Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Вместо субсидии получили смех»

О том, как борется за жизнь подборский колхоз «Нива», рассказал его председатель Михаил Фисунов

Последний в Козельском районе сельскохозяйственный кооператив, он же артель «Нива», что в деревне Подборки, терпит бедствие. Об этом нам сообщил его председатель Михаил Фисунов. В прошлом году колхоз не получил практически никакой поддержки со стороны государства, хотя она была обещана ещё в конце 2020 года Госдумой.

По данным Росстата, всего в России насчитывается 176 тысяч КФХ. Но получить льготные кредиты с начала года смогли только около 6 тысяч фермеров. И, как считают в Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ) и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), почти все аграрии в условиях пандемии сталкиваются с разрывом производственного и финансового цикла и испытывают потребность в сезонном кредитовании. Президент АККОР, первый зампред Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Плотников, отмечает, что особые трудности в получении льготных кредитов испытывают фермеры Новгородской, Томской, Калужской, Вологодской областей, республик Удмуртия и Саха (Якутия). А требования по не снижению выручки и доходов (хозяйству всё время нужно демонстрировать положительную динамику) и вовсе нереально выполнить, поскольку сельскому хозяйству свойственна сезонность.

Этой проблемной теме и была посвящена наша беседа с Михаилом Фисуновым, во время которой вскрылись и другие болевые точки.

«Уберечь колхоз от банкротства и распада…»

– Михаил Василевич, перед тем, как начать наш разговор, напомните нашим читателям, через какие тернии пришлось пройти вам и вашим коллегам, чтобы уберечь колхоз от банкротства и распада.

– Начну с того, что наш колхоз существует уже 90 лет. Но максимальное развитие хозяйства пришлось на 80-е годы, когда в Калинино был построен комплекс по откорму крупного рогатого скота количеством 10 тысяч голов. К тому же была возведена мелиоративная система на 450 гектаров поливных земель. Были проведены дренажные и осушительные работы на болотистых участках земли, чтобы могли работать оросительные установки. Но в 90-е было всё разрушено, комплекс стал убыточным и постепенно прекратил своё существование. Скот был сдан на мясокомбинат, а комплекс продан. Но колхоз всё равно продолжал существовать. В 2008 году, за год до того, как я его возглавил, предприятие имело 12 миллионов убытка. Но потом нам удалось переломить ситуацию. Начали гасить долги, выплачивать рабочим зарплату. В колхоз вернулись механизаторы, увеличились объёмы выпускаемой продукции.  Хотя с другой стороны велась параллельная процедура банкротства и разорения. Но нам удалось это пресечь.

Производство продукции касаемо молока стабилизировалось. В настоящее время показатель надоев составляет 2,5 тысячи тонн молока ежегодно. В лучшие времена доходило и до 2,6 тонн. Что касается мяса, то мы сдаём по 750 тонн в год.

– С чем можно сравнить эти показатели? 

– Когда меня избрали председателем, то надои были где-то 1,5 тысячи тонн, а мяса вообще не производилось, поскольку это дело было убыточным. Но так на тот момент было во всех колхозах – оставили только молоко, и до сих пор практически ни одного хозяйство не занимается откормом животных.

– А у вас, я так понимаю, откорм возобновился?

– Да, с 2010 года у нас появилось немного денег, мы начали брать кредиты и закупать новую технику, потому что знали, что выплатим. Начали оставлять бычков на откорм, потому что зимой, как правило, надои снижаются, а зарплату сотрудникам платить надо в полной мере, чтобы сохранить кадры. Мы восстановили двор, ещё один построили и стали заниматься откормом.

К тому же мы производим ещё 2 тысячи тонн зерна – это пшеница и овёс. Часть зерна продаём населению, часть на мелькомбинат. Основное количество зерна идёт на корм скоту.

Налоги платим исправно – это 9,300 млн. Из них по 500 тысяч ежегодно отчисляется в администрацию на обустройство села.

– А могли бы больше?

– Да, но когда мы начали выкупать земельные паи у тех, кто работал в колхозе, чтобы расшириться, таких нашлось 460 человек, у каждого из которых было по 7 га, то нам начали вставлять палки в колёса, всячески препятствуя колхозу в процедуре оформления земли. Деньги за земли колхозникам мы выплатили, но мы успели провести процедуру межевания лишь на 800 гектарах. Остальные  1000 с лишним га были переданы в аренду компании, которая строила на горе новый агрокомплекс, он сейчас принадлежит ООО «Оптинские просторы».

В судах ничего не получалось доказать, хоть я и сумел поставить эту землю на кадастровый учёт. Но она отошла в аренду. Затем за долги землю эту отдают банку, банк отдаёт землю немцу Дюрру Штефану и его компании. Но «Эко-Нива» её не обрабатывает, она зарастает лесом и кустарником. При этом никакой арендной платы нет. Но мы с юристом написали в прокуратуру – пусть теперь она этим делом занимается.

«Островок социализма»

– Михаил Васильевич, понимаю, как вам обидно за родную землю…

– Я на ней более 40 лет тружусь. У нас же «Нива» – последнее кооперативное хозяйство: вся собственность принадлежит колхозникам. Я единолично никакого решения принять не могу, только высшим органом власти – общим собранием, на котором мы сообща решаем глобальные вопросы – продажа имущества, закупка оборудования.

– Получается, что колхоз «Нива» – это некий островок социализма?

– Совершенно верно… Лукашенко социализм оставил, в Китае 40 процентов ВВП идёт от малого и среднего бизнеса – там шагают семимильными шагами. А мы решили опять вдариться в гигантоманию – упор сделали на огромные комплексы, где себестоимость, по сравнению с нашими 17 рублями, 28 рублей. В любом случае и мы, и они на грани балансируем. У них один миксер стоит 38 миллионов.

И вот что ещё. Летом, когда пошёл скачок цен на всё, то цены должны были вырасти и на сельхозпродукцию. Однако президент сказал: «Не сметь этого делать – всех товаропроизводителей на месте просубсидируют». Смысл был такой. А на деле нас вот так просубсидировали – если в 2014 году мы получили свыше 5 миллионов рублей, то в 2021-м году – менее одного миллиона. Вместо субсидии получили смех.

– Что же это получается?

– Получается, что президент сам по себе, а чиновники – сами по себе. Что хотят, то и творят. Последняя субсидия на молоко у нас закончилась маем месяцем, а остальные 7 месяцев где? Если Крым субсидируется на 45 процентов, Дагестан на 85, а мы самодостаточные  и без штанов? Однажды я слышал от экономистов такие цифры: Европа субсидирует полторы тысячи евро на 1 гектар пашни, Америка – 2,5 тысячи долларов, Белоруссия – 500 долларов. В России – 30 долларов, в богатейшей-то стране?

Беседовал недавно с директором Воротынского мясокомбината, у которого дочь во Франции живёт. Он к ней ездил в гости и разговаривал с местным фермером, который занимается производством и продажей мяса. Он, например, сдал продукцию на один миллион, а ему в ответ государство 80 процентов субсидии выплатило.

Тенденция по резкому сокращению субсидий – не только в нашем колхозе. У Юрия Кошелева в Волконском такая же проблема. У него, правда, постабильней ситуация, потому что выше производство, больше поголовья. У Юрия Петровича 800 голов дойное стадо, у нас – 570. Так что за счёт этого ООО «Волконское» себя лучше чувствует.

– А чтобы коровки себя лучше чувствовали и больше давали молока, им ведь  дневной рацион должен быть обеспечен хороший.

– Конечно. Раньше субсидия  давалась и на корма. Мы, например, всегда покупаем дробину.. Но теперь субсидия только на жмых и шроты – отходы от подсолнечника. И мы опять пролетаем. 

Получается, что государство с нас требует исполнения своих обязанностей. Мы всё выполняем – выдаём продукцию, платим налоги…

– Но продолжаете оставаться нищими. А цены продолжают расти на всё.

– К тому же мы тратили на электроэнергию по 2-3 миллиона в год. В прошлом году мы заплатили уже 7. Если население платит 3,60, у нас тариф – 8,60. Если на горючее тратили 1,7 миллионов, то теперь 5 миллионов. И с запчастями такая же ситуация: от 800 перешли к 3 миллионам.

Преднамеренность или безразличие?.. Или наверху живут одним днём?

850 тысяч тонн зерна в 80-е годы производила Калужская область. Всё шло к рекордному показателю в один миллион тонн. И мы бы сделали это. Это было реально. А сейчас 100-120 тысяч тонн всего. 40 процентов земли пустуют, заросли лесами. В том числе и те, которые мы выкупили у местного населения, но не можем их обрабатывать, потому что они сданы в аренду. Пока не изменится закон, ничего не сдвинется с места, нас никто не услышит.

98 судов!

– Да, «Нива» как «Титаник» постепенно уходит под воду, терпя бедствие у всех на глазах…

– Уничтожая последние сельхозпредприятия, чиновники, содействуя тем, кто создаёт большие агрокомплексы, не учитывает, что им не нужны люди, им нужна рабочая сила. Им не нужна деревня, не нужны традиции русского народа, которые только там и остались. В городах их давно нет. И сейчас последнее уничтожается.

Вот Татарстан сумел всё сохранить – и колхозы, и совхозы. Там нет проблем с кадрами. А в наш колхоз, впрочем, как и в другие, никто не возвращается. Государство нас топит, вся система, в том числе судебная, этому содействует. При моём руководстве нам пришлось пройти 98 судов! И все они завершались не в нашу пользу. Чего только стоило дело с прудами! Четыре года мы судились!

– Что ж за дело такое?

– На прудах в Калинино, где у нас раньше был комплекс по откорму скота, колхоз построил плотину. Министерство сельского хозяйства в своё время отдало некоему господину водную гладь в аренду, а земля и плотина принадлежали колхозу. Когда она начала рушиться, и вода из пруда утекала, к нам начал ездить госинспектор: «Плотина ваша, вы её должны ремонтировать». При этом выписывал нам ежемесячно штрафы по 70 тысяч рублей. А ремонт плотины по смете выходил стоимостью 24 миллиона. Значит, кто-то ловит рыбку в этих прудах, собирает деньги с рыбаков, а колхоз должен ремонтировать? Мы кое-как избавились от этой «собственности», но ремонт по суду всё же пришлось выполнить. Абсурдная ситуация – кто-то ловит рыбу, а мы ремонтируй. И таких «дел» у нас, повторюсь, было 98!

– Глупость или диверсия?

– Да кто разберёт?! У нас здание управления разбомбили однажды, вынесли сейф с документацией, так полиция даже расследовать ничего не стала. Сейф этот мы сами нашли в поле, пустой, понятное дело. Бывший сотрудник скот воровал – были свидетели, на глазах у которых он уводил бычков. Но он оказался не виновным. С поставщиками удобрений – мошенниками тоже попадали. Прошлым летом у нас сеносклад подожгли с двух сторон, загорелся скотный двор, где бычков откармливаем. Виновных не нашлось.

– В 2009 году предприятие удалось уберечь от банкротства и распада. Есть надежда на лучшее сейчас?

Наш народ вытерпел всё – трудодни, поборы, хрущёвские времена. Но, несмотря на это, наши колхозники сохранили хозяйство и производство. Сейчас осады продолжаются. Но мы намерены и дальше работать – производить качественное молоко, мясо. Лишь бы нам не мешали «потусторонние силы» и была помощь со стороны государства. 

Подготовила Евгения Симонова

Фото: Василий Батурин

Поделись с друзьями:

Один комментарий

  1. Александр Играев Александр Играев 02.03.2022

    Сильный мужик, Михаил!
    Знаю его много лет и все эти годы он в проблемах. Когда это закончится? Кто скажет?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять