Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Радость моя, напиши в газете, что мы будем рады любой помощи»

История козельского приюта, в котором выживают бомжи и инвалиды

«Знаешь что, радость моя, убери-ка ты телефон с диктофоном в машину. Я тебе так всё покажу», –  говорит мне монахиня, берет за руку и ведет в кельи. Так началось моё знакомство с матушкой Неонилой и её подопечными…

«Необычная архитектура»

О существовании этого места я узнала от участкового инспектора Вячеслава Чурилина, который с детства увлекается изучением истории малой родины.

Помню, поехали мы с Вячеславом Владимировичем в конце января по его огромным владениям, раскинутым на сотню километров, чтобы я своими глазами увидела всю подноготную его далеко не прозаической работы и написала про это материал.

Каждый раз проезжая мимо какой-нибудь деревушки, мой собеседник с упоением рассказывал, кто здесь жил и работал, какие знаменитости здесь бывали. Мне оставалось только удивляться его глубоким познаниям истории. «А теперь заедем в Дракуны, где в 1864 году была построена земская больница. Там такая необычная архитектура!» – заинтриговал участковый и повернул руль УАЗика вправо.

Проехав по полевой дороге пару-тройку километров, мы оказались в довольно странном месте: несколько старинных строений из красного кирпича, у одного даже башенка… Людей невидно, только собаки лают. «До 90-х годов здесь были палаты сестринского ухода, в советские времена работала больница. А теперь её община выкупила, чтобы организовать  потом женский скит», – пояснил мне тогда Вячеслав. Сделав несколько снимков, я села обратно в машину, и мы рванули дальше…

На время я забыла о существовании этого места, пока о нём не напомнил глава киреевской администрации Григорий Чаркин: «Жень, приезжай, познакомлю тебя с матушками, что в Дракунах православный приют для обездоленных людей организовали. Истинные трудяги. Всё делают сами, своими силами. Вот она – настоящая вера в Бога!»

«Князь Оболенский эту больницу построил…»

Захватив по пути Григория Ивановича, прибыли мы с ним на место, и я увидела, что показавшиеся мне когда-то унылыми красные строения под яркими лучами солнца будто ожили.

«Князь Оболенский эту больницу построил специально рядом с железной дорогой, чтобы сюда приезжали со всех соседних уездов, – рассказывает Чаркин. – В этом корпусе была хирургия и родильное отделение. А в том, что с башней – приёмная амбулатория. Заслуженный врач Валентина Николаевна Селезнёва здесь жила и работала с 1933 до 1982 года. Я её бабушкой запомнил. Здесь своё подсобное хозяйство было – лошади, коровы».

Когда больницу ликвидировали, в её корпусах  вплоть до 2007 года базировался районный дом престарелых. Сюда, по рассказам деревенских жителей, часто приезжали священнослужители, причащали бабушек и дедушек, делали в помещениях ремонт. Здесь священнослужители из Оптиной были – архимандрит Антоний и иеродиакон Илиодор. Даже схиархимандрит Илий наведывался – старец уже в то время хотел здесь организовать скит.

«Но к воплощению своего замысла в жизнь отец Илий вернулся лишь в 2016-м, когда здесь уже было всё порядком запущено, разворовано и сожжено, – продолжил свой рассказ Григорий Чаркин. – Помню, что первой на послушание и наведение порядка сюда по благословению батюшки Илия была направлена матушка Неонила. Но, увидев масштаб трагедии, она испугалась и убежала, а Дракуны  вновь погрузились в «спячку».

Когда зашёл разговор про матушку, она будто услышала нас и тут же  появилась на крыльце главного корпуса. А через пару минут мы уже шли с экскурсией по большому коридору в направлении бывшей хирургии, слушая рассказ бывшей беженки с Донбасса, а ныне – главной православной общины для нуждающихся и бездомных.

«Убежала, но вернулась…»

«Я не могла ослушаться благословения духовника, понимала, что надо вернуться и продолжить послушание, – вспоминает матушка Неонила. – Завершив важные дела в миру, через два года я приехала. Здесь меня уже ждали мать Мария и трудник Саша. Мы взялись за дело: косили территорию, в корпусе, в котором решили зимовать, отдраивали стены, вымывали полы, строили печку, устраняли последствия пожара, устроенного вандалами».

Показывая отремонтированные монашеские кельи, матушка повела меня в самое дальнее помещение, в котором жители обители хотят создать домашнюю церковь. «Ведь молитва для нас всех – в первую очередь. Она есть врачевание душ, – поясняет матушка Неонила и открывает двери. А там огромная чёрная дыра в потолке, заколоченная старыми досками. – Видишь, чем приходится латать? Стройматериалов нет. Рабочих рук тоже. В нашем приюте только инвалиды. Но церковь нам нужна как воздух».

 «Ай, да Игорь!»

Внезапно мой взгляд «зацепился» на дверях, обработанных «по-советски». Помните дерево, обожжённое лампой? Таким методом местный умелец – трудник Игорь решил замаскировать обшарпанные двери.

На счету этого столяра-краснодеревщика немало добрых дел. Всё, что отремонтировано в кельях монахинь и других корпусах, – творение его рук. Сгнившие полые и оконные рамы он сумел реанимировать так, что любой реставратор удивился и позавидовал бы его смекалке и искусно выполненной работе. 

Сегодня Игорь занимается восстановлением избы, в которой тоже вандалы когда-то устроили пожар. Мастеру очень хочется дать дому вторую жизнь – поставить на фундамент, построить крепкий пол. Но нет стройматериалов. К тому же изнуряющая работа и хронические заболевания забирают у трудника все силы, которых в конце дня хватает только на молитву. Дальше – глубокий сон. А утром, помолившись, снова за дело! «Бог привёл меня сюда за совершённые мною грехи, – рассказывает Игорь. – Вот теперь отрабатываю их, и кусок хлеба мне со стола взять не стыдно».

А ещё  у мастера мечта: поставить абсолютно новый дом, под который уже и фундамент есть!..

 «Повар пятого разряда»

И ведь не зря Игорь стремится построить новый дом. В старых корпусах жить становится опасно: проваливающаяся крыша и печи, гниющие полы. В подвалах корпусов стоят грунтовые воды. Поэтому в уже основательно прогретых солнцем кирпичных кельях  до сих пор пахнет сыростью. А уж про разваливающиеся фундаменты и говорить не надо. Трещат по швам, таща за собой вниз стены и крышу.

«От грунтовых вод не знаем спасения, – говорит другая матушка по имени Мария. – Дренаж под корпусами когда-то был. Но, видимо, с течением времени он сгнил. Надо срочно строить новые устройства для отвода, но у нас ни денег, ни рабочих рук».

Матушка Мария – помощница старшей общины. Сюда она попала по благословению своего духовника. До этого 5 лет несла послушание в Оптиной – ухаживала за слепой неходячей старицей-писательницей. А после принятия пострига с благословения своего батюшки была направлена в Дракуны. 

В миру повар пятого разряда, готовившая обеды в ресторанах для зарубежных гостей, теперь матушка Мария кашеварит на кухне общины. Кстати, раньше в этом помещении была ванная комната. Но опять же, благодаря стараниям Игоря и его помощника, блаженного Саши, здесь появилась печка с плитой, водопровод.

«Два года жил в землянке…»

Теперь пришла пора представить Сашу. В общине он главный кольщик дров и подмастерье в любых делах. А ещё он «самый добрый  и истинно любящий Бога», так о нем здесь отзываются.  Создателю Саша готов возносить молитвы каждую минуту. Несколько раз в день совершается крестный ход по территории общины. Молится усердно и самозабвенно, словно пытается забыть о том, что ему пришлось пережить в прошлом.

Изрядно потаскала судьба блаженного Сашку. Когда умерли родители, родной брат нанял бомжей, чтобы те избили и без того больного человека и выбросили его из квартиры с четвёртого этажа. «Синий весь был – в цвет моего пиджака, – вспоминает Саша. – Ночевал в смотровых ямах, в автобусах, пока в лес не ушёл. Там вырыл землянку и жил два года, пока ОМОН меня не нашёл. В Обнинске мне сделали документы и дали место жительства – в приюте».

Таким же путём сюда добрался и Серёжа, ещё один скиталец, обретший здесь дом. Несмотря на парализованную левую часть тела, Сергей старается трудиться со всеми на равных. Таскает дрова, складывая их в поленницы причудливой округлой формы.

До этого ветреный вор Серёга мотался по тюрьмам необъятной матушки-России. Свой «гастрольный тур» начал в 17 лет и закончил пару лет назад, когда оказался на улице. «Бомжевал, побирался у магазинов, пока меня не подобрал священник. Из Серпухова отправил меня сюда, в Дракуны, – рассказывает Сергей. – Мне бы как-то документы справить да пенсию выхлопотать, чтобы её в общий котёл общины. А то ведь питание у нас здесь скудное».

Афган-Узбекистан-Клыково-Дракуны

Потихоньку восстанавливая аварийное жильё, обитатели своего приюта обживают и землю. Держат небольшое хозяйство: козочек и кур. На совсем неплодородной глинистой почве понемногу возводят грядки. Строят теплицы, где в будущем году планируют посадить всего понемногу. Кстати, одну из теплиц заканчивает крыть Роман – музыкант, композитор, гитарист, перебравшийся в Дракуны из Оптиной пустыни в этом году.

«Тяжкие грехи привели меня сюда. Искупаю их и готовлюсь к генеральной исповеди. Так что времени на разговоры у меня нет», – улыбнувшись, сказал Роман, взял в руки шуруповёрт и продолжил свою работу.

Тем временем, на крыльцо соседнего корпуса вышел высокий мужчина с седой бородой, приветливо помахав нам рукой. Это монах Пимен, принявший в этом году постриг. А ещё в этом же году он занялся пчеловодством. Получается с трудом – мешают старые раны, полученные в 1986 году в Афгане.

До того, как попасть на войну, брат Пимен (в миру Владимир) занимался лёгкой атлетикой и играл в волейбол за сборную Узбекистана. В 1982-м на спартакиаде народов СССР занял первое место на дистанции 100 метров, а в волейболе с командой взял серебро…

Брат Пимен, вернувшись из Афганистана,  обрёл веру в Бога, с помощью врачей заново научился ходить и говорить, а после уехал в мужской монастырь в Клыково. Пробыв там долгое время, приехал сюда, к матушкам, где принял постриг и своим примером помогает трудникам держать веру в Господа. Усердно молится, принимает холодный душ из лейки, отжимается от пола по 30 раз, ухаживает за пчёлами и огородиком.

Приюту нужны друзья-помощники

Увидев, в каких условиях живут обездоленные люди, защемило сердце. Впереди зима, до наступления которой общине необходимо помочь отремонтировать печи, залатать крыши на всех корпусах. А главное – построить дренаж, чтобы корпуса перестали разваливаться. Ведь, возведенные в 19-м веке, они наверняка имеют архитектурно-историческую ценность. Кстати, Дракунами заинтересовался знаменитый краевед Сергей Рябов. И вполне возможно, что это место когда-нибудь приобретёт официальный статус «памятник архитектуры»…

«Радость моя, напиши в газете, что мы будем рады любой помощи – стройматериалам, одежде, продуктам питания. В благодарность за всех молиться станем. До сего момента мы помощи не просили, старались всё делать своими силами, но сейчас, видимо, пришла пора», – обратилась ко мне на прощание матушка Неонила.

Время было уезжать, но я поймала себя на мысли, что делать мне это вовсе не хочется. Надо и в теплице поработать, и помочь ужин приготовить для всех. А ещё помочь матушке сдать экзамен по вождению. Без прав ей никак нельзя – надо подопечных в поликлинику возить, ездить в магазин за продуктами. Много дел, которые решаются только на колёсах, и только в Козельске, до которого почти 30 километров. Но ржавая «шестёрка» пока простаивает без дела…

Значит, есть дело для моей старенькой легковушки, которая привезла в эти выходные в приют продукты, а ещё друга нашей районки, Владимира Петровича. Он захватил с собой урожай, собранный со своего огорода, и улей в подарок монаху-пчеловоду. «Вот, брат Пимен, моя авторская разработка – теперь с рамки не 200 граммов мёда будешь снимать, а все 3 килограмма!» – пообещал Владимир Петрович.

Таких добрых людей в общине рады видеть всегда. Если и вы желаете хоть как-то помочь её обездоленным обитателям, то приезжайте в любой день!

От Матфея, глава 25:

«Когда же придет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на Престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

Евгения Симонова

Фото: Виталий Верескун

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять