Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Иногда получается сфотографировать душу». Наш фотограф Василий Батурин рассказал о любимых снимках в эфире программы «Утро первых» на Ника ТВ

Выставка Василия Батурина «Без масок» (открылась в феврале в Доме Цыплаковых) стала  настоящим культурным событием не только Козельска, но и всего региона. Тот случай, когда мы вызвали позитивный резонанс!  О Василии рассказали ВСЕ ключевые областные СМИ, а 17 февраля наш прославленный фотограф пришел в прямой эфир популярной программы «Утро первых». Мы решили расшифровать интервью для истории.

Телеведущая Мария Лазарева: «Доброе утро! Известный американский фотограф Альфред Штиглиц однажды сказал: «В фотографии есть такая тонкая реальность, которая делает её (то есть фотографию) гораздо более реальной, чем реальность». Ого! Вот это вот парадокс. Но, по-моему, это непреложный факт, хотя я – не профессионал. Зато к нам в студию пришёл настоящий профессиональный фотограф, который, по моему мнению, делает нереально красивые фотографии. Это Василий Батурин из города Козельск. Василий, доброе утро!»

Василий Батурин:  «Доброе утро».

Мария Лазарева:  «Вы согласны с тем, что иногда, несмотря на то, что фотография должна запечатлеть какую-то часть жизни, она гораздо более жизненная, она гораздо более красивая и вызывает намного больше чувств, чем вот то, что мы все только что увидели, а на фотографии это раз – и что-то такое особенное». 

Василий Батурин:  «Может быть, это не совсем так, но мне кажется, наверное, это любая фотография отражает взгляд самого фотографа. Каков он – такая будет фотография».

Мария Лазарева: «Раз всё зависит от фотографа – давайте знакомиться с вами поближе, и мы попросили вас выбрать те фотографии, которые имеют для вас особенное значение. Вот они здесь, на нашем экране. И очень приятно, что на первой же фотографии – ваша жена».

Василий Батурин:  «Это автопортрет, который мы с женой сделали в нашей маленькой студии. Сейчас студии нет, но в принципе это можно сделать в любой комнате – маленькой, тесненькой комнате. Это совершенно роли не играет. Главное поставить свет, выбрать подходящий фон, подходящую одежду – и вперед».

Мария Лазарева: «Я  читала интервью с Валентиной в газете «Козельск». Я, кстати, регулярно читаю газету «Козельск» и вам тоже советую. И она там рассказывает, что это вы заметили, что у нее очень удачные снимки. Как вы понимаете, что в человеке есть задатки фотографа?»

Василий Батурин:  «Это внутреннее чутьё. Ну, естественно, нужно какое-то видение и кадра самого и света. Ну, я это увидел – оно есть. Значит все, пойдёт, получится».

Мария Лазарева: «Значит, так и нужно. И еще. Мне очень понравилось, как Валентина в интервью газете «Козельск» сказала, что фотограф должен быть немножечко сумасшедшим, потому что это процесс болезненный».

Василий Батурин:  «Это наше мнение, скажем, на двоих, оно абсолютно идентично, что у жены, что у меня. Да, чтобы быть фотографом по-настоящему – надо быть действительно, извините, сдвинутым».

Мария Лазарева:  «Это заразно?»

Василий Батурин: «Иногда да».

Мария Лазарева: «Давайте перейдём к следующей фотографии».

Василий Батурин:  «Дело в том, что я фотографией занимаюсь с детства, то есть  все застал: плёнки чёрно-белые, проявители, красный фонарь, тёмная комната. Потом появилась цветная плёнка – там уже элементы творчества, скажем так, всё сужаются, сужаются, возможности творить сужаются, сужаются и сужаются. Потом появились фотолаборатории, и творчество свелось к нулю. То есть, нащёлкал и отдал – всё. А потом появилась цифра. И вот пятнадцать лет назад я перешёл на цифровую фотографию. Мы купили первую цифру – “зеркалочку”. Бог мой, 5 мегапикселей! Безумно медленный автофокус – это что-то невероятное по тем временам. И я стал фотографировать на цифру. У меня друг увлекался автокроссом – он и сейчас увлекается –  и возил меня на соревнования. И там я фотографировал. Я ему показал несколько подобных фото – это вот одно из основных, он увидел, у него самого глаза стали вот такие вот. Говорит: «Слушай, такого никто не снимал никогда! Глаза гонщика – это что-то невероятное». Слава богу, я рад, получилось. Для безумно медленного аппарата вышло хорошо. Это было моё начало в цифре».

Мария Лазараева: «5 мегапикселей».

Василий Батурин:  «Да».

Мария Лазарева: «Скучаете по тем временам, когда процесс фотографирования был вот таким “магическим”?»

Василий Батурин:  «А, растворы, синдикаты?..  Скучаю ли я? Честно говоря, нет: тогда это была химия, грязные руки, пропитанные проявители, запах этот не очень приятный. А сейчас это то же самое, но в компьютере!»

Мария Лазарева: «Поехали дальше?»

Василий Батурин: «Девочка с чемоданом на снимке.  Как я сказал, разные жанры я должен осваивать, должен ими владеть. В том числе это и street-фото, и travel-фото. Ну, в позапрошлом году…»

Мария Лазарева:  «Судя по чемодану – это travel-фото».

Василий Батурин: «Да, в прошлом год нам дочь подарила поездку в Калининград – это был восход солнца в Шереметьево – ну как упустить такую возможность и такую красоту?

Мария Лазарева:  «Наверняка перед вами открыты любые двери, и вам может покориться любой Олимп, ну, или столичный глянец. Почему вы решили заниматься региональной журналистикой?»

Василий Батурин:  «Я скажем так, изначально вообще не планировал быть журналистом. Ну не было у меня такого  даже в представлениях моих.  Это вопрос поиска смысла жизни, поиска себя, если на то пошло. Просто судьба меня свела с нашим главным редактором газеты нашей «Козельск» Максимом Васюновым, а ему понравилось то, что я делаю, дальше пошло.

На экране в студии  появляется фото с сестрами козельских обителей.

Мария Лазарева:  «О! Я чувствую, что есть какая-то история».

Василий Батурин:  «Вот он, кстати, и репортаж, и жанровое фото в то же время. И, собственно говоря, я очень много видел репродукций альбомов открытых с классической живописью с детства. Папа у меня собирал эти все репродукции и открытки. То есть, есть такое понятие сейчас – “насмотренность”. Без этого, в принципе, никуда, наверное. Да, я очень много видел. И я не упускаю возможности лишний раз сходить – где бы я ни был – сходить в музей, посмотреть на картины там.  

Мария Лазарева:  «Выражение лица этой женщины…»

Василий Батурин:  «Боярыня Морозова».

Мария Лазарева:  «Это боярыня Морозова – Сурикова, абсолютно верно! И, судя по тому, как развевается их одежда здесь очень сильный ветер…»

Василий Батурин: «Это был Крестный ход в Козельске, пасхально – традиционный (его после Пасхи, по-моему, на второй, то ли на третий день проводят). Но в тот день его отменили как раз из-за ветра».

Мария Лазарева: «Я очень часто, так или иначе, в разговоре с фотографами вспоминаю высказывание Бориса Кустодиева. Когда ему кто-то из заказчиков говорил: «Борис, что-то нос у меня не тот», то он отвечал: «Нет-нет-нет! За портретным сходством – это вам к фотографам, а я рисую душу!» А вы можете сфотографировать душу?

Василий Батурин: «Это будет самонадеянно, но мне кажется, что это иногда получается».

Мария Лазарева: «И я вам верю. Вот следующий снимок ваш – вполне сфотографированная душа».

Василий Батурин:  «Поскольку я говорю, что мы с женой одна Сатана, то мы часто работаем вдвоём. Она кроме фотографии любит придумать какой-то наряд, как-то что-то скомплектовать, скомпоновать, изобрести там чуть ли не с нуля, нарядить какую-нибудь девушку – и пошли, поснимаем. То есть, это уже ближе к fashion-съемке».

Мария Лазарева: «Вы же наверняка снимаете не только для души, не только для газеты, но и на заказ?»

Василий Батурин: «Бывает».

Мария Лазарева: «Эта работа для вас как-то отличается внутренне или внешне?»

Василий Батурин: «Зависит от того, с каким человеком приходится работать. И, если я чувствую, что есть резонанс, что это откликается как-то, то получается вообще, как говорится, огонь. Но, если этого резонанса нет, получается просто красивенько».

Мария Лазарева: «И у нас осталась еще одна фотография. Давайте посмотрим, рассказывайте».

Василий Батурин:  «Юная журналистка из нашей же газеты «Козельск» Аня Фрибус  как-то интервью взяла у кого-то из молодых фотографов. И мне вспомнилось, как он там говорит: «В Козельске какие недостатки, там нет фотозоны для съёмок свадеб». А некоторые мои любимые фотографы, которых я люблю, за ними слежу, говорят: «Ребят, снимать всегда есть что, где бы вы ни находились». И вот, пришли к музею Циолковского, а там вот эти вот причудливые блестящие трубы проточно-вытяжной вентиляции. И тут я внучке говорю: «Слушай, давай сделаем так, чтоб как будто она с тобой разговаривает, труба». Ну, мне это навеяло, может быть, рассказами Кира Булычёва, детская фантастика, может быть, знаете».

Мария Лазарева: «Конечно, Алиса Селезнёва, да-да-да».

Василий Батурин: «Да-да. И получается почти одушевленный предмет, хромированный, блестящий».

Мария Лазарева: «Но, кстати, вы же не всегда были фотографом, у вас была другая профессия и, как я понимаю, в технике вы понимаете отлично!»

Василий Батурин: «Я вообще-то в прошлом инженер. Инженером – электронщиком был когда-то».

Мария Лазарева: «Фотография – это то, чем вы хотите заниматься и дальше? Или у вас есть еще какая-то ступенечка?»

Василий Батурин:  «Фотография – для меня это очень важно,  и я считаю, что это тема совершенно неисчерпаема, можно этим заниматься, я не знаю, с утра до ночи, круглосуточно, очень много… бесконечно практически».

Мария Лазарева: «Друзья, а вам я хочу напомнить такую вещь: мы в нашей рубрике “Собирайся, я заеду” рассказывали о том, что в Козельске у Василия Батурина идёт выставка “Без масок”, она будет продолжаться до 28 февраля. Так что будет возможность – приезжайте в Козельск и посмотрите на работы мастера».

От редакции. Напомним, выставка «Без масок» приурочена к 105-летию газеты «Козельск».

Расшифровка: Анна Фрибус

Фото обложки: Валентина Батурина

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять