Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Отец – мой Учитель. Николай Андреев вспоминает своих родителей и завещание папы – верить в человека

Недавно, просматривая сайт нашей любимой районной газеты “Козельск”, увидел фотографию учителей Покровской семилетней школы во главе с известным многим представителем династии Беляевых Иваном Петровичем. И, можно представить мое удивление, на фотографии увидел своего отца Андреева Алексея Ивановича. Показал эту фотографию сыну.

– С кем это ты там стоишь? – спросил он.

А фотография сделана в конце тридцатых годов прошлого века. Мне было приятно, что я так похож на отца.

Учителя Покровской семилетней школы. Фото 1935-1936 гг. На заднем плане – Покровская школа, бывший Храм Покрова Пресвятой Богородицы.

Фотография эта и разбудила мои воспоминания о моем дорогом отце – моем Учителе по жизни, которому я стремился подражать и которого никогда не забуду.

Но, прежде всего, скажу о своей  матери Андреевой Елене Ивановне. Умная, заботливая, хозяйственная. Она родила отцу двух детей. Сестра  Оля стала позднее заслуженным работником легкой промышленности, сейчас на пенсии, живет с детьми, мужем и внуками в Пскове. А как мать пела! Отец, разбирающийся в музыке, говорил, что она могла быв с успехом выступать на столичных сценах. В Новосибирске, где я родился, мать работала в штабе военного округа телеграфистской. Там ее и приметил отец. В Каменке на Смоленщине и Серен-Заводе у нас в Козельском районе она работала заведующей сельским магазином. В последние годы своей работы заведовала гостиницей. В этом здании  сейчас находится администрация города Козельска. Вместе с отцом мать была участницей учительской художественной самодеятельности. Коллективы под руководством отца выступали и в колхозных клубах, и в районе, и в области. Помню, как прекрасно пела мать Цветочницу Анюту – известный тогда романс, песню из кинофильма «Простая история», «На тот большак, на перекресток…».

Музыкой отец увлекался еще в детстве. Еще задолго до войны  он самостоятельно играл на имеющемся в доме клавесине, который позднее был куплен в наш краеведческий музей и там стоит до сих пор. В тридцатые годы отец учился в Козельском педагогическом техникуме, затем поступил в Смоленский пединститут на факультет русского языка и литературы. И одновременно работал в Покровской семилетней школе. В Покровске он жил на частной квартире. К сожалению, не помню сейчас имени хозяина дома, но отчетливо помню с каким уважением отец говорил о Беляеве Иване Петровиче, называл имена его детей: Тоня, Лена, Петр. С некоторыми из них он потом встречался, когда работал в школах Козельского района в послевоенные годы. Покровские учителя и ученики – Есичев Тимофей Трофимович, Чеглоков Александр Егорович нередко приезжали к отцу в Козельск, гостили у него.
А умение играть на пианино, хороший голос сыграли свою решающую роль при поступлении отца в Новосибирский ансамбль песни и пляски.  

Это случилось в 1940 году, когда к ним в Томское военное училище,  прибыл композитор  Андрей Порфирьевич Новиков, он устроил конкурс для военных артистов, чтобы отобрать лучших в свой коллектив. Отец тогда играл на фортепиано и спел «Гори, гори, моя звезда» и «Однозвучно гремит колокольчик». В этом новосибирском ансамбле отец и служил артистом до 1954 года. 

Помню, несколько раз папа брал меня на концерты вместе с матерью. С тех пор прошло более 65 лет, но до сих пор помню и композитора Новикова, взобравшегося на какое-то возвышение и дирижирующего хором, и стройный ряд ансамблистов, и песню, звучащую громко и выразительно – «Поэму об Украине» на музыку Александрова А. В.

Солист- баритон поет:
– Шепчу Шевченковские строки,
 Шепчу любимые слова.
И вступающий хор мощно:
– Реве та стогне Днипр широкий,
Сердитый витер завыва……

Незабываемое впечатление!

Отец очень любил украинские песни: «Дивлюсь я на небо, Ничь яка мисячна» (ночь нынче лунная), «Черные очи, черные брови» и много, много других красивых мелодичных украинский песен. Как бы он сейчас был расстроен нашими отношениями между Россией и Украиной. Кстати, мой крестный – Виктор Пивнев украинец. И сам я к этому народу отношусь хорошо. Вот только бандеровцы у них в стране серьезно мешают улучшению наших связей.
 Ансамбль тогда много путешествовал по стране, объездил всю Сибирь, побывали на Дальнем Востоке и Казахстане. В Казахстане пели песню о Сталине на казахском языке. Особенная трудность исполнения, вспоминал отец- это то, что нужно было тянуть согласные, например: «Сталинннн- НГЫ».

Тогда каждый концерт начинался песней о Сталине. До сих пор в сознании звучит величественная мелодия песни:

 Сталин- наша слава боевая,
 Сталин нашей юности полет,
С песнями борясь побеждая,
 Наш народ за Сталиным идет.

Тогда мы и представить не могли, сколько людей пострадало от авторитарного сталинского режима, да и не задумывались об этом, пока в России не повеяли новые ветры.

А Новосибирск, где мы тогда жили, запомнился и моим первым классом, где учились одни мальчишки, школа была мужской, первой учительницей Покрышкиной Ольгой Сергеевной- родственницей Героя Советского Союза летчика А. И. Покрышкина, двумя пушками, по которым мы лазили возле дома офицеров.

Но серьезная сердечная болезнь отца заставила нас переехать из Сибири. Сначала мы оказались на Смоленщине. Там в Смоленске жил его старший брат Сергей Иванович. Работал он председателем облпотребсоюза. Отец изредка навещал его, когда возобновил свои занятия в Смоленском пединституте, но уже на историческом факультете. В смоленской Каменке отец руководил семилетней школой, потом она стала восьмилетней. Коллектив школы был небольшой и дружный. Отец создал из инициативных учителей и колхозников, а он был одновременно и парторгом колхоза на освобожденной основе, коллектив художественной самодеятельности и одновременно театральный кружок. Ставили  Островского А. Н., Чехова А. П. Помню отца в роли Шипучина из чеховского «Медведя», его фразу: «Не будь я Шипучин». В то время учителя держали и домашний скот, птицу, имели большую семью, много работали и на работе, и в колхозе на прополке кукурузы, свеклы, и не унывали. И на художественную самодеятельность времени хватало. 

И везде, где бы ни работал отец: и на Серене-Заводе и в Козельском интернате, и в Сосенской восьмилетней школе, кстати, вначале она была начальной человек под четыреста, моментально начинал работать учительский хор, начинали звучать песни, с которыми учителя выступали не только перед родителями своих учеников. Вместе с ним я ходил и в наш Козельский академический хор, которым руководил сначала директор музыкальной школы Родионов Н. К., а затем Зайцев В. М. Правда, занятый решением своих школьных задач, отец с нами не поехал на гастроли в Воронеж. Нужно было проводить теплотрассу к зданию интерната, а труба должна была пройти через автомобильную дорогу. Поэтому все сделали, по согласованию с местной ГАИ ночью за три-четыре часа. Трубу подвели, дорогу опять разровняли и заасфальтировали. 

Решение хозяйственных проблем, в условиях дефицита строительных материалов, низких расценок отнимало у отца много времени и нервов. И когда ему предложил  зав. облоно (Областного отдела народного образования) Прошин Иван Андреевич, кстати, в свое время он тоже работал в школах Козельского района, стать директором Березичской школы – интерната и заняться ремонтом крыши после пожара, отец решительно отказался.
Нужного количества финансов на ремонт не обещали, а здание постепенно ветшало и обрушалось. Новые директора интерната так и не смогли решить эту задачу. Имение князя Оболенского пришло в упадок.

Именно благодаря  отцу я стал учителем. В свое время, в девятом классе на производственной практике я работал на механическом заводе. Раз в неделю мы ходили на завод. Была такая задумка  руководителя страны Хрущева Н. С. приобщить молодежь к труду. И это, как мне кажется сейчас, удавалось. Широкой популярностью пользовались фильмы «Девчата», «Первый троллейбус», «Карьера Димы Горина», «Высота» и другие. Люди шли на стройки, ехали покорять целину, Сибирь. Вот и я захотел стать токарем и учиться в вечерней школе. Отец отговорил меня, сказал, что мечтает видеть меня как своего любимого брата, погибшего на войне, и в честь которого назвал меня, учителем математики. Им я и стал.

И где бы я ни работал: инспектором РОНО, завучем Нижне-Прысковской восьмилетней школы, директором Березичской и средней школы № 2, я всегда помнил слова отца: «Умей видеть в людях хорошее, разбор урока начинай с положительных моментов. Главное – любовь к людям, на нее и опирайся. Вера в Человека, вера в его духовную силу никогда не подведет тебя».

Так и случилось. Вот и сегодня, читая в нашей газете выступления, беседы с нашими учителями,  вижу, что главное в их профессии вера в светлые начала ученика, в светлые начала Человека. Она никогда не подведет.

Николай Андреев 

Редакция газеты “Козельск” часто пишет об образовании, рассказывает об учителях, их инициативах и победах. Мы призываем наших читателей продолжить вместе с нами серию публикаций о школе. Эту могут быть воспоминания о любимых педагогах, ваши размышления о современной системе образования, ваши предложения по тому, как можно было бы улучшить козельские школы или, например, о том, как можно было бы решить кадровый кризис.

Мы также хотели бы предложить вести свои колонки в районной газете молодым учителям. У вас есть возможность стать лидерами мнений. Учитель в России это всегда авторитет. Так, по крайней мере, было раньше. Нельзя опускать планку.

Присылайте свои заметки, воспоминания, эссе, проблемные материалы на почту редакции: mail@gazeta-kozelsk.ru.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять