Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Волонтер Мария Мажур:

«Трудная ситуация может стать стимулом для движения вперед»

Мария знакома многим жителям Козельского района. А особенно – многодетным и одиноким мамам. Ведь она всегда готова помочь тем, кому нужна помощь. Ее гараж возле дома, где хранятся одежда, мебель, продукты  открыт  24  часа в сутки. Волонтерка говорит: «Если меня нет, не ждите, заходите, берите то, в чем нуждаетесь». Именно Маша вызвалась недавно сделать ремонт в доме многодетной Марии Сергеевой из Подборок, той самой русской, которой мы все вместе помогаем получить российское гражданство.  

Кто и как может получить помощь от нашей героини, откуда берутся силы на добрые дела и какие уроки дал волонтерке иеродиакан отец Илиодор (Гайриянц)?  Об этом  и не только Мария Мажур рассказала газете «Козельск».

Инструкция для тех, кому нужна помощь

Маша, давай сразу о главном. Где и кто может получить помощь?

У нас есть центр «Рождественский» – помощь можно получить у них. Если там чего-то нет – можно спросить необходимое у меня. Мой номер: 89158978985.  В гараже возле моего дома вещи для детей от 0 до 6 лет. Если просимое не нашли, то запрашиваем у московских волонтеров под человека – то, что ему нужно. И они тогда уже это находят. Кстати, сейчас в соццентр подготавливается к приему беженцев: пока детей, но уже делают домик и для мам.

А при обращении к тебе нужны какие-то подтверждающие документы? Справки, свидетельства о рождении?

Эти документы нужны в центр. Мне – нет. Можно позвонить, приехать, рассказать ситуацию, потребность, а мы уже постараемся сделать все возможное, чтобы человек получил то, что ему необходимо.

Ты помогаешь именно мамам и детям?

Я обучалась этому на курсах в Москве. А именно: многодетные, малоимущие, аборты, матери-одиночки. Нам было необходимо научиться правильной помощи людям. От епархии нас отправили троих, в том числе и меня с Мариной  Владимировной  Куклиной. Бабушки, дедушки, бездомные, к сожалению, уже не наше направление.

Есть какая-то общая формула – как правильно помочь?

Нужно смотреть по ситуации. Как у нас с Машей Сергеевой – пришли, посмотрели, что надо сделать, определились. Нужно выстроить план действий, записать, наметить самое главное. Мы предоставляем же не только предметную помощь, бывает, что надо действовать поэтапно.

Всем помогать в удовольствие?

Большая часть мамочек пытается выкарабкаться из тяжелой ситуации. Стараются, и у них получается преодолеть себя. Но есть и пассивные. То есть те, кто живет за счет других: я бедна и несчастна, но я не хочу ничего делать.

Как с такими быть?

Ты знаешь, первоначально пытаюсь вытащить: объясняю, разговариваю. Но если человек не хочет сам себе помочь – в таком случае трудно что-то сделать. Например, я целый год билась с одной мамой. У нее трое детей, четвертым беременна. Живет на съемной квартире, своя – в разрушенном состоянии. Образованием, воспитанием детей почти никто не занимается. Я ей предлагала направить детей в «Рождественский»: они будут сыты, одеты, под присмотром. Но она отказывается, причем и сама не хочет делать ничего.  Изначально же думала, что с ней поработаем, она вытянется, и все наладится, но она не желает этого. Есть такие, и их много. И самое страшное и обидное – большинство из них молодые, до 30 лет. У них апатия, рассуждают примерно так: ну вот как есть, так и есть.

У вас есть психолог, который подключается в таких случаях?

Очень многие отказываются с психологом общаться. Одна из тысячи проблемных мам захочет встречи с психологом. Но остальные просто не хотят признавать и видеть критичность ситуации.

Улыбка ребенка вместо «спасибо»

Маша, я знаю, что ты уже пятый год как волонтер. Это твое единственное дело на данный момент?

Я работаю на полставки волонтером в соццентре «Рождественский», зарплату получаю только там. Но ты знаешь, мне кажется, это и не должно оплачиваться, ведь добрые дела и волонтерство – это не про деньги. И не должно выставляться бесконечно на показ, как сейчас часто встречается: я помог тем, дал этим, я – молодец. И выставил в соцсети. Так нельзя, это обесценивает волонтерство.

Скажи откровенно, какой у тебя личный интерес заниматься всем этим? Ведь сил отнимает, наверное, много.

Никакого интереса – если говорить о финансовой составляющей. Тут про другое. Часто ловишь кайф от улыбки детей, которым привозишь игрушки – адреналин просто сумасшедший. В таких случаях я сразу вижу результат своей работы. И слово «спасибо» бывает, что и не нужно – если ты видишь, как ребенок хватает то, о чем он так долго мечтал. Это самый большой плюс и самая большая радость. Это вот как раз заменяет все финансы.

Ты помогаешь людям с пристрастием к алкоголю?

Бывает, что когда люди находятся в тяжелой ситуации – жизненной, бытовой, финансовой – они пытаются залить свою проблему спиртным. В таких случаях я их связываю с соццентром «Рождественский». Там помогают справиться с этим недугом: кодировка, работа с психологом, врачами, направление после на обучение.

Маша – для Маши

Давай еще раз вернемся к истории Марии Сергеевой из Подборок…

В ней зацепило то, что она делает все возможное, но у нее реально не хватает времени. Причем большого количества времени. Но она старается, пытается, бьется. И самый большой плюс – у Маши нет вредных привычек. Все это вместе очень много значит. Если ей помочь, она будет дальше продолжать все это делать сама. А сейчас Марии помогают многие. Например, Александр – волонтер и благотворитель из Москвы. Москва вообще очень многое делает для наших многодетных. Нас поддерживают прихожане храма Введения во храм Пресвятой Богородицы в Южном Бутово, Инна из Звенигорода, Анна – благотворительный фонд из столицы тоже, да много, много добрых людей.

Ты говорила, что Машина ситуация напомнила твое детство. Расскажи, пожалуйста, какие трудности были у твоей семьи, когда вы переехали в Россию?

Мы приехали из Узбекистана, но уже с гражданством, потому, что мама у нас русская. И мама тоже здесь работала на ферме – и днем, и ночью там находилась. Нам в Сухиничах дали дом без окон и дверей: затягивали проемы клеенками, утеплялись. И когда я узнала про Машу, мне это сразу вспомнилось.

А сначала, какое-то время, мы жили в Оптиной – отец Илиодор привез нас из Москвы, потом уже уехали в Сухиничи.

Отец Иллиодор  был твоим духовником?

  Воспитывал, был духовником. Заложил в меня принцип: дали тебе в руку – передай дар в руку другому человеку. И ты не должен при этом ждать слов благодарности. Но он долгое время мне не разрешал заниматься волонтерством. А потом я как-то пришла к нему и говорю: «Батюшка, мне вещей привезли кучу». И он мне поручил раздать все это нескольким семьям. Две-три семьи, а потом понеслось – все больше и больше. И сейчас все это разрослось в большие масштабы. 

Угги, Барби и отец Илиодор

Маша, расскажи про отца Иллиодора побольше…

Ты знаешь, сначала боязно его было. Он ведь был большой, я почему-то тогда подумала: «Как ворон!».  Но потом, когда садилась с ним рядом, и он меня обнимал, было такое ощущение, как от солнца: тепло, светло. И когда тяжело, проблемы наваливались – идешь  к нему, он обнимает, и, успокаивая, дает вкусности: шоколадки, конфетки… И ты тоже начинаешь улыбаться, вслед за ним, заряжаешься от него добротой, спокойствием, радостью. И сил становится намного больше – как у телефона после зарядки. Он и сейчас меня не бросает. Когда я приехала от Маши, то села возле его могилки, говорю: «Батюшка, я ж не справлюсь! Как помогать? Откуда что брать?». Пришла домой, и буквально в минуту вопрос начал решаться. Уже на следующий день мы определились с финансированием отделки и мебели детской комнаты. Потом – пришли деньги на кухню. А на днях ребята уже должны закончить ее утепление и начать клеить обои. Помощь от отца Илиодора всегда колоссальная.

Он ведь при жизни тоже был таким волонтером, никого без помощи не оставлял…

Когда привозили на праздники подарки, то отец Илиодор их все раздавал. У него болели ноги, я и попросила знакомых привезти угги, легкие, хорошие, вместо ботинок. Я их принесла батюшке, он их померил – да, подошли. Чуть позже выхожу из храма и вижу: какой-то послушник идет в этих уггах. Я спрашиваю у отца Илиодора: «Батюшка, где угги?». А он мне: «Смотрела фильм «Остров»?». Отвечаю, что да, три раза. А батюшка: «Не правильно поняла, пересматривай!». Поняла, конечно, про что он. И сколько раз такое бывало, что привозили для него лично, а он это все раздавал. «В келье все!», – говорил нам в таких случаях. Ну а если в «келье», – то про это можно забыть, отдал точно кому-то, а нас просто так успокаивал, не хотел расстраивать. Вот это больше всего и запомнилось: он пытался всех обогреть, обнять, всем помочь. Куда-то вечно бежал, постоянно что-то делал. Когда он ушел от нас, я должна была утром вести гуманитарную помощь. За воротами моего дома стояла «Газель», ее нужно было загружать, но пришло сообщение, что батюшка умер. У меня была истерика, и я поездку решила отложить. Дохожу до двери в дом, и меня, как будто кто-то ударил по затылку: вспомнились слова отца Иллиодора: если хоть одно доброе дело за день сделал – он прошел не зря. Я разворачиваюсь и иду грузить машину.

Кроме мам с детьми кому-то еще помогаешь?

Храмам, приходам. Это в основном подарки, игрушки, деньги на ремонт. И опять вспомню из детства, как учил меня отец Илиодор: отдашь одну вещь – тебе Бог даст десять. Я прожила это на собственном опыте. Раньше, в 90-х были очень популярны куклы Барби, я так мечтала о них!.. Но понимала: вряд ли получу, очень дорогие для моей семьи. А перед Рождеством мы украшали гимназию, и я отрубила себе дверкой часть фаланги пальца. Меня отправили в больницу, фалангу пришили. Батюшка приехал меня навестить и чтобы подбодрить, отдает мне … двух Барби. Я была такая довольная! Сразу же забыла про свой палец. И тут пришла девочка, она так смотрела на моих кукол, что батюшка не выдержал. Отдай, говорит, одну. Я ни в какую. А он мне: «Машенька, Господь тебе десять даст взамен за твою доброту». Я это поняла тогда по-своему, по-детски, но куклу девочке отдала.

Не стесняйтесь просить!

А у тебя самой большая семья?

Двое детей, со мной живет дочка, сын учится в Сухиничах на штукатура-моляра: решил пойти по бабушкиным стопам. Дочка учится в козельской 4-ой школе.

Хватает на них сил и времени?

Бабушки помогают, времени, действительно, не так уж много. Я могу их собрать вместе, куда-то съездить с ними, погулять. Но бабушки часто запрашивают помощи у меня, когда дети их не слушаются. Они ведь как: сначала разбалуют, а потом жалуются.

Молодые мамы часто жалуются на трудности, которые возникают при рождении ребенка. Как ты считаешь, им нужна помощь или наоборот: сложности – это благо, и помогают воспитать характер?

  Я родила рано, помощи, как таковой от государства не было в то время. А сейчас смотришь на девочек 18-19 лет, которые забеременели, и становится дико от того, что они говорят: «Куда мне рожать, зачем? Да я его брошу, мне тяжело!». Нет, не тяжело, нормально все будет. Временные трудности могут стать хорошим стимулом. Я когда родила, и училась, и работала. Сейчас моему сыну 18 лет, мне – 33, и я рада, что сложилось так, а не иначе. У нас люди не злые, и если каждый, по цепочке, станет делать что-то хорошее, то потом это вернется к нему обратно. Воедино все будет крепче. А не так: я все возьму себе, а другие – как хотят. Часто случается, что самые близкие люди отказываются друг от друга. Но это плохо, мы должны быть опорой. Многие люди нам готовы помогать. Правда, не все нуждающиеся это понимают.

Бывает так, что многие просто стесняются. Это нормально: просить о помощи?

Конечно! Тут не должно быть стеснения. Но за 4 года я поняла: большей частью за помощью обращаются те, у кого есть и так достаток. А те, кто действительно находится в тяжелой ситуации – они боятся или стесняются. Стеснение – это своего рода гордыня: я не могу, что обо мне подумают? Тут надо через свое «я» переступить. Неважно, что подумают посторонние, надо, прежде всего, думать о том, что у тебя есть. А есть дети – это самое главное, и им нужно очень многое. Поэтому мама должна сделать все, что бы им было хорошо. Переступить через предрассудки, себя и думать исключительно об удобстве своих детей.

Немного про отдых

Тяжело видеть людей в критических ситуациях, как ты снимаешь стресс, расслабляешься?

Я научилась не пропускать через себя все то, что вижу на работе. Потому, что выгоришь моментально, актив сумасшедший. Когда тяжело – еду в Оптину. Похожу, погуляю – становится легче. Могу зайти в храм, где нет службы, посидеть в тишине, заснуть, а потом проснуться и почувствовать себя лучше. Ну и мирские расслабления не чужды: помогают танцы. Беру подруг, едем в баню, попариться, сделать маски, потанцевать. Девочки, такие девочки. У меня многие спрашивают: когда я начну что-то делать для себя. Отвечаю: Бог не дал мне большого жилья – значит, мне это пока не надо. Но гараж для хранения вещей мамочкам все-таки к следующему году поставлю новый – старый уже рассыпается.

Беседовала Анастасия Королева

Фото: Василий Батурин, из личного архива Марии  

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять