Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

“Как работает мозг”

Интервью с призером региональной олимпиады по биологии Викторией Горбуновой

Вот уже второй год подряд Виктория Горбунова занимает призовое место в региональной олимпиаде по биологии. Она учится в сосенской школе № 2 и не устает радовать преподавателя Людмилу Михайловну Марченко своим упорством и увлечением наукой.

Олимпиада проводилась 25 и 27 января, и на подготовку оставалось лишь четыре недели. Но, несмотря на это, Вика успела подготовиться, усвоить огромное количество информации (в том числе, и из институтских источников) и в итоге занять второе место среди 37 участников. Ее интерес ничуть не утихает – девушка участвовала в проекте «Биошкола Олимпийского резерва», а в апреле хочет попасть на смену по биологии и химии в Центре «Развитие». Своё будущее она собирается посвятить медицине, а именно – психиатрии. В нашем новом интервью мы поговорили о подготовке к олимпиаде, проблемах современного образования и, конечно, биологии.

– Вика, как ты отреагировала, когда узнала, что попала в число призеров региональной олимпиады?

– На самом деле, я пришла в огромный восторг. Но сначала с нетерпением ждала результатов и надеялась хотя бы просто попасть в число призеров, потому что задания были действительно сложные. А когда узнала, что снова вторая по баллам – испытывала радость и шок вперемешку. Сразу написала своей учительнице, чтобы обрадовать –Людмила Михайловна вложила в меня много сил, помогала и не давала опускать руки в тяжелые моменты. Само собой, ей я написала в первую очередь, чтобы рассказать о победе. Родственники и друзья, конечно, тоже очень радовались. Так удерживать планку – серьёзное достижение для меня.

– Кстати, о планке. Интересно то, что уже второй год подряд ты стабильно занимаешь четвертое место в муниципальном этапе, но второе – в области. Как считаешь, почему так происходит? Была ли муниципальная олимпиада труднее, чем областная?

– Нет. Конечно, было сложно, но ничего невыполнимого. Думаю, дело скорее в надзоре за участниками на этапах. Последние два года школы проводят муниципальный этап самостоятельно, и в таких условиях пресечь списывание сложно. Да, в нашей школе участники сдавали телефоны, не переговаривались и т.д. Но про другие школы ничего сказать не могу. Сам факт, что на региональном этапе высокий результат показываю я, а не наши победители, говорит о многом – ведь за нами следило несколько наблюдателей, велось видеонаблюдение, да и места участников хорошо просматривались.

«Списывать мне не интересно»

– То есть ты считаешь, что тому виной списывание других участников? Как ты вообще относишься к списыванию в учебном процессе?

– Я больше склоняюсь к версии о нечестности остальных участников. К списыванию непосредственно во время учёбы – на контрольных, самостоятельных отношусь спокойно, потому что не считаю оценки показателем знаний. Часто списывание – это лучший вариант, чтобы не портить успеваемость, но при этом не тратить время на второстепенные предметы. Я имею в виду, для чего будущему программисту или врачу зубрить географию и литературу? Не лучше ли расставить приоритеты и обратить больше внимания на профильные предметы – те, что будут интереснее и пригодятся в профессии? Это важная проблема нашей системы образования, и, к сожалению, не единственная. А вот к списыванию на олимпиадах отношусь негативно. Насильно туда никто не затягивает, дело добровольное. И раз уж ты приходишь на олимпиаду, где показывают свои знания, то будь добр демонстрировать именно их. Лично мне списывать неинтересно, и я считаю это мерзким поступком на олимпиаде, где собираются ребята, которые действительно интересуются предметом.

– Какие еще проблемы образования ты могла бы выделить?

– Единый подход для всех, одна и та же информация для всех, один и тот же темп для всех. Кто-то может приспособиться к такой системе, а кто-то нет. Узкая необъективная система оценивания и осуждение за какие-либо оценки. Отсутствие выбора предметов и как следствие этого куча ненужной информации, которую надо учить. Большая нагрузка бесполезными заданиями. Запугивание детей экзаменами. Вместо того чтобы помогать ученику развиваться, его ставят в жёсткие рамки, наказывая попытки выйти из них. Это формирует отношение к учебе как к чему-то неприятному и ненужному, мешает импровизации и нестандартному мышлению. Систему необходимо менять, но никто за это особо не берется, и каждый в итоге сам за себя. То же предоставление выбора при изучении предметов снимет нагрузку и с учеников, и с учителей. Ученик, который изучает то, что ему действительно интересно, будет ответственнее относиться к учебе и к выполнению домашних заданий.

«Процесс увлекает и затягивает»

– Если не оценки, то что же, по-твоему, является настоящим показателем знаний?

– Сложный вопрос, на самом деле. Оценить чужие знания способен только тот, у кого их достаточно – то есть, авторитет: учитель, к примеру. Однако для меня показатель знаний – это умение решать нестандартные и интересные задания, требующие размышлений. Настоящие знания раскрываются в процессе решения какой-нибудь необычной задачи, а не заданий с однотипными формулировками.

– Таких интересных заданий было много на олимпиаде?

– Да, за два дня – теории и практики –  я видела и решала много необычных задач. На теории было 95 заданий, и все они были действительно интересными – заставляли думать, вспоминать, перебирать информацию в голове. Практически не было возможности отвечать наугад – если конкретных знаний по вопросу не было, то я отвечала на основе хотя бы минимальных предположений и выводов. Жаль, что времени на всё-про всё давалось предельно мало – 3 часа. От практических заданий ощущения остались неоднозначные – здесь умение думать было еще более важно, чем на теории. Опять же, наугад ничего не решишь, и приходилось поломать голову над каждым заданием, а они были неожиданные. К примеру, вместо фотографий срезов стебля, корня, листа и любой другой части растения в разделе «Анатомия растений» были представлены срезы карандаша и линейки, изучив которые нужно было выполнить задачи.

– Сложно… Да и вообще, кстати, прочитать три тома институтской литературы за четыре недели – это мощно. Готовиться было, наверное, очень трудно?

– Мне было сложно готовиться из-за огромного объёма информации. А еще сыграла роль самодисциплина. Не раз приходилось по-настоящему заставлять себя не то чтобы сесть за книги, а даже определиться с темой для изучения. Обычно самое сложное – это именно начать что-то делать. А книг, кстати, действительно было много, не один лишь трёхтомник: гора учебников и книг по ботанике, физиологии и анатомии человека, зоологии позвоночных – как школьного, так и более высокого уровня. Плюс работа с электронными пособиями, предназначенными именно для подготовки к практическому туру. И ещё немного интернет источников. Но, пересилив себя, я понимала, что процесс все же увлекает и затягивает – литература интересная, все полученные знания пригодятся в дальнейшем, да и само осознание того, что конкретно в эту минуту я не стою на месте, развиваюсь, помогаю сама себе – это мотивирует. Наверное, лучше этого меня способны вдохновить только друзья из Биошколы и преподаватель.

«Там особая атмосфера»

– Расскажи немного о Биошколе.

– Это проект большой группы людей в Обнинске, направленный на подготовку ребят к олимпиадам по биологии и экологии – Биошкола Олимпийского резерва. Я случайно наткнулась на объявление о летней профильной смене в интернете. Мне повезло попасть туда и увидеть, какими интересными могут быть занятия и что такое – действительно серьезное погружение в предмет. Занятия проводились на территории санатория «Сигнал». Там особая атмосфера, не как в школе. Это место, где каждый любит то, чем занимается: и ученики, и преподаватели. Поэтому занятия всегда проходили интересно и увлеченно, в доброжелательной обстановке. К тому же, изучение биологии там более углубленное, и все темы разбираются подробно. Материал очень разнообразный. К примеру, у нас среди курсов были иммунология, вокализация птиц. Физиологию человека нам преподавал студент медицинского факультета: он подготовил понятные презентации по серьезному материалу. Были также и практические занятия: мы работали с датчиками ЭКГ, делали срезы растений для микропрепаратов и рассматривали их, ходили на полевую экскурсию, чтобы увидеть и услышать обитающих там птиц. Было много интересных лекций от учёных и преподавателей вузов (о возможностях использования паутины в промышленности, к примеру). И все это сочеталось с обычными развлекательными мероприятиями, характерными для любого лагеря: дискотеки, спортивные игры и прочее. Я нашла там много новых друзей, и мы по-настоящему поддерживали друг друга, когда это было необходимо. Очень жалею, что не могу заниматься в Биошколе в течение всего года, потому что периодически ездить туда неудобно.

– Когда ты вообще заинтересовалась биологией? Чем она тебя привлекла?

– Если подумать, то ещё с детского сада. Там был кружок, что-то вроде «Окружающего мира». До сих пор не могу объяснить своего интереса к биологии. Мне просто нравится узнавать о процессах и явлениях в природе. К тому же, эти знания довольно полезны, если уметь пользоваться. Где-то в 5-6 классе начала участвовать в олимпиадах по биологии и экологии из интереса, а также по другим предметам – просто могу. Так почему бы и нет? Зато химия дается мне куда сложнее, хоть она и довольно интересная. Я изучаю ее, скорее, как необходимый предмет.

«Покалечиться можно везде»

– Если не ошибаюсь, ты собираешься посвятить жизнь медицине? Уже определилась с направлением?

– Только примерно. Рассчитываю стать психиатром, но не удивлюсь, если за время учёбы пойму, что это не совсем то, чего я хочу и уйду в другую специальность. Но мне интересно изучать, как работает мозг и как это влияет на мышление. Как и почему возникают дисфункции, и насколько сильно наше сознание зависит от биохимии, а не от всяких ценностей и прочей морали. Мозг так сложен, что его «поломки» вызывают определенный интерес.

– Но эта профессия может быть и опасной, ведь придётся контактировать с людьми с психическими отклонениями. Это не пугает тебя?

– Если разобраться, то большинство психически больных людей, проходящих лечение, понимают наличие у них заболевания и поадекватнее многих здоровых. Буйное поведение не миф, но это не основное составляющее психиатрии. И для взаимодействия с ним достаточно не нарушать правил работы с такими пациентами. Необразованный психиатр гораздо опаснее, как для больных, так и для здоровых, начиная с насилия к пациентам, заканчивая неверной постановкой диагноза. Неправильный подбор препарата или его дозировки может усугубить болезнь. А здоровому человеку, которого сочли больным, только навредит. Ментальные болезни штука сложная, а ответственность при работе с ними огромная. Ну, а покалечиться можно везде. Многие ошибочно ассоциируют психиатрию только с буйными пациентами и злыми врачами. Это следствие недостатка информации. В нашем обществе эта область излишне демонизируется. Из-за этого многие боятся обратиться за помощью. Людям пора начинать задумываться о своем психическом здоровье так же, как и о физическом. Но бывает и такое, что психические заболевания наоборот романтизируют  и это так же вредит тем, кто действительно страдает от заболеваний. Романтизацией занимаются люди, которые не представляют, что такое на самом деле те же депрессия, биполярное расстройство или расстройство пищевого поведения. И опять всё упирается в безграмотность и отсутствие эмпатии к людям.

– А что, по-твоему, романтизация? Это очень распространенная тема сегодня, но мало кто по-настоящему вдумывается в этот вопрос.

– Романтизация – это отношение к болезни не как к болезни, а как к чему-то хорошему и красивому, как к «изюминке» человека, а не как к проблеме, которую надо решать. «Твоя болезнь делает тебя тобой». «Это же твоя особенность». «Ты просто видишь больше, чем другие. Хотел бы и я болеть шизофренией!» «Блин, так классно людям с биполярным расстройством, такие продуктивные. Хочу так же». «Самоповреждение это красиво». «Что-то настроения сегодня нет, ну все, у меня депрессия, ха-ха»… Никому не хочется ломать ноги и корчиться от боли, но при этом кто-то может думать, что депрессия – это лишь грустно думать о жизни и носить темную одежду. Вряд ли человеку приятно видеть, как в интернете или вокруг восхищаются болезнью, которая превратила его жизнь в ад.

– И как с этим бороться?

– Осуждать и стыдить подобное поведение. Но не травить таких людей, а объяснять им, в чём конкретно они неправы и почему их действия могут кому-то вредить. Распространять лёгкую в понимании информацию о том, что такое ментальные болезни на самом деле. Показывать действительность жизни людей с болезнью через сериалы, фильмы, популярную литературу. Доносить до масс, что это страшно, что это вовсе не то, чему можно завидовать.

 – А чему ты посвящаешь свободное от учёбы время?

–  Когда нужно разгрузить мозг, то просто сижу в интернете, играю в игры. А так общаюсь с друзьями, читаю книги, слушаю музыку и иногда играю на электрогитаре. Стараюсь немного времени тратить на спорт – обычные нагрузки, чтобы поддерживать себя в приемлемой форме. В теплое время года даже бегаю иногда. Ничего необычного.

– Ну, и напоследок спрошу, как ты узнала о Центре «Развитие»?    

– О нем мне рассказала Людмила Михайловна. Она увидела заметку о лагере «Сокол» в газете «Козельск»: о том, как ребята попали в этот лагерь, победив в конкурсе центра, о том, как там интересно, и прислала мне. А я заинтересовалась. Честно говоря, представление о том, что меня там ждёт, довольно туманное – я не знаю, будет ли это похоже на уроки в «Биошколе», но мне интересно, что из себя будет представлять смена по биологии, и хотелось бы на нее попасть.   

Подготовила Анна Фрибус    

Фото: Василий Батурин

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять