Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

“Ромашки на свадьбу” и другие рассказы священника Димитрия Торшина

Отец Димитрий Торшин, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Озерском (Подборки), районке человек родной. Когда-то на страницах газеты «Козельск» печатались его юношеские стихи.  С тех пор много воды утекло и много мудрости прибыло. Сегодня  отец Димитрий  один из самых известных козельских батюшек,  а его истории, написанные живым и ярким языком, читает вся страна. При запросе «Димитрий Торшин» в поисковике любой соцсети вы увидите, насколько популярны его маленькие рассказы. Некоторые из них мы публикуем сегодня.

Батюшка, а вы в Бога верите?

Господь заботится о каждом человеке даже в мелочах, заботится о нем больше, чем его родители. Мы не можем услышать Бога напрямую, но в силах почувствовать Его участие в нашей жизни через обстоятельства, через какие-то ситуации. Это опыт Богообщения. Некоторые люди недоумевают, для них Бог – это что-то абстрактное, очень далекое. Даже верующие порой не ощущают присутствия Божия рядом с собой.

Приходит человек и спрашивает: «Батюшка, а вот вы по-настоящему верите в Бога?»

Я не только верю в Него – я Его чувствую, ощущаю Его присутствие в своей жизни каждую минуту через мельчайшие обстоятельства, которые складываются на моем пути. Это видение невидимого и уверенность в невидимом.

Я мог бы рассказывать о таких обстоятельствах бесконечно: они ежедневно сопутствуют любому человеку, но поделюсь лишь несколькими историями.

Ромашки на свадьбу

Это случилось несколько лет назад, когда мы с матушкой Софией, совсем еще юные, только собирались пожениться. Готовились к свадьбе, сами все организовывали и жутко устали. Расписались в Козельске и уже поздно вечером поехали в Калугу, чтобы наутро там обвенчаться, а после венчания отпраздновать нашу свадьбу с друзьями и близкими.

Нам с матушкой почему-то очень хотелось украсить наше застолье простыми полевыми цветами – ромашками, но стояла осень, и ромашек нигде не было.

Когда мы уже ехали в Калугу, нам позвонил менеджер и сказал:

– Извините, вы заказывали машину, чтобы покататься с друзьями после венчания по городу. Так вот: машины не будет.

И сам не знаю почему, видимо, на фоне усталости и нервного напряжения, которое бывает у всех женихов, я почувствовал сильное уныние. Другую машину уже заказывать было некогда, стол украсить цветами, как хотелось, не удалось…

Въезжаем в Калугу, и София мне кричит:

– Тормози!

Останавливаюсь – она выскакивает из автомобиля. Выхожу вслед за ней: София стоит на тротуаре с огромной охапкой ромашек – самой огромной, какая только возможна.

Представьте: ночная Калуга и охапка цветов. И бабушка нам говорит:

– С дачи припозднилась… А эти ромашки я вам просто дарю!

И я тогда подумал: такая ерунда – наши ромашки, но Господь, видя мое уныние, позаботился, чтобы утешить меня в этих обстоятельствах. И ко мне пришла радость просто со слезами на глазах. Поблагодарил Бога. Приехали домой, легли спать.

А утром приехал мой брат на джипе «Хаммер», причем джип был уже наряжен, как и полагается свадебной машине. Оказывается, брат стал отпрашиваться у своего начальника ко мне на свадьбу, а начальник ему говорит:

– Свадьба – дело серьезное! Возьми мою машину – будет вам украшение!

И мы с друзьями потом покатались по Калуге на «Хаммере».

Когда что-то не получается в жизни, и могла бы зародиться мысль, что Господь меня не слышит, я вспоминаю эту простую историю с ромашками. Бог видит каждую мою скорбь, каждое мое желание и Он мог бы меня тут же утешить и исполнить любое прошение, но часто оно бывает неполезным или несвоевременным.

Отец Димитрий с матушкой Софией, здесь и далее фото из архива


Материнская молитва

Я знаю одного старца-архимандрита, духовника монастыря, который рассказал мне как-то за чашкой чая историю о молитве своей матери.

В годы его детства многие церкви стояли закрытыми, в деревнях часто не имелось ни одного открытого храма на всю округу, поэтому родители его были людьми верующими, но нецерковными. И вот один раз мама оказалась на службе в каком-то храме и услышала, как чтец очень красиво и разборчиво читал Псалтирь. Мама спросила у прихожан:

– Кто это так красиво читает?

Ей ответили:

– Это приезжий семинарист. Приехал к батюшке в гости.

И маме это почему-то так легло на сердце, что она в молитве попросила Бога:

– Вот бы мой сыночек стал семинаристом!

Она, может, и не знала толком, кто такие эти семинаристы, но вот помолилась от души – материнский молитвенный вздох.

Дальше жизнь пошла своим чередом в обычном колхозе. Сын учился в советской школе, где детей воспитывали атеистами. Мальчик рос любознательным, очень любил читать книги и перечитал все, что имелось в школьной библиотеке, у друзей и знакомых, в деревне особенно много книг никогда не было.

И вот когда он уже все перечитал, ему посоветовали сходить в гости к одному старому ученому, волею случая оказавшемуся в этой деревне (может, сосланного). Дескать, наверняка у него найдутся какие-то книги.

Юноша пошел к ученому, а тот оказался профессором. Он показал гостю свои монографии, рукописи, даже китайско-русский словарь и сказал:

– Ты в моих научных работах все равно ничего не поймешь… А вот поступай в семинарию: там, знаешь, как много интересных книг!

Паренек вышел от профессора огорченным, но слова про семинарию запомнил, хотя тогда еще знать не знал, что за семинария такая. Это был первый звоночек.

Прошло еще несколько лет, он закончил школу, стал работать в колхозе, его поставили начальником производства кирпичей. Лошади ходили по кругу, месили глину, колхозницы клали глину в форму, потом обжигали – такое вот производство.

Как-то юный начальник задержался после работы, а он был очень ответственным, и к нему подошел сторож и сказал:

– Такой ты молодой, хороший парень, что ты здесь прозябаешь?! У меня племянник – ректор духовной семинарии, давай тебя туда пристроим!

Тут юноша вспомнил о том, что в этой самой семинарии есть много интересных книг, и согласился.

Власти его поступлению, конечно, всячески препятствовали: паспорт отняли, хотели положить в психбольницу и признать невменяемым, раз он решил поступать в семинарию. Но он все-таки поступил и стал учиться, и там уже началась его осознанная духовная жизнь, которая привела его к старчеству.

Вот так Господь ответил на молитвенный вздох матери, потому что эта молитва была полезна и спасительна для ее сына.

«Твой суженый придет к тебе через десять лет»

Однажды, когда я был еще подростком, нас разбудила ночью старушка-соседка. Она просила убежища от собственного сына, который грозился ее убить. И то, что это может действительно случиться, не вызывало никаких сомнений, поскольку я сам неоднократно наблюдал, как ее сын замахивался на нее топором, лишь в последний момент отводя удар в сторону. Кроме проблем с пьющим и буйным сыном у нее были проблемы и с мужем, который так же пьянствовал и буйствовал. В том же несчастном состоянии находились все ее братья и сестры, живущие неподалеку.

Эта старушка прожила у нас несколько дней. Она не роптала на свою судьбу, а однажды рассказала нам следующую историю. Она, ее братья и сестры знают, почему так складывается их судьба.

В начале XX века ее бабушка, тогда 18-летняя девушка, познакомилась с хорошим, работящим парнем. Они решили пожениться. Родители девушки жили недалеко от Оптиной пустыни и отправили дочь за благословением на брак к оптинскому старцу Анатолию (Потапову), чтобы старец своими духовными очами увидел больше и дальше, чем они могли рассудить своим плотским разумением.

Девушка вместе с сестрой отправилась к старцу и попросила его благословения на замужество. Но старец не только не благословил, а наоборот, очень строго предостерег ее от этого намерения и добавил:

– Нет Божиего благословения на этот брак. Не выходи за него замуж. Твоя судьба, твой суженый придет к тебе через десять лет.

Слышать это юной девушке было очень странно, смириться со словами старца она не смогла. На обратном пути они с сестрой сговорились обмануть родителей и сказать, что благословение на брак получено. Обе надеялись, что обман никогда не раскроется.

Девушка вышла замуж, родились детки, но потом в их жизни всё стало разрушаться. Одна за другой пошли скорби. Мужа отправили в ссылку. Детей воспитать так, как хотелось, не получилось. И жизнь сложилась очень печально.

Но ровно через десять лет к ней приехал человек, который когда-то жил в их деревне и по какой-то существенной причине был вынужден уехать. Он признался, что полюбил ее еще в юности, так и не смог забыть и готов даже сейчас взять ее в жены и принять ее детей как своих.

Она отказалась от этого предложения, поскольку не знала, жив ли ее муж в ссылке, но в тот момент поняла, о чем говорил ей старец десять лет назад.

Так бывает, когда человек считает, что его собственное видение для него лучше всего, не ищет путей Божиих в своей жизни и даже идет против них.

Был ли прозорлив отец Илиодор?

У меня есть хорошие знакомые, муж и жена, они были духовными чадами отца Илиодора. Как-то перед Пасхой, в Чистый четверг, муж поехал в Оптину на службу, а его супруга осталась дома делать уборку. Во время уборки у неё что-то не заладилось со шваброй, да так, что это привело её в ярость – она сломала швабру и выкинула её с балкона.

После службы отец Илиодор позвал моего знакомого к себе в келлию, чтобы подобрать ему какой-нибудь подарок к Празднику: кто знал отца Илиодора, тот помнит, что в его келлии всегда находился подарочек для каждого.

Уже выходя из келлии, батюшка спохватился:

– А как же твоя Лена? Ей тоже подарок нужен!

И достал откуда-то новую швабру:

– На, держи, это Елене.

Мой знакомый приезжает домой и с порога передаёт жене швабру:

– На, держи, это тебе от отца Илиодора.

Изумлению его жены в тот момент не было предела. Про судьбу своей старой швабры на тот момент знала только она.

Этот же знакомый рассказывал мне, как однажды у него возникло смущение: на Исповеди говоришь одни и те же грехи, а когда получается исповедаться чаще – и вообще не знаешь, в чем покаяться. Этими мыслями он поделился с отцом Илиодором.

– Да, действительно, что уж тут исповедовать, даже не знаю, – сочувственно согласился отец Илиодор, – живём вроде честно, ни у кого ничего не украли.

И тут мой знакомый вспоминает, что как раз он и украл что-то, то есть не совсем украл, но все-таки взял без спросу, а потом забыл. И бегом на Исповедь – каяться. Вот такие смиренные обличения получали мы от нашего духовного наставника.

Признаюсь, я не очень люблю рассказывать о прозорливости наших современников-подвижников. Люди часто начинают реагировать на это совсем иначе, чем хотелось бы:

– О, прозорливый старец? Надо ехать, срочно чего-нибудь поспрашивать о будущем или прошлом.

Но прозорливость – это совсем не о том. Прозорливость – это когда человек так близок к Богу, что Господь открывает ему Свои судьбы.

Договор отца Илиодора с матушкой Сепфорой

У меня есть двоюродный брат, отец Дионисий, настоятель храма Богоявления в Козельске (поселок Мехзавод). Будучи мальчишками, мы с ним каждое лето проводили в Оптиной, нам давали какие-то детские послушания, мы помогали на просфорне, ещё разливали по бутылочкам масло. Жили в башенке. Наш родной дядя, отец Гавриил, и отец Илиодор нас воспитывали. От отца Илиодора мы буквально не отходили весь день. Именно он давал нам первые молитвенные правила, учил, в какие дни ходить на службы к 5 утра, в какие можно к 7 утра, когда сходить искупаться в святом источнике.

Когда мы стали взрослыми, окончили семинарию и приняли священный сан, отец Илиодор остался нашим духовным наставником. Как-то отец Дионисий рассказал мне одну историю про батюшку, которая произошла у него на глазах. Приехав в Оптину, он, как обычно, встретился с отцом Илиодором.

Внезапно им рассказали, что одна бедная семья очень нуждается в помощи. Но на тот момент ни отец Илиодор, ни сам отец Дионисий (глава многодетной семьи, где растут шестеро детей) не имели возможности финансово помочь нуждающимся. Какое-то время батюшка ходил по монастырю опечаленный, а потом попросил отца Дионисия отвезти его в Клыково к матушке Сепфоре, послужить литию на ее могилке:

– У меня тут осталось немного денежек, а с матушкой Сепфорой у меня договор: когда я ей денежку привожу, она мне потом в 10 раз больше посылает, – объяснил отец Илиодор цель поездки.

Зная тонкий юмор батюшки, отец Дионисий только улыбался, слушая его рассуждения. Думал: шутит так батюшка. Они поехали в монастырь в Клыково, послужили литию, и батюшка опустил в кружку для пожертвования пятитысячную купюру – это были все деньги, которые у него на тот момент имелись.

Еще немного побыв в монастыре, отец Илиодор решил, что пора возвращаться в Оптину. Когда они вышли из ворот и направились к машине – на монастырскую стоянку заехал экскурсионный автобус. Оттуда стали выходить паломники, их сопровождал священник, который узнал батюшку и очень этому обрадовался.

– Батюшка, вы помните меня, мы с вами однажды служили в таком-то месте, столько-то лет назад!.. Отец Илиодор, – добавил в конце краткого разговора священник, – мне тут недавно конвертик передали, возьмите, пожалуйста, я знаю, что вы обязательно найдете того, кому он нужнее!

Вот такая случайная мимолетная встреча. Когда отец Илиодор сел в машину, то попросил отца Дионисия посмотреть, что там такое в конверте. В конверте были деньги – ровно 50 тысяч рублей.

Радостные, они вернулись в Оптину, и батюшка смог помочь людям, которые были в беде и остро нуждались в помощи. Вот такая у отца Илиодора была вера – простая и очень горячая, и она творила чудеса. Мой брат поражался тогда: вроде бы батюшка пошутил про «договор». Но Господь, по его горячей вере, устроил чудо именно так, как о нем говорил батюшка.

Последняя встреча

У батюшки Илиодора было правило: в субботу, после вечерней службы, служить Акафист Пресвятой Богородице. Я и многие мои друзья-священники ехали вечером в Оптину поучаствовать в этом торжественном служении.

Последние несколько месяцев батюшка редко бывал в Оптиной пустыни – больше времени проводил вместе со старцем Илием. Пока его в Оптиной не было, мы с батюшками, по традиции, собирались в субботу вечером петь Акафист в храме Богоявления в поселке Мехзавод (это тоже рядом с Оптиной). Я старался не пропускать Акафист, но иногда усталость брала свое, и я оставался дома. Как-то в августе, в субботу вечером, мне неожиданно позвонил отец Илиодор:

– Ну, что, поедешь сегодня молиться?

Был как раз тот случай, когда я планировал пропустить Акафист. Сказал об этом батюшке. Через полчаса он позвонил мне снова:

– Ну, что, отец Дмитрий. Надо все-таки ехать. Если плохо – чтобы просить помощи у Богородицы. Если хорошо – чтобы благодарить.

Конечно же, после таких слов пришли силы, и я поехал на Акафист. Оказалось, батюшка Илиодор тоже приехал на службу! Это было очень неожиданно. Батюшка всегда был очень светлым человеком, но в тот раз он светился особенно, каким-то неземным, божественным светом.

Этот свет сразу передался моей душе, было очень радостно, не хотелось тревожить батюшку ничем земным. Мы просто обнялись, и на моих глазах были слезы радости. Впоследствии я понял, почему батюшка был в тот вечер так настойчив: это была наша последняя встреча.

Батюшка болел, мы сильно переживали и молились. Но понимали, что Господь Сам знает, когда призвать к Себе Своего праведника. Накануне праздника Иверской иконы Божией Матери, перед сном, матушка София задумчиво сказала мне:

– Завтра Иверская. Это любимая батюшкина икона.

Мы засыпали и все понимали. А наутро мы плакали.

Сами собой родились стихи:

АВВЕ ИЛИОДОРУ

Сегодня тысячи людей
Отца на Небо провожают.
Не видно солнечных лучей –
На наших веках слезы тают.

Отец, отец, как тяжело
Осмыслить наше расставание!
Твое тепло, твое крыло
Привычным было состоянием.

Но верим, что ушел домой
От нас ты в вечные селения.
И пение за упокой
Прервем пасхальным пением.
У ног Владычицы сейчас
За нас ты возжигаешь свечи
Не оставляй в молитвах нас.
Мы не прощаемся. До встречи.


Отец Димитрий Торшин, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Озерском (Подборки)

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять