Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Кровопролитная ничья» или Борьба за Сухиничский выступ. Публикуем уникальное исследование козельского старшеклассника Владимира Малахова

На Калужской земле погибло более 250 тысяч советских солдат, что свидетельствует об исключительной кровопролитности и напряжении боев. Но об операции на Козельской земле летом 1942-го года мало кто знает, хотя здесь тоже начинается операция Вермахта «Смерч». Гитлеровское командование стремилось захватить Москву и спланировало новое наступление на нее через Сухиничи, Козельск и Калугу. Фашисты предполагали ударами 2-й танковой армии генерал-полковника Р. Шмидта с юга и 9-й армии генерал-полковника В. Моделя с севера срезать «сухиничскую дугу» и тем самым, во-первых, нанести поражение советским войскам, а во-вторых – выпрямить фронт правого крыла группы армий «Центр». Таким образом, операция «Контрудар левого крыла Западного фронта в районе Сухиничи и Козельск» является значимой стратегией, но почему-то она слабо освещена в литературе.

Глава I

На начало января 1942 года образовалась широкая брешь у противника в районе севернее Белева, вплоть до Калуги. Это был прорыв фашистской обороны по всему фронту и на глубину до Сухиничей. Для войск левого крыла Западного фронта в связи с такой обстановкой открылись большие возможности. У противника на значительную глубину в этом районе не имелось ни оперативных, ни тактических резервов, к ним только перебрасывалось подкрепление из Германии и Западной Европы.

Ситуация изменилась в мае 42-го года. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает сформировать 3-ю танковую армию. Но летом ситуация на фронте изменилась, и Ставке пришлось изъять из состава танковой армии подготовленные части. Взамен убывших прибыли новые танковые бригады, они не успели пройти полный курс подготовки к боям.

С утра 15 августа штаб армии получил директиву Ставки Верховного Главнокомандования о переподчинении армии Западному фронту и передислокации в район Козельска. Расстояние между районом дислокации армии и новым районом сосредоточения составляло 120–160 км.

Штаб армии, мотострелковые бригады танковых корпусов, мотострелковые батальоны танковых бригад и другие обеспеченные автотранспортом части выступили в новый район сосредоточения своим ходом. Перемещение танковых частей по железной дороге было вскрыто авиаразведкой противника, вследствие чего части армии подвергались бомбардировкам.

Непосредственно перед фронтом предстоящего наступления 3-й танковой армии протяженностью в 23 км оборонялись части 11-й немецкой танковой дивизии, 26-й и 56-й пехотных дивизий при поддержке 62-го истребительно-противотанкового дивизиона САУ; кроме того, в полосе наступления армии отмечалось появление частей 17-й и 20-й танковых дивизий, не имевших собственных полос обороны.

Оборонительная позиция противника состояла из узлов сопротивления и опорных пунктов, оборудованных в населенных пунктах и на высотах. Эти пункты они минировали, ограждали проволокой, устанавливали там пушки и пулеметы для борьбы с танками. Также при организации узлов сопротивления противник широко использовал противотанковые рвы, минные поля и оборонительные сооружения, ранее созданные советскими войсками и не разрушенные при отступлении.

Замысел наступательной операции войск левого крыла Западного фронта состоял в том, чтобы ударом 16-йА (командарм – генерал-лейтенант И.X.Баграмян) с севера, а 3-й ТА и 61-йА (командарм – генерал-лейтенант П.А.Белов) с северо-востока и востока окружить и уничтожить противника в междуречье рр. Рессеты, Жиздры и Вытебеть. Командование войсками левого крыла фронта было возложено на генерал-лейтенанта П.Л.Романенко, которого 15 августа Ставка ВГК назначила по совместительству заместителем командующего Западным фронтом.

Для поддержки армии был создан мощный артиллерийский кулак – 995-й и 1155-й пушечный артиллерийский полк РГК, часть 128-го гвардейского артиллерийского полка РГК ,1274-й зенитный артиллерийский полк , 34-й и 77-й гвардейский мотострелковый полк и пять отдельных дивизионов реактивных установок (65, 68, 72, 75 и 502-й).

Инженерные войска: 62-й и 89-й понтонно-мостовые батальоны, а также 143-й батальон инженерных заграждений.

С воздуха армию прикрывали и поддерживали сразу несколько авиационных дивизий 1 Воздушной армии. Наступление намечалось на 19 августа1942 года.

Глава II

Из-за плохих погодных условий и задержек на станциях железной дороги войска смогли занять исходные положения для наступления только к исходу 21 августа 1942 года. В 06.15 22 августа 1942 года после полуторачасовой артиллерийской подготовки и налета бомбардировщиков 1-й воздушной армии 154-я и 264-я стрелковые дивизии перешли в наступление. За первые часы боя они продвинулись на 3–4 км при незначительном сопротивлении частей 77-го и 78-го пехотного полка 26-й пехотной немецкой дивизии, которые отходили под ударами советских частей.

Обстановка представлялась командованию 3-й танковой армии благоприятствующей немедленному вводу в бой танковых корпусов, и в 10.00 части 12-го танкового корпуса начали выдвижение из исходного района. Но при этом танковые бригады понесли большой урон:

танки застряли в оврагах и болотах и попали на минное поле за д. Госьково.

Одновременно наступающие войска 3-й танковой армии с 10.00 подверглись ожесточенным атакам немецкой авиации: «Авиация противника, беспредельно господствуя в воздухе. Части были буквально прижаты к земле» (Сдвижков И.Ю. Генерал Лизюков и его армия. – Воронеж, 2014. – С. 203). К сожалению, достойного противодейст­вия лётчикам Люфтваффе истребители нашей 1-й воздушной армии оказать не смогли. Потери немцев были небольшими, ведь на этом участке фронта воевали многие «эксперты» — асы — Германии. Это Альфред Гриславски (133 сбитых самолёта) и Гюнтер Ралль (275 побед).

Пехота, наступавшая на Озерна, понесла большие потери от немецкой авиации, которая очень прицельно бомбила боевые порядки пехоты и танков.

26-я немецкая пехотная дивизия отступила от д. Озерна, но не преследуемая советскими войсками смогла удержаться на рубежах Госьково и Озерна. Однако к 13.00 части 264-й стрелковой дивизии освободили д.Озерна, в 17.00 22 августа части дивизии освободили деревню д.Госьково, к исходу 22 августа 13-я мотострелковая бригада 12-го танкового корпуса освободила д.Озеренский.

В этот же день из-за ложного донесения началось наступление в направлении Сметские Выселки – Слободка, после артиллерийской и авиационной подготовки вперед двинулись батальоны 154-й стрелковой дивизии и танки 113-й танковой бригады. Они прорвали две линии обороны немцев, но за ними оказался противотанковый ров и заминированное поле, где танковая бригада потеряла 5 танков. 22 августа Сметские Выселки были полностью очищены от противника частями 17-й мотострелковой бригады и 105-й танковой бригады.

Глава III

Стрелковым дивизиям предстояло продолжить выполнение ранее поставленных задач. Теперь нужно было двигаться в направлении Слободка, Озеренский, Бабинково и наступать в направлении Дебри.

23 августа 1942 года наступающим частям 3-й танковой армии удалось продавить немецкую оборону на участке 56-й пехотной дивизии и на стыке с 26-й пехотной дивизией. В то же время на остальной линии фронта велись позиционные бои – не в силах пробить немецкую оборону, в некоторых местах советские войска отходили назад.

Безуспешность атак на широком фронте вызвала новое изменение задач соединений армии: 15-му танковому корпусу повернуть на юг и в 06.00 26 августа из района в 2 км западнее Сметские Выселки нанести удар на Сорокино с северо-запада, а 12-му танковому корпусу в 04.30 26 августа перейти в наступление на Бабинково, Богдановка.

Но овладеть Сорокино ударом с северо-востока успехом не увенчались. Также неоднократные атаки 12-го танкового корпуса в направлении Бабинково, Богдановка успеха не имели.

В то же время осложнилась обстановка на левом фланге армии: противник силами полка пехоты при поддержке 40–50 танков предпринял атаку в направлении Госьково против 264-й стрелковой дивизии. Для парирования возможного прорыва противника на Госьково командование армии приняло решение к утру 27 августа сосредоточить основные силы 15-го танкового корпуса в районе Новогрынь с задачей быть готовыми к контратакам в направлении Грынь, Железница.

Вечером 27 августа штабом армии было принято новое решение: перегруппировать 15-й танковый корпус на левый фланг армии в район Паком с целью последующего наступления на Леоново, Блиновскийи дальнейшее развитие наступления на Уколицы.

28 августа танковые бригады 15-го танкового корпуса перешли в наступление в направлении Леоново, однако уже к 18.30 при подходе к Леоново натолкнулись на широкий и глубокий противотанковый ров и минные поля, прикрытые огнем противотанковых орудий из района Леоново и огнем тяжелой артиллерии из района Передель. В течение ночи с 28 на 29 августа отдельные группы танков и пехоты разминировали проходы и преодолели противотанковый ров и 29 августа возобновили атаку, но через 150 м встретили второй такой же ров и минные поля. Попытки преодолеть противотанковой ров в течение дня под сильным огнем противника успеха не имели.

В 22.00 29 августа командование 3-й танковой армии отдало приказ об отводе 15-го танкового корпуса в район Озерна, Грынь и подготовке наступления на Сорокино со сроком готовности к наступлению 12.00 30 августа 1942 года.

Тут надо отметить тот факт, что оба противотанковых рва были созданы советскими частями и усиливали оборону 61-й армии в начале августа 1942 года. Оба противотанковых рва были пройдены частями немецкой 20-й танковой дивизии в наступлении 12-13 августа 1942 года. Весь вопрос в том, почему командование инженерными войсками 61-й армии не известили о них, командование 3-й танковой армии и 15-го танкового корпуса, чтобы они уже целенаправленно готовились к их преодолению.

31 августа, главные силы 3-й танковой армии по-прежнему оставались на восточном берегу реки Вытебеть; об окружении противника в районе Колосово, Глинная в соответствии с первоначальным замыслом операции, не приходилось и думать.

Заключение

В ходе боевых действий с 26 – 31 августа соединения 3-й танковой армии понесли тяжелые потери. Вперед они продвинулись несущественно, потому что увязли в оборонительных построениях противника. Цель операции окружении противника в районе Колосово, Глинная, выполнить было невозможно. Командование Западного фронта принято решение о переносе главного удара. Однако, 5 сентября в штаб 3-й танковой армии поступила директива командования о прекращении дальнейшего наступления и переходе к обороне.

Потери за период с 22 августа по 5 сентября:

войск 3-й танковой армии составили 26 372 человек из 60 852 чел. Из выбывших 26 372 человек потери убитыми составляли 5210, ранеными — 13 880 чел., заболело, пропало без вести и выбыло из состава армии по другим причинам 7282 чел.

танков: потеряно 224 танка из имевшихся к началу операции 432 танков. Из них потери от огня артиллерии противника составили 131 танк, от действий авиации 35 танков и на минных полях 58 танков.

По немецким данным, Люфтваффе потеряли 38 самолётов, из которых были сбиты менее 14. Личный состав Вермахта уменьшился приблизительно на 1200 человек.

Итоги операции подвел начальник оперативного отдела штаба 3-й ТА полковник Зиберов: «Каждая боевая операция заканчивается победой или поражением. Но бывают такие, которые кончаются ни тем, ни другим. Мы в своей операции не имели позора и не приобрели славы. Мы имели на это шансы. Мы не сделали того, чего могли сделать. Несмотря на такой исход нашей операции, она оставила большие уроки, которые надо изучать, чтобы в будущем иметь меньше недочетов и ошибок».

Теперь мы и выяснили, почему же об операции «Контрудар левого крыла Западного фронта в районе Сухиничи и Козельск» мало что известно и она слабо освещена в современной литературе. Эта операция не принесла должного успеха. Об этой операции не любят вспоминать не советское руководство РККА, на Вермахт, потому что это была «кровопролитная ничья». Были большие потери среди солдат и потери боевой техники, ни одна из сторон не добилась поставленных целей, но были и достижения и, на мой взгляд, очень серьезные.

Эта операция была первым опытом применения в боевой обстановке танковой армии — основным итогом трех недель кровопролитных боев, оказалось продвижение войск вперед на 6–8 км на 20-километровом фронте и освобождение 11 населенных пунктов, что вряд ли можно было счесть не удовлетворительным результатом.

По сути, Козельская земля стала «танковым полигоном», на котором отрабатывалась новая тактика боёв. Местность не давала танкам преимущества, поэтому нужна была «штурмовая пехота», которая появится позже, после анализа боев. Так же пехота неумела быстро закрепить достигнутый успех, часто теряла занятые позиции после немецких контратак. Сказывалось недостаточное применение артиллерии на участках прорыва.

Битва на сухиническом плацдарме можно сказать была небольшой репетицией, подготовкой к ведению боя танковыми войсками. Позднее в штабах были изучены все ошибки и учтены недостатки, что в дальнейшем позволило в 1943г. советской армии начать контрнаступление. Позднее, Гитлер признал, что наступление на Сухиничи было «главной ошибкой» при проведении операции «Смерч».

Подготовил Владимир Малахов, СОШ № 3, руководитель Сычева Наталья Владимировна, учитель истории и обществознания.

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять