Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Социологи вышли с удаленки, чтобы узнать мнение россиян о последствиях коронавируса. А что думаете вы?

Даже в мирной профессии социолога есть место подвигу. Особенно – ради науки. Невзирая на коронавирусные ограничения и сложности, ученые Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН (ФНИСЦ РАН) смогли провести первый в России полномасштабный опрос общественного мнения, который позволил оценить реакцию наших сограждан на прожитые ими десять месяцев “с ковидом на шее”.

Причем ученые сделали это не в удаленном режиме, не онлайн и не по телефону, как сегодня практикуют различные социологические службы или центры. ФНИСЦ РАН – серьезное научное учреждение. Новый массовый опрос населения был проведен строго по той же методике, что и в “мирное время”: способом подробных персональных интервью, с глазу на глаз. Естественно, с соблюдением всех противоэпидемических норм – в маске, перчатках и так далее.

Опросы датированы первой половиной сентября этого года, как раз между двумя “волнами” коронавируса. Время тоже было выбрано точно – когда общество уже прошло период первого шока. Люди ответили на самые важные сейчас вопросы. Что они думают о сегодняшней ситуации и о будущем страны? Чего боятся и во что верят? На какие средства живут? Каковы могут быть последствия пандемии? Насколько адекватно действовала в борьбе с ней местная, региональная и федеральная власть? И вообще – что делать и как жить дальше?

ВНИМАНИЕ! Мы предлагаем жителям Козельского района ответить на эти же вопросы – это можно сделать в комментариях на сайте и под этим постом. Ваши мнения мы опубликуем в газете. А вот ответы наших соотечественников.

Считаем потери

Чего коронавирус нас лишил? Перечень получился длинным. 38% опрошенных сказали, что у них сильно выросли расходы на продукты и лекарства. У 35% сократились доходы. 15% россиян за этот год вынуждены были потратить большую часть своих сбережений “на черный день”. Треть отказалась от планов на отпуск, 27% – от привычных форм досуга, 18% – отменили запланированные мероприятия. Одно из самых болезненных (в прямом смысле) последствий коронавируса – 23% респондентов пришлось отложить на потом решение своих проблем со здоровьем, не связанных с ковидом. При этом, по данным сентябрьского опроса, сами переболели опасной болезнью 9% россиян.

12% респондентов из-за пандемии потеряли работу. У 13% – повысилась рабочая нагрузка, а зарплата осталась прежней. 11% были отправлены в неоплачиваемый отпуск и еще столько же – на удаленку. 7% столкнулись с задержками зарплат. Таким образом, каждый десятый работающий россиянин с каким-то негативом да столкнулся. Правда, все осталось по-прежнему у 15% опрошенных. У 12% пострадали близкие, но не они сами.

Но, оказывается, нет худа без добра. 16% опрошенных отметили и положительный эффект длительной пандемии: они стали внимательнее относиться к своему здоровью. 8% освоили новые навыки удаленной работы. У 7% улучшились отношения в семье (правда, у 6% – стали хуже). 5% научились чему-то новому для получения или сохранения работы, а 4% – нашли ее вновь. Столько же граждан открыли для себя новые виды досуга – в том числе в режиме онлайн. В целом, правда, мало кто от кризиса выиграл. Из каждых ста человек лишь двое увеличили свой доход, бурлят новыми планами. Открыл новый бизнес один из сотни. Остальные – в общем невеселом строю.

Коронавирусные месяцы дались людям тяжело. По сравнению с прошлым годом выросло число тех, кто оценивает ситуацию в стране как напряженную, кризисную (их сейчас больше половины – 51%, а было 46%). На 3% больше стало тех, кто считает положение дел “катастрофическим” – теперь таких ответов 9% от общего числа. Правда, такая цифра все-таки не дает поводов говорить о “панике в умах”. Люди живут своей жизнью, пусть и с оглядкой на “ковид за окном”. А отметки в 10 процентов уровень “катастрофических” настроений уже достигал в прежние кризисные годы. Сейчас мы на верхнем пороге этого “коридора”.

Как показал опрос, страх и отчаяние в отношении будущего страны испытывают 16% граждан. Еще 33% ощущают некоторое беспокойство. 26% надеются на лучшие времена, 16% демонстрируют спокойствие и оптимизм. И если говорить о повседневном эмоционально-психологическом состоянии общества, то оптимистов и пессимистов в нем примерно поровну.

Люди, как это обычно бывает, по-разному оценивают ситуацию “в стране вообще” и в своем ближнем круге. Бросается в глаза заметное отличие. Меньше трети россиян (31%) назвали нормальной и спокойной общее положение дел в России. Когда речь шла об их регионе, позитивных оценок было уже 45%. А обстановку в месте непосредственного проживания нормальной считают 55%. Почему так получается? Отчасти справедлив классический упрек “это все журналисты виноваты”. На людей ежедневно обрушивается поток тревожных сообщений. Обратная сторона полной и правдивой информации – напряженное ожидание плохих новостей, неуверенность, страхи. В своей семье, на своей улице люди чувствуют себя гораздо спокойнее – “у нас все тихо”.

Инфографика “РГ” / Антон Переплетчиков / Анна Четверикова

Инфекция в какой-то степени “отомстила” мегаполисам, жители которых в прежние времена чаще проявляли уверенность и оптимизм, жили лучше и спокойнее. К началу осени именно обитатели густонаселенных Москвы и Санкт-Петербурга оказались среди россиян самыми большими пессимистами.

Только 14% россиян верят, что в ближайший год страна будет развиваться успешно, и это самый низкий показатель за последние пять лет. Половина считает, что нас ждут трудные времена. Хуже оценки были только на пике экономического кризиса 2014-2016 гг.

Настроения в обществе сейчас – “с чертами упаднических”, ситуация – предкризисная, делают вывод авторы доклада, подготовленного ФНИСЦ РАН. Отмечая при этом, что к кризисам нашим согражданам явно не привыкать, 30-летний постсоветский период учит еще и не такому. Проблема в другом. Главное отличие сегодняшней ситуации от всех дефолтов и обвалов – ее неопределенность. Непонятно, когда и чем все это кончится.

Краски сгущаются

В течение пяти последних лет респондентам задают вопрос о том, какие изменения произошли в различных сферах жизни российского общества за последние 2 года. Как правило, негативных оценок – больше, чем позитива. Вопрос в том, какие проблемы выходят на первый план.

В 2020 году самые пессимистические оценки россияне дали четырем позициям в списке. Это уровень жизни (68% считают, что он снизился), состояние экономики страны (62%), моральное состояние общества (56%) и состояние социальной сферы. Результат ожидаемый. И тем не менее – не самый плохой на фоне тех проблем, которые пришлось преодолевать. Тревожный звонок – сильное снижение оценок в таких сферах, как моральное состояние общества (минус 9 процентных пунктов), ситуация в области прав и свобод граждан (-13 п.п.), состояние культуры и искусства (-11 п.п.). Именно так в общественных настроениях, в духовной и политической жизни и проявляется приближение кризиса.

Несколько утешает то, что вновь проявляется та же закономерность: социальную напряженность в месте, где они живут, люди называют менее острой, чем по стране в целом. И неосознанно сгущают краски, переходя от частного к общему, к тому, что знакомо понаслышке и из массмедиа.

Впрочем, хватает и личного опыта. Осенью 2020 г. практически каждый второй опрошенный (48%) сказал, что за последние 12 месяцев его материальное положение стало хуже.

Распространение коронавируса привело к росту бедности в стране. Остроту проблем несколько смягчили экстренные меры, которые предприняло правительство для поддержки граждан и наиболее пострадавших отраслей, сохранения занятости и т.д. Но уже очевидно, что откат к показателям 2015 года – налицо. За те годы, когда борьба с бедностью была объявлена государственным приоритетом, люди просто не успели создать себе “подушку безопасности” и снова обеднели сейчас. При этом две трети граждан (66%) живут исключительно на зарплату, еще 17% за счет и непостоянной работы. Более четверти трудоустроенных россиян не оформлены в соответствии с Трудовым кодексом, работодатель считает это излишней роскошью. Каждому десятому (11%) задерживают зарплату, 39% получают ее по “серым” схемам.

Компании предпочитали сокращать не штат, а фонд оплаты труда, отправляли людей в неоплачиваемые отпуска. Это позволяло формально выполнить требования президента страны и получить право на льготы. В реальности у работников – “та же бедность, вид сбоку”.

Вред на пользу?

“Надо выжить”, “надо переждать” – это повторяют как заклинания. Беда лишь в том, что у россиян на такое ожидание очень мало денег. Сбережения, которые помогут всему домохозяйству прожить не меньше года, есть у 6% опрошенных. Вообще, “хоть какие-то” ресурсы, крупные и не очень – в общей сложности примерно у четверти людей (28%). При этом почти у половины россиян (45%) имеются долги – по кредитам, по квартплате, частным лицам и т.д. Треть респондентов – с долгами и без накоплений. Счастливчики, у которых есть сбережения и нет долгов, – это лишь одна пятая часть граждан.

Кому на Руси жить сейчас сложнее и тревожнее всех? По данным социологов, это люди с низкими доходами, работники сферы услуг и торговли, сотрудники частных предприятий, жители небольших городов и сел. Те, кто испытал на себе последствия самоизоляции. И, конечно, семьи с детьми, инвалидами и другими иждивенцами. Противопоставить ковиду им по сути нечего.

В результате каждый второй россиянин чувствует себя беззащитным перед риском потерять работу. Повышенную тревожность проявляют даже те, кто вроде бы не настолько уязвим: сотрудники государственных предприятий, люди с высокими доходами, граждане, которым не надо в одиночку обеспечивать всю семью. Люди стали хуже оценивать свое положение в обществе – уважение окружающих, возможности, связи. Трудное, нервное время – для всех.

Большинство согласно, что коронавирус нанес стране серьезный ущерб. Но больше половины (53%) не считают его “катастрофическим” – этой точки зрения придерживаются меньше четверти респондентов (23%).

И еще одна любопытная особенность. Когда речь заходит об их личных эмоциях – спокойствии или наоборот, тревогах или раздражении, люди стремятся перед социологами “сохранить лицо”. Выглядеть рассудительными, мудрыми и настроенными на победу над жизненными сложностями. Но едва фокус внимания смещается с “железного человека” на его ближайшее окружение – тут же рассказывают, как много вокруг озлобленных, агрессивных, растерянных сограждан. И это гораздо более точный индикатор. Положительные эмоции у людей и сейчас преобладают над негативом. Но тревожность в ее разных проявлениях выросла с 20% до 30%. Каждый пятый признался, что “совершенно не уверен” в своем будущем. В той или иной степени уверены в нем – около трети россиян (36%).

По данным отраслевых порталов и экспертным оценкам, после весеннего карантина так и не смогли полностью восстановиться 72% российских компаний. 39% могут не перенести новых ограничительных мер, если их все-таки введут. Обычные граждане этими данными не владеют. Но считают ситуацию в экономике достаточно сложной. 78% полагают, что последствия коронавируса нанесут ей ущерб. Только 5% сказали, что от пандемии экономике может быть и некоторая польза. Что же касается отдельных ее сфер, то больше всего людей тревожит судьба системы образования. 70% предрекают ей большие проблемы и лишь 5% – возможные улучшения. О здравоохранении так высказались 51% и 27% соответственно (усилия, приложенные в борьбе с ковидом, незамеченными не остались). 52% озабочены тем, что сейчас могут испортиться отношения людей и власти, 40% опасаются того же, говоря об отношениях между людьми.

И, конечно, никто не хочет повторения и продолжения ковид-триллера. В 2015 году отчетливый страх перед распространением эпидемий испытывали только 12% россиян. Сейчас их число выросло по крайней мере втрое.

Как все сложится, неясно. Поживем – увидим. Главное – жить. Пока перевес на стороне тех, кто уверен: в их семье все будет хорошо, а в будущее надо смотреть спокойно. Таких в России 54 процента. Как ни крути – большинство, хоть и не слишком уверенное.

Справка

Общенациональное репрезентативное социологическое исследование выполнено рабочей группой ФНИСЦ РАН под руководством академика РАН М.К. Горшкова в период с 5 до 15 сентября 2020 г. за счет гранта Российского научного фонда (проект № 20-18-00505). Массовый опрос населения РФ осуществлен в 112 поселениях 22 субъектов РФ по репрезентативной общероссийской районированной квотной выборке (2000 респондентов).

Текст: Анна Четверикова, РГ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *