Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Волконский «бандит», ночевки в Оптиной, испорченная «молокосня» и идеальный доцент. Двенадцатая публикация дневника козельской журналистки Нины Соловьевой

Одиннадцать «серий» дневниковых записей нашей коллеги Соловьевой вызывают  бурные обсуждения на дзен-канале газеты «Козельск». Это блоговая платформа, запущенная Яндексом несколько лет назад. Суточная аудитория сервиса, если верить статистике, около десяти миллионов читателей.  Канал газеты «Козельск» на Дзене называется «Районка № 1», дневники Соловьевой – одни из самых популярных публикацией там.  

Кто-то из читателей канала осуждает Нину за ее нежелание ехать поднимать целину или на соцстройки: «Вроде бы в то время народ был патриотичен и охвачен идеями построения коммунизма, а дневник почитаешь – и за голову берешься». Некоторые сочувствуют девушке: «Вроде активная, общительная, с планами и надеждами на личную жизнь, встречается, переписывается – а все клином. Прям рок какой-то». Есть и сравнения с известными личностями: «Повеяло Марией Башкирцевой. Так же…очень искренне… спорно и трагично». И оправдание пессимистичности Соловьевой: «У девушки отца советская власть расстреляла – травма на всю жизнь, откуда позитив? Да и здоровья не было». А еще среди комментариев на Дзене можно встретить благодарность нам, редакции газеты: «Уникальный дневник! Спасибо за публикацию! Да, косноязычно местами, озлоблена… Но это – реальная жизнь! И таких источников крайне мало».

И еще пару слов о нашем Дзен-канале. Среди его читателей есть даже знаменитости. Например, российский артист балета и педагог Николай Цискаридзе, журналист Тута Ларсен, редактор журнала «Неизвестная Сибирь» Игорь Севергин, многие другие…  Словом, если вы еще не подписаны на наш канал в Яндекс-Дзен, то самое время присоединиться ко всей России. На этом сервисе также доступны предыдущие части дневника Соловьевой.

А сейчас – очередные записи Нины Георгиевны.

Лето, 1957 год

Очень и очень неудачное. Все лето болела и, в конце концов, слегла не на шутку в больницу на 20 дней.

Перед этим поехала в Орёл. Но там ничего не видела кроме больницы областной. Так что лето прошло, и я его совершенно не видела, и Орёл на меня тоже впечатления не произвел. Короче говоря, болезнь не красит. Пришла из больницы черная, губы белые.

Личные дела – одна муть. Была такая у нас в училище зимой и весной 1957 г. группа 14. Ребята все взрослые. И вот один друг, Сергей Губанов, вздумал ухаживать. Проявлял самые бурные натиски. Вплоть до того, что всех отстранял от моего стола. Довольно-таки острый на язык и неглупый, но внешность, во всех отношениях, отрицательная. Отталкивающего нет, но и притягивающего нет. И вот у нас с ним резина тянется до сего дня. Самая отрицательная черта – пьяница и неопрятный. Волконский «бандит». Хотя бандитского в нем ничего нет – вернее, он сам о себе много лишнего треплет. Одна хорошая черта, что простой. Какой-то хитрости в душе нет. За это я его уважаю. С моей стороны – холодные отношения, и теплее я их сделать не могу. Уважаю как человека – и все. Летом был несколько раз у меня. Ничего конкретного не предлагает. А сейчас треплет по Волконску, что поедет сватать. Как увижу – отругаю его, чтобы зря не трепал. И куда только девались порядочные люди?

Посмотришь на коллектив в училище и везде одно – друг друга подкладывают. Был Руслан, с которым я делилась мнениями. Правда, он со мной ничем не делился… И я знаю, не очень-то уважал, ибо он вообще никого кроме себя не уважает. Но я с ним только, можно сказать, с одним из учителей могла делиться.

Наверное, мы все-таки друг другу симпатизировали. Сейчас он работает на механическом заводе. Затем весной, совершенно случайно, появилось на моей жизненной сцене ещё одно действующее лицо. Это Ванька Дроздов. Которого я не уважаю ни грамма, но который нравится внешностью. У него красивый рост. И сам симпатичный, более или менее. Одна муть и одна пустота. Образование 4 класса, но очень надменный. И гордится своей внешностью. Не очень умный. И неразвитый. Но опрятный – в смысле одежды. Учится на тройки. Вот набросок действующего лица

Что-то у меня в последнее время уважением ко всем решительно пропало. Или года берут свое, что ли? То есть зрело смотрю на жизнь. Ничего, собственно, интересного. Быть пустой не могу. Меня это давит. А полноты жизни нет. И кто его знает, есть у кого полная жизнь? Порой хочется полететь на Марс или куда-нибудь на полюс. Короче говоря, там, где люди, а не сволочи.

Переехали ещё в меньшую комнатенку, но на нижнем этаже. Это большой плюс. Соседи Ильины – сволочи. Стучат, шумят. Пришлось доводить дело до месткома. Сейчас вроде остепенились немного.

Ещё дает себя знать голова. Признали воспаление третичного правого нерва. Жуткие головные боли приступами. Поэтому сейчас не очень увлекаюсь институтом – боюсь, что сойду с ума.

Была в институте. Это уже 1958-й год.

Теперь я на 3 курсе. Сдавала, можно сказать, без особого труда. Однако над органической химией пришлось посидеть и изрядно понервничать. Но мне как-то везёт. Преподаватели относятся ко мне хорошо. И Тараканов (химия) поставил мне 3. Я выскочила с великой радостью и перекрестилась – настолько я была рада этому.

Первый май была у тети Кати в Ивантеевке. Прошел май так себе. Все дети у тети К. – эгоисты. Вначале Таня встретила меня ничего, вроде как бы и радушно. Но это у нее на одну минуту, а затем чувствую – рвет и мечет, и я ей лишняя.

Приехала в училище.

 Здесь у нас ещё группы появились. У меня были поклонники из 2 группы. Приходили 2 ученика, и кто за мной ухаживал – я не понимала. В институт провожали оба. И оба мне не нравятся. Хороший парень Сережа Симонов из 1 группы. У нас с ним все время хорошие отношения. Парень с 35 года рождения. Но он дитё – ребенок. Выходки все ребенка. У него открытые голубые глаза. Весной, в мае-месяце, ребята сажали кукурузу. Смотрю, Сергей приехал с забинтованной рукой. А у нас в трубе галки гнездо свили, и  дым  из печки не шел.

Сережа подошёл ко мне. Я его попросила вытащить гнездо. Вот он и работал ½ дня. Извозился весь.

Потом мы с ним весь вечер разговаривали. Он довольно-таки развитый парень и со мной откровенный. У него девушка из торговой школы, Анька.

Потом между нами прошла какая-то черная кошка. Появилась холодность. Теперь я его встретила через 3 месяца и разговорились по-хорошему, с прежней теплотой. Поговорили мало, и о личных делах не спрашивала.

В июне-месяце дали мне путевку в санаторий в Зеленоградск Калининградской области. Сначала не хотела было ехать, а потом побоялась кукурузы и поехала.

Мои впечатления о Калининграде

Климат исключительно гадкий, сырой. Дышать очень тяжело, так как воздух перенасыщен водяными парами. Почти каждый день дождик, и как исключение – причем очень редкое – это день без дождя. Посмотришь – на небе ни облачка. Светлое, голубое. Вдруг, откуда ни возьмись, за какой-то час небо пасмурное, и облака закрывают солнце. Всё время дует ветер. Причем ветер с моря, сырой и холодный. Часто стоят туманы. Смотришь в воздух и видишь, как висят в воздухе капельки воды. Носовой платок сохнет чуть ли не 2 дня.

Атмосферное давление здесь больше, чем у нас в центральной полосе. Ввиду этого всё время у меня, у многих других болела голова. Место очень низменное, болотистое. Вся Калининградская область имела у немцев сложную систему орошения, состоящую из гончарных труб. В данное время они попорчены из-за войны, и многие места заболачиваются. Немцы в Калининградской области занимались скотоводством. А полей у них было очень мало. Ну а по берегам – промысел рыбы. Сейчас в области нет ни одного немца. Всех выселили. Живут наши со всех областей СССР.

Сам Калининград представляет даже угнетающее впечатление, в некоторых местах – особенно. Приезжаешь на вокзал. Он какой- то мрачный. Выходишь из вокзала. Площадь устлана серыми и красными плитками – небольшими, как и в Пярну. Европейская плитка. Но это не асфальт, а какие-то плиточки. И от вокзала к центру начинаются по обе стороны развалины, которые уже заросли всякой травой. Но эти руины производят гнетущее впечатление и очень напоминают войну.

В центре разрушено 95%. Стоят в некоторых местах не коробки, а полстены. По городу ходят трамваи. Причем очень противоположные. Одни какие-то допотопные, а другие – очень хорошие, современные.

Достопримечательности Калининграда такие: биржа труда, не совсем разрушена. По бокам лестницы стоят 2 льва. Один лев держит герб купечества, другой – герб города. В этой бирже сделают Дворец моряков.

Большое очень здание телеграфа. Одна небольшая часть цела, остальное все разрушено. Обратно будут восстанавливать под телеграф.

Дворец прусских королей обнесен высокой стеной с башнями – как по всем стенам, так и в середине. Одни, конечно, развалины. Походили мы по этим развалинам.

В городе много фортов. Вроде как крепости с башнями, огорожены стенами. Все здания сделаны из красного кирпича, причем на цементе. Поэтому эти здания очень прочные, но сырые. Потом, по-видимому, они ставили дома на каком-то специальном растворе, поэтому они очень прочные, как окаменелые.

Стиль весь башенками, наверху – остроконечными. Крыши у оставшихся домов черепичные, красные.

Козельск

Приехала домой в Козельск. Сказал точно, что будем работать в Оптике. Это не улыбается. Стала ходить по учреждениям, но Козельск кишит безработными. С механического завода сокращают, и ряд других учреждений реорганизовали.

Начались наши мучения с поездкой. Очень и очень тяжело. Решила отдохнуть от поездок и поехала на сессию в институт.

Институт

Сдаю за третий курс. Работы делала последние перед самой поездкой на переменах. Приехала. Мучения были по физколлоидной химии. Сдала на 3. По физиологии растения – на 4, а остальные – на 5. Запомнился профессор Метелкин, который был влюблен в свою микробиологию. Но, во всяком случае, он дал мне лично многое. Подружилась с девчатами, а больше всего – с Ниной Ивановой из-под Москвы.

Комната наша подобралась очень веселая и чудная. Много смеялись и 4 раза гуляли. И на свой, и на чужой счёт пировали.

В Калининграде, а вернее, в Зеленоградске, познакомилась мельком с Николаем Тестоедовым. Он, оказывается, живёт и учится в Казани. Писал несколько писем товарищеского характера. Сейчас находится на практике в Березниках. Что-то письма нет. Да это, собственно, муть. Письменная волокита.

1959 год

Новый год встретила в институте. Встретили ничего, но у меня не было настроения. Пошли на бал, специально организованный для студентов, но хотя и было много партнёров, танцевать – почти совсем не танцевала. Нога даёт о себе знать. Был там один парень Володя, я ему симпатизировала, но он стал дружить с одной московской девчонкой.

Приехала домой. Опять началась мука с поездкой. Но в Козельске нет никакой работы. Так что срываться нельзя. Группы выпускаем. Есть новые группы. Новый замполит. С ним мы пока друзья. Мальчики начинают за мной ухаживать. Особенно не нравится никто. Смеюсь с уважением с ними. «Сватают» (говорят) одного вдовца. Но я его ещё не видела.

В училище 3 новых мастера. Муть, молокосня, и уже, кажется, испорченные. Хожу к ним в комнату, греюсь. Замполит как человек, кажется, неплохой. Я его стараюсь придерживаться. Он мне тоже симпатизирует. Но плохо то, что он не имеет никакого веса. Бывший Жучков имел больший вес. А этот –слабохарактерный, и, мне кажется,  не хочет вникать особенно и не хочет проявлять свои способности. Так что опоры на него мало.

Сейчас приходится ночевать порой в Оптине, спать, где попало, но порой там даже веселей.

Река тронулась. Один раз переходили через лёд, и я вспомнила переход через Оку под Каширой.

Лето, 1959 год

Искатель приключений. Люблю пошутить, но не переигрывать, так что на душе осадка не остаётся.

Одно время чуть не попала впросак. Серёга Г. показал себя изрядной сволочью, но удивляюсь на бесстыжие глаза ребят вообще, и, в частности, на современную молодежь. Настолько нахальные… и отсутствие всякой святости.

Один друг, В.И., ухаживает. Интересно, он мне нравится, но я его не уважаю. Скуки ради приходится мельчать. Да, мельчаю. С одной стороны – он высокий, симпатичный, молодой и в него даже влюбляются. Странные отношения. Муть это все. Во всяком случае, я не собираюсь за него замуж. Ради спортивного интереса.

Ездила в Боровск. Он мне показался каким-то мизерным, пыльным. Ходила около своего дома. Что ж, стоит. Крыша какая-то полупленная. На огороде –сад, кусты смородины.

Осень, 1959 год

В октябре-ноябре была на сессии за 4 курс.

Эта сессия оставила очень хорошие впечатления. Были старые друзья – Нина Иванова, Володя Подшибякин, Саша. В комнате девчата попались хорошие, так что не ругались. Познакомилась со Степой Финенко, он женатый. И  ребенок, но мы с ним были хорошими друзьями. Он с Ниной учился в техникуме, и мы все время ходили втроём. Он хохол, очень хитрый, но по отношению меня ему нечего хитрить. Мы с ним хорошие товарищи, и только. Правда, и он мне симпатизирует, и я ему тоже. Степа – видный мужчина, симпатичный, и на него смотрят девочки. Как мы с ним сблизились, то есть стали откровенными даже в некоторых мнениях, и я сама не могу понять. Он нам с Ниной занимал место на лекциях. Часто сидели вместе. В читалке – вместе, идем – вместе, даже некоторые, а особенно боровские земляки, поглядывали. А я очень дорожила такими чистыми товарищескими отношениями. Может быть, они немного больше, чем товарищеские, но, во всяком случае, без какого-либо обмана.

С Сашей Васильевым тоже хорошие отношения, но тут уже чисто товарищеские отношения, без всякой симпатии.

Володя Подшибякин всё время с нами. Я его уважаю, и он меня (мне кажется). Но нашла я в институте симпатию, идеала. Пожалуй, это первый идеал в моей жизни, по-видимому, много нарисованный.  Вообще-то, он многим нравится. Александр Федорович Орлов – доцент кафедры физиологии животных. Вначале он даже мне не понравился. Материал гнал быстро по практическим по физиологии. Мужественный, волевой – мне кажется, что он резкий, но справедливый. Что он резкий – это на самом деле, а вот что справедливый – это я сама подрисовываю. Умный и остроумный. Сам скажет – и не засмеётся, а мы все улыбаемся. Да тут ещё девчата давай меня разыгрывать, что он ко мне неравнодушен. Правда, мы с Ниной Ив. сидели на задней парты, и он все к нам подходил. Девчата смеялись, что: «Он от тебя не отходит». И так, постепенно, он для меня стал идеалом. Самое главное – из-за его острого мужского ума. Наверное, он далеко пойдет. Сдавала я ему зачёт. Посидели, посмеялись, он спросил мою автобиографию. И спросил, почему я не пошла на инженерный. Вообще, поговорили с уважением и по душам. На Новый год ему поздравление посылала, но, конечно, ответа не последовало. Я до сих пор не знаю, женатый ли он. Но это не имеет никакого значения. Он для меня остаётся идеалом мужчины. Глупо.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Читайте ранее:
Волонтеров акции «#МыВместе» наградили президентскими медалями

Закрыть