Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

“Медицину приравняли к сфере производства: планы, нормы.. Но мы ведь не станочники!”

Серьезный и важный для всех нас разговор с козельским акушером-гинекологом Натальей Владимировной Калинкиной

В козельской больнице Наталья Владимировна работает уже 35 лет! Сколько за это время она приняла родов – не счесть. Последний случай – мы о нем писали – в начале апреля роженица из Сосенского поняла, что до Калуги не доедет, вызвала врачей.  Пока девушку везли на скорой в ЦМБ № 3, здесь экстренно готовились к рождению новой жизни. Основная ответственность легла на Калинкину.  Но она и коллектив настроила (в последнее время в Козельске рожают нечасто), и девушку, и молодого папу…  С той ночи мы начали наше интервью с героиней. А еще поговорили об абортах, о партнерских родах, о половом просвещении, о замерших беременностях и конечно, о самой Наталье Владимировне. Ведь ее жизнь и судьба для многих пример.

«В медицине случайных людей быть не должно»

— Да, этот случай со стремительными родами заставил нас всех быстро мобилизоваться. Женщина ведь не сидела до последнего дня домапросто так получилось все стремительно. Нельзя было ее везти в Калугу, не успели бы…

 «Мама дорогая!», — думаю. Как быть в этой ситуации? Повезло, что Вера Васильевна, детский врач, и анестезиолог дежурили в больнице. Рожала она в хирургии – там все подготовлено для таких экстренных случаев. Разбудили всех, стояли наготове – если что, то в операционную. Слава Богу, все обошлось хорошо.

Наталья Владимировна, часто бывает, что идет не по плану?

— Вообще, роды – вещь непредсказуемая. Бывает,  вызываем санавиацию – дежурную мобильную бригаду из Калуги.

Расскажите, как Вы решили стать врачом, это ведь большая ответственность, самоотречение?..

— Я самый обычный врач. 35 лет тружусь в Козельске, после окончания Смоленского мединститута меня сюда прислали по распределению. Другого выбора профессии даже не представляла себе, хотя у меня родители не имели отношения к медицине. Но у них было очень много врачей среди знакомых и друзей – видимо, глядя на них, мне и захотелось пойти в медицину. А к 5 курсу мне уже однозначно хотелось быть гинекологом и никем другим. Но скажу, что, по моему мнению, это катастрофически тяжелоработать должны преимущественно мужчины. Стрессы  жуткие, не иметь ни дома, ни семьи. Сейчас тяжело еще и потому, что медицину приравняли к сфере производства: планы, нормы… Но мы ведь не станочники, какие нормы? Один человек может ведь занять у врача целый день. На кого-то потратишь пять минут, на другого пациента уйдет  все оставшееся время. Но я бы, если начать сначала, все равно не изменила бы свою профессию. Сейчас в медицине мало молодых врачей, акушеров, сестер. Причин много, материальная сторона не на последнем месте. И очень большая ответственностьне каждый захочет ее брать на себя. В медицине случайных людей быть не должно, сюда идут по призванию. Не знаю, может, глядя на меня, дочка выбрала себе другую профессию.

И все это время Вы работает в Козельске? Не было желания сменить обстановку ?

— Из Козельска я уезжала всего раз – в ординатуру. Я оседлый человек: обжилась здесь, обзавелась друзьями. Не хочу никуда, хотя возможности для переезда были и есть. Но старые деревья не пересаживают. Так в свое время говорил мой отец.

«Я очень скучаю по закрытому роддому»

А есть что-то такое, к чему Вы за годы работы прикипели в больнице душой, что особенно дорого?

— Я очень скучаю по закрытому роддому, потому что по природе больше акушер, чем гинеколог. Да и персонал у нас там был замечательным – грамотным, доброжелательно настроенным, очень дружным.

В консультации, безусловно, спокойнее. Ведь пока роды пройдут – а правильно ли, а пройдет ли, а получится ли – нанервничаешься. Но когда раздается крик новорожденного ребенка, понимаешь: это – вершина всего. Свершилось! Смотришь на счастливых мам, как они меняются после родов, особенно во взрослом возрасте. У женщины нет ребенка, а потом вдруг случилось такое чудо: появляется малыш. Она становится более сочувствующей, внимательной, женственной, бережной и к себе, и к окружающим. Ведь новорожденный малыш должен чувствовать защищенность, эту каменную стену, которой для него становится мама. Это ведь все так естественно и заложено в инстинкты – должно быть продолжение рода. Бывает, конечно, такое, что от детей отказываются, но я считаю это психологическим отклонением, не нормой. Их единицы.

Расскажите, пожалуйста, как работали с пациентами в условиях пандемии?

— Наш дежурный номер мы всегда даем женщинам: бывает так, что нужно узнать анализ, а человек не может прийти из-за занятости – дети, работа. Находим, говорим результат, это нормально. А во время пандемии руку держали на пульсе, обзванивали всех беременных, инструктаж проводили, нам задавали вопросы, мы отвечали, все было организовано достойно. Были и заболевшие, но тяжелых – нет, все проходило спокойно. Встречались и такие беременные, которые в легкой форме переболели коронавирусом, сами даже не заметив. Но проблемы возникают и кроме этого, сейчас все чаще обращаются с замершими беременностями. Вроде здорова женщина, не болела, но случается вот такое несчастье. Поэтому планирование беременности должно быть обязательным, все скрытые болезни будущих родителей нужно выявлять и лечить до принятия решения стать родителями. 

«Аборты я не одобряю»

Как можно справиться с неутешительными диагнозами во время беременности? Вам же, наверное, приходилось с таким сталкиваться?

— Сейчас проводятся во время беременности скрининговое обследование: УЗИ, биохимический анализ крови  для выявления генетической патологии плода. Бывает, что отклонение обнаруживают. Собирается консилиум, предлагают разные варианты, но что делать в этом случае – решать маме. Не всегда выявленная патология может быть приговором. Был случай, мы как-то и в столицу посылали: у женщины ребенок был долгожданным, а у него обнаружили дефект передней брюшной стенки. Калуга настаивала на прерывании, но мама решила сохранить беременность. Рожала она в московской клинике, сразу после этого ребенку сделали операцию по устранению патологии. Сейчас у них все хорошо.

А как вы относитесь к абортам?

— Категорически против них. Может, я иногда в таких случаях и бываю слишком резкой в разговоре с женщинами, но считаю, что в наше время, при возможностях контрацепции, такое убийство просто недопустимо.

Что Вас больше всего шокирует в работе?

— Всякое случалось, конечно, за 35 лет работы. К сожалению, в последнее время все чаще появляются юные мамы, самые «маленькие» – 15 лет. Но сразу скажу мужчинам: осторожно, это уголовно наказуемо. На моей практике есть несколько случаев, когда беременность несовершеннолетних для пап будущего ребенка заканчивалась реальным сроком. И неважно, кто первый «начал», отвечает старший.

Да, сейчас очень раннее начало половой жизни, меня это очень пугает и не нравится, но у молодежи это почему-то считается нормальным. Но даже при такой ранней беременности я аборт не одобрю. Ведь все это от отсутствия полового воспитания. Тут, скорее, нужны предварительные беседы, чтобы и мальчики, и девочки знали об ответственности, которая наступает после определенных отношений и беременности.

Вот наступила беременность, она – желанная, каким Вы видите правильное поведение родителей?

— У нас сейчас масса всякой аппаратуры для врачебного наблюдения, так вот ребенок и на это реагирует: то локотком двинет, то коленочкой: «Оставьте, граждане, мне тут так комфортно, что пристали ко мне со своими ультразвуковыми аппаратами!». А женщины говорят, что ребенок в животе лежит спокойно, но стоит прийти папе с работы, начинается ну прям дискотека! Это ребенок  так встречает отца.

Это я к тому, что беременность с  самых первых дней нужно носить вместе, родители должны разговаривать с ребенком, песни петь, сказки рассказывать, стихи читать, кроха уже все чувствует и понимает. Все это нужно рассказывать молодежи перед их вступлением  в брак, объяснять,  что семейная жизнь – не только радость и веселие, но и ответственность друг перед другом и будущими детьми. И что это – на всю жизнь, а не на несколько лет. Мне, кажется, разводов тогда будет меньше.

И еще я «за» партнерские роды, мне это очень нравится. Но, как показывает практика, папы боятся этого больше, чем мамы. По словам женщин, которые пошли рожать с мужьями,  они были рады такой помощи. «Мне было плохо, страшно, а он держал все время за руку, это успокаивало», — рассказывали потом мои роженицы.

Послесловие

Очень хочу попросить беременных: дорогие женщины, становитесь на учет в ранние сроки, обследуйтесь своевременно и рожайте в местах, специально для этого предназначенных, не испытывайте судьбу, ведь случиться может все, что угодно. В Козельске нет роддома, не забывайте об этом. Не тяните до последней минуты с поездкой в роддом. Не всегда на месте дежурят детский врач и анестезиолог. И машина «Скорой помощи» может оказаться с тяжело больным в Калуге. Все должно быть приспособлено к тому, чтобы степень риска при рождении ребенка свести к нулю. Не переводите роды в экстренную ситуацию, при первых признаках отправляйтесь в роддом самостоятельно или вызывайте «Скорую». Теоретически родить можно и в поле, но зачем в наше время это нужно делать? Зачем носить 9 месяцев беременность, а потом подвергать себя опасности?

А вообще, очень хочу всем жителям района, не только женщинам, но и мужчинам, пожелать: будьте здоровы!

Подготовила Анастасия Королева

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять