Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Николай Андреев. Как мы выживали в девяностые

На старости я сызнова живу,
Минувшее  проходит предо мною.
А. С. Пушкин

Давно это было. И не всем, конечно, интересно, но многие из нас берегут в сознании те непростые, трудные дни, которые сегодня вспоминаются изредка, но никогда не забудутся.

Не забудутся эти дни, потому, что пришлось тогда много и пережить,  и поволноваться как следует. Да и сегодня, несмотря на отсутствие забот такого рода, есть над чем подумать и поразмыслить.

Речь пойдет о злосчастных девяностых годах. Еще не наступили времена Путина, в стране властвовал, так и хочется сказать: «царствовал, лежа на боку», непросыхаемый Ельцин.

Во многих рабочих коллективах страны тогда царила атмосфера неопределенности и растерянности. Разрушались хозяйственные связи республик, городов, предприятий. Заводы перестали получать государственные заказы на продукцию. Некоторые предприятия перешли на примитивный обмен произведенной продукцией, что-то вроде – я тебе машину, ты мне сигареты. Понятно, что это не всегда выручало. Наш коллектив средней школы № 2 был небольшой, но дружный. Умел хорошо и работать, и хорошо отдохнуть. Но вот с отдыхом не всегда получалось. Тогда, в конце девяностых, вдруг резко вверх взлетели цены, а зарплата, на которую жили учителя исчезла. Исчезла на три месяца.
Нет денег, объясняли нам. Не одни вы в подобной ситуации.

Не вдаваясь в корни этой проблемы, ее истоки, сейчас хорошо помню, как возмущались учителя, как пытались они решить эту проблему и с администрацией города, и администрацией района, и губернатором области. Одно письмо о задержке зарплаты было отправлено в Москву, в Кремль Президенту. Но воз, как говорится, был и поныне там. И тогда решили прибегнуть к такой революционной мере как забастовка. Был создан забастовочный комитет во главе с председателем профкома. Комитет был связан и с другими школами района.

Конечно, наше школьное начальство – районный отдел народного образования, выступали против забастовки. Заведующего РОНО можно было понять. Как начальник он должен был выступать гарантом спокойствия и стабильности в школьных и  ученических коллективах.

– Дети не должны отвечать за ошибки взрослых, внушалось нам. Забастовки не помогут решить проблему. И действительно, после трехдневной забастовки, школа вновь приступила к работе, как и ее городские соседи.

Без зарплаты, конечно, приходилось трудно. В ход шли и постепенно исчезали имеющиеся накопления, но, в большей степени сыграла смекалка,  умение выйти из трудной ситуации своими собственными силами, энергией, хозяйственной предприимчивостью.

Вот пример, который хоть и не из жизни учителей, но тоже про то время.  Люди тогда начали усиленно искать и сдавать металлолом, собирать старые медные, латунные изделия, валяющиеся ранее никому не нужным хламом. Не случайно по экспорту цветного металла одна из прибалтийских стран тогда стала лидером. Хорошо подсуетились там скупщики, очевидно.
Доходило и до серьезных случаев. Вплоть до того, что иногда были примеры   с уничтожением железнодорожного полотна, также снимались и сдавались в утиль крышки из-под канализационных люков. Сколько несчастных случаев было с падением в эти люки – кто подсчитал? Некоторые, правда их было немного, шли даже на преступления: выкапывали или снимали со столбов кабеля, провода, сделанные из цветного металла, портили тем самым связь, сигнализацию военного или транспортного характера.

У нас, учителей, были другие способы выживания. 

Многие и ранее занимались у себя в огороде: что-то выращивали, сажали, ухаживали за посадками, теперь этим делом занялись всерьез и основательно. Многие увеличили свои посевные площади. Вот и мы сажали картошку и у себя на своих трех сотках, и у матери, и, взяв дополнительную площадь земли на улице Победа, еще на двух сотках, и около автотрассы на Сосенский близ моста через Жиздру освоили еще сотки три земли под картошку. Казалось бы, хватит вполне. Но позарились еще на возможность получить  пять соток в Рядиках от механического завода. И там сажали года два.  Куда спрашивается? А все пригодилось. Дома у отца держали свиней. Кормиться-то  надо. Дети есть просят. На большую дорогу не пойдешь. Вот и крутились. Землю вспахивали трактором, кого-то находили, тогда по улице в период подготовки почвы проезжали специально медленно трактора с плугом, выискивали нанимателей. Желающих вскопать свой огород было достаточно.

 И поросята,  и  свиное сало, конечно, помогало выжить в тех непростых условиях. Но и с ними нужно было быть настороже. Опытный резчик свиней, родственник директора восьмилетней школы № 3 Николай говорил мне: «Будь осторожен. Чуть зазеваешься в процессе резки, дернет ногой и живот распорет моментально».
Не надеясь на зарплату я, кроме поросят, обзавелся кроликами, утками, курицами. Кроликам я по утрам косил за Клютомой свежей травы, уткам дополнительно к корму набирал в Жиздре ракушек. Утки с жадностью поглощали белое мясо речных  устриц. Правда  такое ежедневное купание в холодной воде со временем дало о себе знать, но тогда мы были молодыми и о здоровье вспоминали редко.

А женщины, вспоминаю, тогда много занимались своим огородом. Выращивали и капусту, и морковку, и свеклу, и лук, и чеснок, кукурузу, перцы, баклажаны, различного рода зелень: мяту, мелиссу, душицу. Мужчины городили теплички, удобряли землю. Одно время  я сажал у себя табак. Кстати, хороший получился. Вырос в огороде у нас и виноград. Сосед Коротков дал несколько саженцев. Они принялись. И теперь виноград, переработанный в сок и залитый в бутылки, стоит, закрытый резиновыми медицинскими перчатками. И они, вздувшись и поднявшись вверх,  напомнили мне крылатое выражение из времени алкогольного дефицита: Привет Горбачеву!

В принципе,  к трудностям все мы были уже приучены. В восьмидесятые годы по талонам продавали и сахар, и масло, и табак, и водку. Не забуду сигареты, полученные нашим механическим заводом, в обмен на бартер. Они были огромной длины, метра три, неразрезанные почему-то. Распределяли их среди мужчин учителей, а потом и женщины школы также стали претендовать на свою долю. Тотальный дефицит продуктов во многом ускорил гибель великой страны. А  жить в эпоху глобальных перемен, как известно, не очень просто. А какой ажиотаж был при продаже спиртного в Сотниковском, близ военкомата, магазине. Толпы людей, желающих купить злосчастную зелененькую, так мы называли тогда по цвету бутылки водку. Один из настойчивых, желая пройти без очереди,  полез тогда прямо по головам. Смешно? Не очень. 

Сегодня, с высоты пройденного, все эти трудности воспринимаются по особому – окрашиваются в романтические цвета. Понятно, сейчас было бы намного тяжелее, тогда же мы были молодыми, и все было по плечу.

Современным молодым людям незнакомым с проблемами того времени, занятым и своими злободневными проблемами: ипотекой, покупкой гаджетов, компьютеров, автомашин, квартир, турпоездками  трудно понять все то, что пришлось пережить их отцам и дедам в то тяжелое время.  И пусть оно не повторится. Пусть наша молодежь решит все свои задачи, будет здоровой, растит своих детей счастливыми. И пусть они никогда не столкнутся с тем, что пришлось пережить их родителям в те ушедшие, хоть и мирные, но довольно трудные времена.

 Николай Андреев

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять