Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Прожила я жизнь длинную, а в душе осталась 18-летней девчонкой». Участница козельского хора ветеранов Мария Золотарева поделилась рецептом молодости  

«Дитя войны», «Ветеран труда», «Отличник культуры» – вот неполный список ее наград. О судьбе, работе и творческом пути мы решили поговорить с женщиной-ветераном вскоре после ее 85-летия. Встречу назначили в Дешовках, в небольшой квартирке нашей героини, в которой она прожила всю свою интересную творческую жизнь.

Стены квартирки Марии Сергеевны увешены фотографиями, с помощью которых нетрудно проследить всю её биографию. Вот она в молодости, а вот уже с сыновьями, внучкой, племянницами. А вот отреставрированная фотокарточка ее папы, с георгиевской ленточкой на уголке…

«Фашисты на мотоциклах катили целой волной…»

– Мария Сергеевна, Вам было всего 4 года, когда началась Великая Отечественная. Что врезалось в память из того времени?

– Помню, как вечером на черных мотоциклах с зажженными фарами фашисты от большака вниз к нашей деревне Плюсково катили целой волной. Осталось в памяти и то, как они расположились в яблочных садах.

В наш дом они натащили соломы в полстены, на нее положили спальные мешки на молниях и в них спали. А нас на кухню сдвинули, там мы и ютились. Одного из фашистов помню до сих пор – рыжий длинный финн был. Он был настоящим зверюгой, от которого все прятались… Хоть нас они и не трогали, но все равно мы их боялись.

– А где в это время был Ваш папа?

– Отец мой, Сергей Иванович Шорохов, родился в Плюсково в 1911 году, там же работал в колхозе бухгалтером. Когда началась война, его из-за глухоты на одно ухо не призвали. Но когда сосед ушел на фронт, отец не выдержал: «Дядя Коля ушел, а я – дома?». И пошел воевать добровольцем в конце июня 1941 года.

– И как сложилась судьба Вашего отца дальше?

– Он погиб в 1942 году, в тот период, когда генерал Власов сдал армию немцам. Сначала пришло письмо о том, что отец пропал без вести в октябре 1941 года. А подробности узнали, лишь когда вышла Книга памяти, где имена всех все наших погибших были записаны. Там мы и нашли подтверждение: отец погиб под Смоленском…

Когда наступил День Победы, столько было радости! Но мое детское зрение вырвало семьи, в которых, как и в нашей, не дождались своих героев. Особенно тяжело было смотреть, как детишки теребили мам за подолы и плакали. Это осталось у меня в памяти на всю жизнь.

«Тетя Аня была святым человеком…»

– А мама моя Евфросинья Егоровна Шорохова тоже родом из Плюсково. Всю жизнь работала в колхозе. Особенно тяжело ей пришлось в послевоенные годы. Днем работала дояркой, а ночью караулила свиноферму, чтобы нас прокормить – меня и двух младших сестер. Дома держала корову, овец и гусей.

Мне лет восемь было, а я уже вовсю работала в колхозе, помогая маме зарабатывать. На покос ходила с граблями, таскала со всеми волокуши, стоговала сено. А сестры Валя и Таисия в это время хлопотали по дому.

– Мария Сергеевна, а какие события в Вашей судьбе оставили самые теплые воспоминания?

– Сестра моего отца – Анна Ивановна Шорохова, заслуженный учитель РСФСР, жила в Сухиничском районе. Её жених тоже не вернулся с фронта. Но, уходя на войну, привел невесту к своей матери и сказал: «Эта моя будущая жена. Вы должны быть вместе». И они с тетей Леной так и жили.

Анна Ивановна каждый год покупала нам форму к школе, книжки, тетрадки. У нее была такая душа! Она никогда не думала о себе: только заботилась о том, чтобы школа была в порядке, чтобы ученикам было хорошо, и чтобы нам с мамой было полегче.

Каждый отпуск и в каждый свободный выходной мы ехали к тете Ане. И находили там не только приют, но и моральную поддержку, чувствовали ее неземную любовь. Тетя Аня была святым человеком. И домом для нас была не только ее квартира в деревне Соболевка, но и школа в Сухиничах, в которой она работала последние годы. А до этого были еще две, которые она превратила в сказку!

– Повлияла ли на Ваше будущее тетя Аня? После школы Вы, наверняка, решили стать учительницей.

– Я – жизнелюбивый человек. Когда девчонкой росла, то всегда помогала кому-то, что-то делала, участвовала во всех событиях. И по окончании школы, председатель хотел оставить меня в колхозе кладовщиком работать. Но я поехала в Калугу и в 1960 году закончила в культпросветучилище на клубного работника. После чего меня направили работать в деревню Дешовки директором нового Дома культуры. В том же году я вышла замуж, родились сыновья – Сережа и Саша…

«Дешовки, Березичи, Козельск»

– Началась у меня новая жизнь. Чего в ней только не было – самодеятельность, семинарские занятия культработников, библиотечная работа и в избирательной комиссии на выборах.

Даже участвовала в эксперименте по повышению урожая картофеля. Было это так: сеяла на участке рожь, потом ее собирала, а стерню – перепахивали. И залежь стерни, видно, помогала. Действительно урожай был: года три без навоза картошка вызревала такая, что соседи приходили смотреть.

Но в семидесятых годах мой муж умер. Женихи появлялись, да. Замуж звали, но я решила сама детей поднимать. В библиотеке работала, 90 рублей на троих получала. И еще художником-оформителем на ферме трудилась. Мне квартиру за это после дали.

Здесь весь мой 30-летний труд в Дешовках, – говорит Мария Сергеевна, открывая альбом с фотографиями, – поездки, экскурсии, выступления, праздники. А вот удостоверения и награды.

– Ого! Вы несколько раз становились лауреатом конкурса самодеятельного художественного творчества?

– Да. Когда я в 23 года только пришла работать в Дом культуры, впервые услышала Дешовский хор и все – больше с ним не рассталась. Ходила на репетиции, ездила на выступления с коллективом в Москву, Липецк, на Украину, в Польшу, на фестивали народного творчества. Интересно мы и весело жили… Из нашего прежнего состава, к сожалению, уже все умерли, одна я осталась. Но эти 30 лет, что я работала в Дешовках и пела в хоре, останутся в моей памяти, как самые светлые…

А после 30 лет работы в Дешовках, куда Вас судьба привела?

– По состоянию здоровья я перешла на работу в село Березичи, где открылся филиал библиотеки и требовался сотрудник. Так что последние годы своей трудовой жизни я провела там. Проводила различные встречи, вечера по старине, по народным традициям c жителями, устраивали праздники с детьми.

– И, конечно же, продолжали петь?

– Конечно, на новом месте я опять не успокоилась. В Березичах были такие голосистые девчата, что редко встретишь: Анна и Татьяна Злобины, Вера Петухова, Люда Прочай. С ними мы создали ансамбль «Березка». Конечно, особого таланта к музыкальному руководству у меня не было, зато было желание. Я возглавляла наш коллектив несколько лет, а пела в нем около десяти лет. И на районных смотрах мы всегда занимали хорошие места.

Дом культуры в Березичах закрыли. Теперь хор собирается на дому, у каждого по очереди. Приглашают туда баяниста, сами ему платят. Пока они на таком положении, но все равно приезжают на смотры и отлично выступают. Ведь коллектив сейчас в надежных руках Анны Бауэр из Дешовского ДК.

– А как Вы попали в ветеранский хор?

– Когда я закончила работать в библиотеке, девчата из ветеранского хора Козельска, которому, кстати, в этом году исполняется 70 лет в этом году, приехали ко мне домой. И вот почти 15 лет я пою в этом коллективе. В общем, жизнь продолжается!

«Поэтический дар»

– Мария Сергеевна, но Вы ведь еще и стихи пишете. Одно из них, посвящённое вдовам, я слышала на празднике Клуба ветеранов. Когда Вы в себе открыли поэтический дар?

– Было это в 1992 году. Задумали мы праздник в библиотеке в Березичах – проводы доярки на пенсию. Искала я что-нибудь подходящее прочитать – ничего нет. И решила написать, – улыбается Мария Сергеевна, достаёт свою рукописную тетрадь и начинает читать:

-Ты с зарею вставала рано, по росистой тропинке шла.

И буренки тебя встречали, их ласкала твоя рука:

То окликнешь, а то приласкаешь. А Буренка руку лизнет.

За работу и ласку такую уважает тебя народ…

И вот стала писать. Интересная судьба у одного моего стихотворения. Иду я, значит, на работу в Березичи. Перед кладбищем стоят три березки: молодые такие, раскидистые. Шла, шла, и получилось само собой стихотворение:

– Три березы стоят у дороги, укрывая листвой своей землю,

Мать – родная земля проводила, самых лучших сынов на войну.

Мать родная припала к березкам, ждет сыночков своих она, ждет,

Только ветер с кровавого поля весть недобрую матери шлет.

Жизнь отдали они за Отчизну, за народ и за отчий свой дом, –

Каждый год к Неизвестной могиле мы тропой проторенной идем.

Вспоминаем мы их молодыми и надежду лелеем в сердцах,

Что живут они в наших потомках, и улыбка у них на устах.

Люди, будьте достойны погибших, сохраните Землю от беды,

Чтобы павшие наши герои спать спокойно в могилах могли!

Спите, милые, спите спокойно: ваш покой охраняет народ, –

И Победа великого боя никогда, никогда не умрет!

Это стихотворение, посвященное памяти моего отца, когда-то печатали в областной газете «Весть» и в нашей районке. А в ветеранском хоре Паша Казакова написала мелодию. Теперь эту песню на мои слова дешовский ансамбль исполняет у памятника Героям Великой Отечественной, установленного в селе.

«Мне несложно, еще сил хватает…»

Как живете Вы сейчас, где ваши детки, внуки, сестры?

– У меня остался один сын – Александр. Прекрасный мужчина, у которого было своих двое деток. А когда у его жены умерла сестра, остались девочка и мальчик. И Саша с невесткой забрали их к себе. И всех четверых детей поднимали. Все они выросли, получили образование, трудятся. У младшей внучки моей двое деток: мои правнуки – Ванечка и Анечка. Сын живет в Козельске, а внучки в Калуге. Все живут хорошо. Меня навещают.

Чем Вы занимаетесь на пенсии, не трудно Вам одной жить?

– Мне несложно – еще сил хватает. Правда, когда старший сын Сергей в 46 лет умер, я очень тяжело это перенесла. И сестер уже нет в живых. Зато есть младший Саша и его семья – мои внуки и правнуки. Все живут хорошо  и меня навещают. А я сама пока справляюсь: в магазин хожу, зимой лыжами занимаюсь, осенью – за грибами, летом – огородик. Вот еще и рукодельничаю, чтоб нескучно жить было: внучке шапку связала.

Вообще мы в Дешовках дружно живем. А если возникнет какая-то проблема, то помощи просить не надо. Мы ведь в Дешовках все дружно живем: к любому соседу обратись – он всегда поможет. Люди у нас здесь хорошие. Жаль только, что колхоз распался. Все сразу затихло, будто умерло.

«У нас человек человеку – друг»

– Мария Сергеевна, после ковидных ограничений встречи в Клубе ветеранов, в котором Вы состоите, возобновились. Вас на последнем торжестве поздравили с 85-летием. А ведь скоро День Победы…

– Да, мы уже готовим репертуар. Обычно наш ветеранский хор выступает там, где проходит парад – около РДК. Нас также приглашают и в школы выступить перед учениками. Но мы им не только поем, но и беседуем о любви к Родине, о том, что надо знать историю своей семьи, своих предков.

– Вы, как человек, переживший Великую Отечественную, что хотели бы пожелать современной молодежи?

– Чтобы они внимательнее разбирались в людях и в жизни, не уходили в интернет, где полно ненужной информации. А смотрели бы больше на своих людей-тружеников. Ведь мы и в космос ракеты запускаем, и строим корабли. Не надо лениться, сейчас необходимо получать образование и работать на благо своей Родины. Главное. чтобы все помнили, какой ценой наши отцы и деды отстояли  мирную жизнь.

Молодежь думает, что за рубежом сказка. А когда туда попадают, то убеждаются, что там человек человека съедает. А у нас человек человеку – друг. Вот эту дружбу между людьми надо сохранять, и память о том, что они из великой страны! В своей округе я не встретила ни одного человека, который бы был против нашей Родины и против того, что мы защищаем своих людей. Все это понимают. Нет у нас таких, кто сказал бы: «А зачем? Нам это не надо».

Прожила я жизнь долгую и трудную, а в душе осталась 18-летней девчонкой, – смеётся моя собеседница, но тут же серьёзно произносит, – многие сейчас живут только для себя, а отдачи – никакой. Увидела я однажды, как одна спекулянтка продавала на базарчике капусту. Подошла к ней бабушка, которая еле концы с концами сводит. А та ей кочан капусты за 150 рублей продает! Я потом подхожу и говорю: «Что ж ты делаешь? В магазине он стоит 53 рубля!» Хочется, чтобы молодежь не росла такой, и чтобы у нее была совесть.

О традициях и колхозах

– Вижу над Вашей входной дверью веточку березы. Она с Троицы?

– Да. Люблю старинные праздники. Кстати, с березами у меня связана одна очень хорошая история. Когда я перешла на работу в Березичи, то недалеко от клуба с детишками посадили мы молодой березовый парк, где потом Троицу справляли, хороводы водили. А сейчас деревья большие выросли, и дети тоже – у всех уже семьи.

– Наверняка многие из них, как и другие уехали из деревни?

– Да, они работают в городе или областном центре. А кто остался и не нашел свое дело – есть такие, они как-то по жизни болтаются. В колхозе, конечно, было удобно: встал, поел, иди. Вот она – работа: трудись и получай. Доярки по 450-500 рублей зарабатывали, и это без премий. Еще по 3-4 поросенка держали,  корм-то в колхозе можно было купить. И куда все это девалось? Колхозов не стало, и хозяйств – тоже. Но, может, в связи с нынешней экономической ситуацией, все начнет возрождаться – появится работа, и молодёжь вернется на родную землю. Ведь это было бы так здорово!

Беседовала Наталия Шеховцова

Фото: Василий Батурин

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять