Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Кто виноват в осквернении могил в Нижних Прысках?

Видео и фотографии разрушенных могил на кладбище в Нижних Прысках собрали десятки тысяч просмотров в интернете, об осквернении захоронений в Козельском районе рассказали региональные и федеральные СМИ… И если бы не коронавирус, то журналисты вывели бы эту историю в топы скандалов и еще долго бы возвращались к ней в своих эфирах и на газетных полосах. Тем временем, в самих Нижних Прысках жизнь успокоилась, первые эмоции схлынули, ответственные успели публично покаяться и принести извинения… Через несколько дней выпал снег и припорошил следы варварства. Но это тот случай, когда рана еще долго будет зиять.

«Апокалипсическая картинка». Фабула дела

Администрация поселения Нижние Прыски заказала компании «СтройМонтаж» очистить сельское кладбище от опасных деревьев, которые могли в любой момент упасть на памятники и оградки. Цена муниципального контракта 65000 рублей (копия контракта есть в редакции). Но не так просто спилить огромные деревья на кладбище, где прямо под кронами плотно друг к другу стоят оградки. Обычно ради этого используются альпинисты, их, кстати, администрация хотела нанять. Но муниципальный контракт дело такое – кто предлагает меньшую сумму, тот его и выигрывает. «СтройМонтаж» как раз согласился на меньшую сумму. И в конце прошлой недели рабочие этого предприятия приехали на место.

Дело сразу незаладилось. «У рабочих стали рваться веревки, и в итоге они отпилили только один сук и уехали, – рассказали нам одну и ту же версию сразу несколько источников, – уехали, чтобы на следующий день, в субботу, вернуться с тросами».

«В субботу прибегает ко мне часов в десять Миша, это такой местный житель, который взял на себя добровольную функцию, ухаживать за могилками, никаких денег он за это не получает, это у него как волонтерская работа, – рассказывает настоятель Преображенского храма в Нижних Прысках, иерей Тихон Худяков. – Прибегает и говорит: «Отец Тихон, мы начали отпиливать деревья на кладбище». Я говорю: «Как начали, там же должны альпинисты работать?». «Нет, нет, начали вчера и никак, нужна вышка, но там, на окраине кладбища есть старенькая могилка, она заброшена, и нужно оградку и надгробье отодвинуть, чтобы рядом прошла техника, иначе все это упадет и будет еще хуже».

Священник, по его словам, ответил волонтеру, что не имеет права давать разрешения на такие действия, но рассудил дело с точки зрения морали: «Я сказал Михаилу, если старинное захоронение бесхозное, а результатом твоей работы будет ухоженная могила, которая была в небытие, а станет наоборот лучше, то я здесь ничего плохого,- говорю, – не вижу». «Да, да, я понял, батюшка, и убежал».

На следующий день отец Тихон уехал в Ульяново, был на поле, где кипело одно из жестоких сражений ВОв. «И тут звонят люди и начинают рассказывать, что там рабочие наворотили, а я стою, представляю, какая здесь была трагедия, и что у нас там происходит. И у меня такой апокалипсический сценарий в голове возникает».

И действительно, кажется, что на произошедшее можно посмотреть только через призму мистики. Потому что с точки зрения здравого смысла эту историю понять невозможно.

В субботу кто-то решил (А кто? На этот вопрос сейчас ищут ответ правоохранители), что могилы, которые находятся на пути от дороги до первого большого дерева на кладбище, мешают проезду автовышки, а значит, эти могилы можно потревожить. Были демонтированы оградки, памятники, надгробные плиты, всего 11 захоронений. Все это приставлено к другим оградкам, а могильные холмики просто сравняли с землей, превратив места захоронений в дорогу к дереву. Если бы это не было запечатлено на видео и фото, то мало бы кто в такое поверил.

Когда местные увидели, что стало с кладбищем, то дело чуть не дошло до драки. По крайней мере, есть свидетельства, что угрозы расправы в адрес рабочих и того же Михаила звучали в выходные довольно часто. От еще большей беды спасала полиция, ее вызвали сами жители.

Но на этом история вандализма не закончилась. Когда рабочие (и их руководители, а также тот самый Михаил) поняли, что они натворили, то они спешно начали восстанавливать могилки, и мало того, что они сделали это тяп-ляп, так еще и, по словам некоторых родственников, установили памятники не над могилами, а чуть в стороне.

«Посмотрите, как установлен памятник, он же неровно стоит, – показывает мужчина, который не захотел представиться, но его родственники лежат в одной из оскверненных могил. – Но самое страшное, что могилы смещены, они находились не там, где сейчас».

Кто все это мог допустить?

Собственно, этот вопрос несложный. Давайте начистоту. Все ответственные за эти работы люди запечатлены в том самом муниципальном контракте. Смотрим, кто его подписывал. Это заказчик – глава администрации СП «Село Нижние Прыски» Петр Буканов и исполнитель – генеральный директор «СтройМонтаж» Владислав Пеньковский. А что касается того самого Михаила, то он после того, как попытался восстановить на кладбище могилки, не отвечает на телефонные звонки и не выходит на улицу. Люди уже бояться, что как бы с ним не вышло чего худого, человек немолодой. Но, повторимся, Михаил, волонтер, ни за что не отвечает официально, а значит, с него взятки гладки.

«Он права все это делать не имел, здесь должен был присутствовать глава администрации и сам подрядчик, – рассуждает глава муниципального образования, Николай Кирюхин, – в Сухиничах опиливали таким же образом, в Волконском таким же образом, там присутствовали подрядчик, представители сельсовета. И если возникали какие-то вопросы, то вызывались родственники, с ними решалось, можно ли тревожить могилки. Обычно так происходит, а здесь поспешили, почему они поспешили?».

Петр Буканов: «Это какое-то проведение»

Главу администрации, Петра Буканова, мы застали в его небольшом кабинете, он только что в очередной раз ездил на кладбище, там публично извинялся перед родственниками захороненных. По всему было видно, что он напуган, во время разговора постоянно нервничал и то и дело приговаривал: «Кошмар какой-то, как такое стало возможным».

– А как такое стало возможным?,– спрашиваем Буканова (Далее приводим расшифровку нашего разговора с небольшими примечаниями редакции. Никаких оценок не даем, выводы делайте сами).

– Ну понимаете, не знаю как так получилось, почему получилось… Это какое-то проведение. Просто в субботу, когда вся эта вакханалия произошла, я по стечению обстоятельств весь день был на пожаре в Полошково, это общепризнанный факт (Буканов как бывший полицейский знает, как нужно подчеркивать алиби – примечание редакции). Где-то в 11, наверное, мне позвонили с диспетчерской, и я уехал.

– А вы заезжали на кладбище до 11?

– Нет, не заехал, тут я говорю, такое зарево было, да еще сказали, что там дома горят… Честно не заезжал, я планировал после обеда. Но мне сказали, что рабочие уехали уже. Хотя планировал, я не думал, что я в Полошково столько пробуду.

– А в пятницу при вас начались работы?

– Нет, не при мне, я выезжал на межевание, ну там есть человек, который просто следит за кладбищем, я говорю: Михаил, посмотри, я если успею, то я приеду. Он мне отзвонился потом, сказал, что ничего не получается, веревки рвутся, что рабочие планируют завтра, в субботу, вернуться с тросами.

– А кто одобрил там дорогу сделать?

– Ну,знал бы прикуп. Я бы такую инициативу не одобрил. Не знаю, не знаю. Был разговор, что там якобы разобрать оградку одну маленькую придется, а получилось, как получилось. Понимаете, я перед Богом и перед совестью своей не кривлю, то, что я увидел, это был действительно шок.

– Разве рабочие все свои действия не с вами должны были согласовывать?

– Вообще-то должны. Изначально, когда разговаривали с Пеньковским, предполагалось, что это будет ручная уборка, потому что я сказал: Влад, у тебя точно есть специалисты? В контракте даже не предусмотрена работа автовышки, понимаете, по смете. (Смета тоже есть в нашем распоряжении, мы ее публикуем – прим. редакции).

– Вы вообще предполагали быть на месте работ?

– А как же? Это же дело неординарное.

– Тогда если у вас не получилось быть на месте, нельзя было приостановить работы и сказать? – Ребят, давайте, от греха подальше, вы меня дождетесь или вообще перенесем.

– Знаете, люди вышли в выходной, попридержать. Я… знаете, может, у них какие-то планы, какие-то сроки (сроки по контракту до 20 апреля – прим. редакции). Вы знаете, я… ну давайте абстрагируемся, если не было бы этого случая, и они бы в субботу произвели работу без этой вакханалии, чтобы я им сказал, если бы был там? Тут понимаете, но это, наверное, предрасположено было, не знаю.

– Вы чувствуете свою вину, ответственность?

– Естественно мне неудобно перед людьми, перед Михаилом тоже, хотя… Ну как… Ну как получилось, так получилось, честно говоря, я устал.

– Слышал, что вы хотите уйти в отставку.

– Да я предупредил уже всех, я уже недели две назад известил руководство района. Я планировал в мае, у меня по графику отпуск, я готов, в принципе, больше не выходить. Потому что я чувствую, что выбора у меня нет. Этот вопрос уже предопределен, вы что, будете это печатать?

– Да, потому что вашу отставку увяжут с событиями на кладбище.

– Почему?

– Потому что событие громкое. И возникает первый вопрос, а кто ответственный. Ответственные Вы и Пеньковский. Событие случилось. Вопрос закономерный – не хотите ли после этого уйти в отставку?

– Да, знаете, я хоть сейчас готов уйти в отставку. Просто у меня планы…у меня операция. И в принципе все распланировано, чтоб прямо завтра (запись разговора 31 марта) и уйти.

– То есть вы готовы завтра уйти?

– Нет, нет, теперь я как раз и повременю. Я считаю теперь себя не то что виноватым, но то есть, в принципе, я не совсем согласен. Ну как вам сказать…

– Вы же понимаете, за все отвечает глава.

– Я согласен, согласен. В любом случае виноват я. Не только в данной конкретной ситуации, а во всех случаях, чтобы не произошло, виноват глава…

Влад Пеньковский: «Не могли предположить, что такое в голову кому-то придет»

Когда я позвонил Пеньковскому и попросил устроить мою встречу с его сотрудниками, которые работали на кладбище, то он отказался это сделать, аргументируя, что все равно за случившиеся отвечает он сам. И что эту ответственность ни на кого перекладывать не собирается. С самим Пеньковским мы встретились в редакции. К этому времени подрядчик уже переговорил со многими, чьи родственники были захоронены в оскверненных могилах. С ними он договорился, что все будет восстановлено, и не тяп-ляп, как сейчас, а к делу подойдут ответственно. Более того, подрядчик за свой счет обязался заменить оградки, а также благоустроить заброшенные могилки ветеранов Великой Отечественной войны (На следующий день после нашего разговора Буканов и Пеньковский выпустили обращение к жителям, в котором еще раз обязались все восстановить и облагородить могилы ветеранов).

Что касается произошедшего, то Пеньковский подчеркнул, что они не хотели, чтоб так получилось, и никакой корыстной цели в этом не было.

– Я не снимаю с себя ответственности, – снова повторяет подрядчик, – когда работы начинались, я присутствовал на них, рабочие на веревках залазили. Они отпилили сук, и я спокойно уехал, думая, что работа началась… А то, что происходило дальше, не поддается никакому объяснению и здравому смыслу. Я это все понимаю. Ответственности ни на кого не перекладываю. Я должен был контролировать со своей стороны, глава администрации со своей.

– Но получилось, что контроля не было ни с той, ни с другой стороны.

– Да, совершенно верно. Просто не могли предположить, что такое в голову кому-то придет.

– Кому? Ваши ребята без вашего согласия могли бы подобное сделать?

– Я не собираюсь никому доказывать и объяснять по каким причинам вот так получилось, я говорю еще раз – я ответственен за это. Спрос с меня. Ситуация настолько неприятная, чтобы еще ее ворошить, что-то там объяснять и кого-то обвинять вдобавок…Я со своей стороны положился на сознательность работников, хотя я мог предотвратить, чтоб этого не было. Что еще добавить? Гражданам хочу извинение принести. Опять же говорю, что это без какого-то умысла делалось. И хочется, чтобы в этой ситуации, пускай она неприятная, но люди добрее стали.

А что дальше?

Про то, что эта ситуация может кого-то изменить к лучшему, Пеньковский не просто так заикнулся. После случившегося он, как и Буканов, очень долго разговаривал с отцом Тихоном, настоятелем местного храма. Вообще за последние дни вся эта история, так или иначе, замыкается именно на священнике. Он стал той силой, которая сначала предотвратила разборки между жителями и рабочими, а потом начал переводить скандал в нравственное русло.

«Если после увиденного мы скажем про тех, кто это святотатство на кладбище совершил, что они такие-сякие, то значит, мы ничем не лучше их, – рассуждает отец Тихон, – а если от увиденного задумаемся, а как же могилка моих близких? Приедем на нее и хотя бы там что-то поделаем, да еще облагородим бесхозную могилку рядом, то тогда мы все правильно поняли».

Что же касается пострадавших родственников, то, по мнению батюшки, «эта история будет закончена, когда абсолютно все скажут, что все восстановлено хорошо, и все всех устраивает».

А что же правоохранительные органы? На наш запрос вМОМВД России «Козельский», мы получили официальный комментарий: «В МОМВД России «Козельский» поступило два заявления от граждан, по факту вандализма совершенного на кладбище села Нижние Прыски. По данному факту проводится полицейская проверка, по завершению которой будет вынесено соответствующее процессуальное решение».

Также известно, что ситуация находится на контроле прокуратуры.

Районная администрация в свою очередь распространилав социальных сетях свою реакцию на случившееся: «Администрация муниципального района «Козельский район» разделяет негодование жителей по поводу случившегося на кладбище в селе Нижние Прыски. Администрация заинтересована в том, чтобы как можно скорее, была завершена доследственная проверка всех обстоятельств произошедшего, и названы виновные лица».

От редакции добавим, что будем следить за развитием ситуации и считаем справедливым, если все (именно все) ответственные будут наказаны за свои действия (или бездействия) не только муками совести.

Максим Васюнов.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *