помещение. Разложив всё по полочкам, оформив экспозиции, я, наконец, стала проводить тематические экскурсии.

Однажды, во время очередной экскурсии одна девочка мне говорит: «А у меня бабушка умеет делать тряпичные куклы. Хотите, я вам принесу?» Ещё бы! Ведь тогда в музее не было ни одной куклы. Вот эта кукла – кукла-младенец, которую пообещала и принесла мне внучка Марии Фроловны Мироновой.

Мария Фроловна родилась и жила в деревни Кузьмёнки. К ней в гости я ездила не один раз. Она и рассказала мне, как делаются такие куколки. А рядом – это уже реконструкция той куколки. Она сделана моими руками, но в уменьшенном виде. Мария Фроловна говорила, что кукол они делали в ладошку и хоронили их на Вознесение, на сороковой день после Пасхи: «Бывало, усю ночь ковыряешься, шьёшь» (произносит старческим говором  Галина Николаевна).

Подарила мне Мария Фроловна ещё и такую куклу. Только сказала, что такие делали из холстинки и тоже с ладошку. И я по образцу сделала вот такую красотку – тоже с жёлтым носом. У Марии Фроловны получилось девочка с бантиком, а у меня – бабуся ворчливая.

Мария Яковлевна Трактирова, уроженка деревни Вязовая, научила меня шить чулочные куклы. Она подробно описала, каким швом и каким цветом во времена её детства вышивали глаза, нос, бровки.

Благодаря экспедициям у меня собралась неплохая реконструированная коллекция кукол-кукушек Козельского района. Можно даже сказать, самая обширная коллекция.

Их делали (как говорили бабушки) из корешков и листьев травы кукушки, а ещё – из свечки.  В селе Березичи – из листьев подорожника. В деревне Кузьмёнки изготавливали куколок-кукушек в виде младенчика. Тамара Григорьевна Шилопеева, в одно время работавшая у нас вахтёром, подробно описала мне, как делали этих кукол в деревне Алешня. Даже вот такого типа были куколки: юбочка из цветка колокольчика, кофточка – из подорожника.

Существует множество теорий о куклах-кукушках. У нас, в Козельском районе, это было как игровая традиция. Вся мистическая составляющая этих кукол была утрачена. Единственное, что помнят бабушки – то, как они девочками делали тайком от мальчиков этих кукол, хоронили их, а мальчики кукол старались найти. Выкапывали, разрывали на кусочки и развешивали по веткам.  Для чего это всё делалось – неизвестно. А сама я ничего не придумываю. Если существуют какие-то версии, каждый вправе выбрать для себя сам.

Недавно познакомилась с Людмилой Николаевной Сукончиковой.  Она меня научила делать кукол Ульяновского района или, правильнее сказать, Плахинских кукол (Ульяново до 1935-го года называлось Плахино).  Это её куколка-образец. А вот эти две, замужняя женщина и молодая девушка, изготовленны мною.

Этнограф-самоучка

Что касается этнографии, то в этом деле меня можно назвать самоучкой. Чему-то я научилась у бабушек. Что-то узнала, общаясь с кукольниками, встречаясь с ними на творческих площадках, научно-практических конференциях, семинарах, выставках. Эти люди много ездят, опыта у них больше. Они профессионалы. И та информация, которую я от них получаю, очень ценна. По крайней мере, помогает разделять народные куклы от авторских. Пример – кукла Козьма и Демьян. Она во всех контекстах числится как народная, а является авторской. Я встречалась с автором Ириной Владимировной Агаевой и знаю историю её создания. Также с детьми ездила в Козлово к Римме Яковлевне Тарасовой в музей «Берегиня». Это уникальное место. Поверьте, такого нигде нет. Замечательные лекции Риммы Яковлевной я помню наизусть и использую их, проводя занятия и экскурсии.

А заняться исследовательской работой меня побудила Жанна Фёдоровна Солярская – одна из ведущих кукольниц Калужской области. Благодаря ей меня с мастер-классами в качестве докладчика-педагога постоянно приглашают в Калугу на межрегиональные творческие лаборатории. Ещё ни одну не пропустила.

За это время у меня собралась небольшая коллекция именно наших калужских кукол. Изготавливая их, стараюсь максимально приблизиться к оригиналу.

Почему я занимаюсь реконструкцией?  Есть люди, которые занимаются куклами профессионально, у которых это основное их увлечения, некоторые на этом деньги зарабатывают. У меня это побочное. Я занимаюсь всем. Меня интересует костюм, предметы быта, праздники, игры, народные обряды – этнография в целом. В том числе и куклы, как отдельный раздел.

Информацию стараюсь собирать именно от самих бабушек.  Даже в докладах пишу исключительно их цитатами.  Своё мнение стараюсь не высказывать. Если бабушки сказали, что «красный цвет глаз радует», значит, так и есть.

Поскольку приходится не только в музее проводить мастер-классы, а выходить в организации, учреждения, участвовать в различных событиях, посвящённых традиционной культуре, то в качестве наглядного пособия (особенно когда рассказываешь о народных костюмах) использую куклы-манекены. Их одеваю в костюмы Козельского района. Почему? Не хочется лишний раз подлинники доставать из витрин – трепать, пачкать… Да и места они много занимают. А куколки-манекены маленькие, лёгкие, места занимают мало. Удобно и для меня – на ней понятнее можно объяснить, и для слушателей – можно подержать в руках, рассмотреть все детали, пощупать. А если истреплется, не жалко – можно сделать новую.

Куклы из детства

Когда мне было лет пять мама, отдыхая в санатории, привезла пару кукол, сделанных из ниток. Вот эти куклы мне нравились. Они были маленькие, компактные. Мы с подругой научились сами их делать. У нас были мужчины, женщины, дети. Каждой придумывали какую-то биографию, какой-то характер, с кем она общается, чем занимается. У каждой была своя жизнь, семья. Распределяли между ними роли. Из коробок мастерили им домики, реквизит. Вот так мы играли, разыгрывали, как сейчас говорят, ролевые игры.

А ещё у меня был набор для кукольного театра. С подругой ставили маленькие спектакли. Я сочиняла пьески и всем говорила, что буду актрисой кукольного театра. Но девочки повзрослели – это я о нас с подругой – и игры постепенно прекратились. Но всё пригодилось нам обеим. Подруга стала великолепным педагогом начальных классов. Я, пускай не педагог в прямом смысле этого слова, моя должность называется “заведующая отделом по музейно-выставочной работе”, но, в принципе, занимаюсь почти тем же, чем занималась в детстве: написание сценариев, проведение экскурсий и мастер-классов для детей и взрослых, организацией выставок, мероприятий. Руковожу двумя клуба по прикладному искусству. Один объединяет людей помоложе, другой – постарше. В этом году будем отмечать 20-летие.

Одно из моих детищ – конкурс-выставка прикладного искусства «Город мастеров». Её мы проводим ежегодно, начиная с 2004-го (год празднования 50-летия города Сосенского).

В прошлом году из-за пандемии нас перевели на удалёнку и посещение выставки запретили. А было рекордное количество участников – 215. Причём работы были очень высокого уровня. И мне пришлось каждую поделку фотографировать (да ещё в разных ракурсах, чтобы как можно выгоднее она смотрелась) и выкладывать в интернет. Ради этого была создана новая группа ВКонтакте и в Одноклассниках «Сосенский КДЦ «Прометей» выставки, конкурсы, идеи». Члены жюри тоже голосовали онлайн.

В этом году пока ничто не предвещает прошлогодних неприятностей. Поэтому планируем конкурс всё-таки провести.

В экспедиции больше не езжу

По другим районам тоже я езжу, но упор у меня идёт именно на Козельский.

Собираю всё: технологии, праздник, обряды, материальную культуру. Что старое где-то завалялось – забираю. Пригодится.

Даже кулинарные рецепты. Кстати, некоторые из них были опубликованы в одном из калужских сборников, которые периодически выпускает Калужский Дом народного творчества.

Смотрите, пока с вами разговаривали, получилась вот такая куколка в фартучке. Сейчас повяжу ей красненький платочек. Ну, вот и готово. Принимайте работу – берите на память!

А сейчас пойдёмте в музей. Вот рабочие самовары. На Троицу всегда готовим в них травяной чай. Задействуем несколько. Из одного наливаем, другой кипит, третий заправляем… Заправляем всем – кто что принесёт: мята, душица, зверобой, липовый цвет…

Все экспонаты, что есть в музее, в основном приобретены на средства наших работников: костюмы, рушники, утварь. Что-то приносили жители. Вот эти горшочки-двойняшки я увидела в одной деревне. Хозяйка в них выращивала цветы. Пришлось приезжать к ней ещё раз и обменять на кашпо. Она цветы пересадила и отдала мне горшочки.

А однажды прихожу на работу – стоит прялка. Да, и такое бывало. «Кто принёс?» — спрашиваю у вахтёра. Отвечает: «Принёс мужчина, поставил и сказал: «Вам пригодится». Или вот пяльцы. Они лежали с деталями ткацкого стана. Когда появилось помещение, как уже говорила, решила его собрать. Поговорила с жителями, которые переехали в город из деревень. И один мужчина мне рассказал, как его мать собирала ткацкий станок. По этому описанию я его и собрала. После чего остались несколько деталей. Я долго думала, от чего они. А потом вспомнила, как одна бабушка мне рассказывала, что был станок для вышивания, на нём вышивали рушники. Рушник по ширине холста. Стала прикидывать, как можно их собрать, и чисто интуитивно у меня получилось. Потом в одном сборнике (не помню художника) увидела картину: девушка сидит и вышивает. Пяльцы – один к одному, правда, на картине они поновее выглядели.  В принципе, я угадала. Это потом подтвердили и бабушки, которые приходили в музей. Они помогли и другие предметы идентифицировать.

Инженерный склад ума

Как бывший токарь, я хорошо разбираюсь в чертежах. Это, во-первых. А во-вторых, я по описанию могу восстановить картину.

Видно, мне это природой дано. Мне могут на пальцах объяснить, например, как на гусиной косточке ткут пояса, и я смогу реконструировать этот процесс. У одних талант – на слух записать ноты, расшифровывать записи песен, как наша Наталия Николаевна, а у меня – вот такие способности.

Поэтому мне было легко понять, как собрать ткацкий стан или пяльцы. Плюс я всегда любила читать научную литературу. Мне всегда больше нравились словари и справочники, нежели художественная литература.

А ещё я люблю объективность. Считаю, лучше пользоваться первоисточником, т.е. черпать информацию от бабушек. А то, что пишут и интернете… «В России было принято». Кем было принято? В какой деревне? В какое время? Кто записывал? Какая бабушка сказала? Да, и у нас случались небольшие недоразумения-разногласия. Например, фартук. Даже на некоторых конференциях докладчики называли его подпузником, потому что одна бабушка из деревни Клюксы так называла фартук. Я многих наших старушек расспросила, обошла и объездила больше деревень, и кроме жительницы Клюкс, фартук подпузником никто не назвал.

Или вот ещё. В одной деревне отверстие печи, через которое устанавливается посуда, называли «уся». Хотя официально оно называется устья. Уся называли только в этой деревне. Это аналогично тому, как бабули, переехавшие из деревни, лифт называли лифом. «Ты пешком пойдёшь, или на лифе поедешь?», — спрашивали они друг к друга.

«В мистику не верю»

Я скептик и ко всему отношусь крайне скептически. Мне кажется, здесь больше работает самовнушение: если веришь, то сбывается.  А я опираюсь на науку. Учёные установили, что причина сезонной депрессии – недостаток солнечного света. Поэтому советуют найти яркие источники света – те же лампы, закутаться во что-то белое – типа простыни – и посидеть с закрытыми глазами хотя бы минут пять. После чего поднимается тонус, повышается настроение. Поэтому наши предки и ходили в светлой одежде.

Вот лучина, которой освещали помещения – да ещё при этом вышивали. В наше время даже трудно себе это представить. И если бы они ещё и тёмную одежду носили, то в 25 лет становились бы стариками. В 70-х годах прошлого столетия в журналах и газетах я читала научно-популярные труды о воздействии цвета на людей. Было доказано, что синий и зелёный успокаивают, а красный, наоборот, стимулирует на работу. Проверила на себе. Если устала, но нужно что-то срочно доделать, а работаешь с синим или зелёным материалом, то приходится перебарывать сон. А работаешь с красным – другое дело. И кофе не надо пить.

Поэтому совет: если занимаетесь с синим, зелёным цветом, или обстановка вокруг в этих тонах, то повесьте или положите перед собой кусок красной материи.

Поэтому на покос мужики и бабы надевали всё яркое, красивое и работали без устали.

Как думаете, что это? (хитро улыбается, показывая на странный экспонат). Я её называю овощерезкой для скотины. История такова: одна семья купила дом. Переехала из квартиры жить в частный дом. И во дворе нашли, как они выразились, непонятную машину. Бревно с какими-то вбитыми металлическими штырьками, ручка. Для чего – непонятно. Я всё почистила, обработала и поставила в экспозицию. Прошло время, и во время одной из экскурсий мальчик, увидев этот «агрегат», говорит: «А у нас тоже такой есть».  Я у него спросила, для чего он. Мальчик мне рассказал, что этой «штуковиной» его родители измельчают овощи (свёклу, картошку) для скотины.

В музее я начала проводить занятия с детьми. Есть проект «Музейные встречи» – камерные, тематические занятия для ограниченного количества школьников. Темы – различные: пробовали ткать, плести, делать кукол… Детям же интересно и потрогать, и что-то поделать. Для этого, по моей просьбе, плотник изготовил несколько новоделов, чтобы малыши могли их в руках подержать, покрутить что-то. Им так интересней, плюс запоминается лучше. Совсем недавно учились делать фонарики. Такими фонариками жители деревень Козельского района украшали свои жилища, подвешивая под потолком. Научила меня этому одна бабушка. Правда, она себя тогда плохо чувствовала, болела. И мне пришлось из города вести ей солому, специально для этого выращивала рожь у себя на даче.

К сожалению, у людей предметов этнографии становится всё меньше. Либо москвичи за большие деньги скупили, либо выбросили за ненадобностью. Некоторые (знаю и таких) сами собирают старинные вещи. Это сейчас модно.

Есть у нас в экспозиции вещи и советского периода: школьная форма, галстуки, магнитофоны, приёмники, фотоаппараты, значки, новогодние игрушки… Что приносят –  ни от чего не отказываемся. Со временем, я думаю, придётся расширяться… А начиналось-то всё с утюга и приспособления для разматывания ниток, которые я нашла в одном из заброшенных домов в деревне Гранный холм, где у меня дача…

Подготовили Ирина Якунина, Анастасия Королева, Евгения Симонова

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять