Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Учим их быть богатыми: знаниями, интеллектом, опытом». Замещающие семьи Козельского района  делятся секретами воспитания хороших людей

В последнее время вновь заговорили о том, как воспитывать патриотов, как не потерять связь с детьми еще в детстве, что нужно делать, чтобы ребенок учился ответственности и заботе. На эти вопросы пытаются ответить чиновники, разного рода эксперты, психологи, но мы решили, что лучше всего об этом знают те, кто воспитывает не только своих детей, но и приемных. Вот уж точно, у таких родителей, есть чему поучиться. Истории правильного воспитания от многодетных козельчан – в нашем материале.

Но сначала немного о том, что же такое замещающая семья. Тут все просто –  это семья, в которой есть приемные дети. На 1 апреля в Козельском районе зарегистрировано 55 приемных семей, в них воспитываются 99 детей;  37 опекунских семей, в которых 43 ребенка, и 2 семьи усыновителей.

«Козельский район по замещающим семьям в числе первых нашего региона. Если точнее, то мы на четвертом месте в области», – рассказала нам заместитель начальника отдела опеки и попечительства социальной защиты, Лилия Михайловна Кулишева.

Приемными родителями, как правило, становятся посторонние ребенку люди. Начинают они с визита в соцзащиту, куда предоставляют пакет документов. Сотрудники рассматривают их, и только потом выносят заключение – может ли эта семья взять приемного ребенка. Ответ будет положительным, если у пары отсутствуют медицинские противопоказания, нет судимости, а жилищные условия признаны благоприятными.

Но это еще не все: потенциальные мама и/ или папа обязательно должны пройти обучение в школе приемных родителей.

А теперь перейдем  к поучительным историям.

По примеру прадеда

У Татьяны Николаевны Колесниковой двенадцать детей, из них двое кровных. Самым младшим – 12, старшему – 33. Она утверждает, что у нее это «наследственное, видно заложено генетически». «У моего прадеда, когда он жил в Казахстане, погиб друг. Его сына мой прадед взял к себе и вырастил, как родного. А я, когда еще была маленькой, просила  своих родителей взять к нам в семью детдомовских детей», – рассказывает Татьяна. Первой ее приемной дочкой стала Катя, а потом и ее сестра Алена: «Девочка отказалась идти ко мне в семью. Но мы с ней тесно общались, она ко мне приходила, делала уроки, росла у нас в семье, сейчас приезжает, я ее тоже считаю своей дочкой».

В 2006 году Татьяна  взяла в семью Наташу. У девочки был диагноз «алалия 1 степени», то есть она совсем не говорила. Татьяне пришлось немало потрудиться над развитием ребенка.

«Я водила ее на танцы, рукоделие, резьбу по дереву, оригами – развивали моторику, физическую форму. Ведь дочка попала к нам педагогически запущенным ребенком. Мы вместе с логопедом и учителем козельского интерната работали над развитием речи, и она начала говорить», – вспоминает Колесникова.  

Наташа окончила школу и уже работает швеей.

Еще одна история – мальчика Тимура, которому ставили гипохондроплазию: заболевание, когда  ребенок совсем не растет. «Когда мы его взяли, ему было 3 года, а рост – 84 сантиметра. И меня даже пытались отсоветовать брать мальчика в семью. Но, слава Богу, через три года пребывания у нас, ребенку диагноз отменили. Сейчас уже вырос, окончил школу, учится в колледже на повара, а рост – 164 сантиметра», – улыбается Татьяна Николаевна. Она говорит, что всегда понимала свою ответственность перед детьми. Ведь воспитание – это же не только про накормить и одеть ребенка.

 «И я сейчас, видя достижения моих детей, благодарю Бога, что дал мне сил и разума, вложить в них все это. Ведь где бы мы ни были, мы всегда мысленно возвращаемся в детство. Если ребенку в это время было хорошо, то и дальнейшая жизнь у него сложится хорошо, заложит то, что получил и своим детям», – убеждена Татьяна Колесникова.

«Мама отправилась рожать!»

Ирина Ильинична Серегина воспитала 15 приемных и 7 кровных детей. Самому старшему сейчас 40, а младшей – 10. А началось все с опеки над племянником мужа. «Он потом пошел учиться в интернат, познакомился с мальчиком, мы и его забрали в семью. А потом и сестру мальчика», – рассказывает Ирина. 

В основном все дети Серегиных были социальными сиротами, то есть формально родителей имели. 

«Нас они называют «мама» и «папа», но сами, мы не настаиваем. Помню, забирала Ксюшу из интерната, она спускается по ступенькам, смотрит на меня своими глазенками и говорит: «Ты теперь будешь моя мама?»», – вспоминает Ирина Ильинична и, улыбаясь, рассказывает нам семейную шутку: «Если кто-то в опеке мне сообщает, что есть ребенок, то я уже знаю – он мой, хоть еще и не видела. Муж в таких случаях говорит про меня: «Наша мама скоро будет рожать!»». 

Дом у Серегиных большой, места всем хватает. А когда мама занимается с одним ребенком – сразу, кружком, подключаются и остальные. 

«Приучаем к милосердию через заботу о животных»

В семье Натальи Владимировны Жигадло и ее мужа Тришина Дмитрия Михайловича растут пять приемных и четверо кровных детей.

«В детстве, когда я смотрела фильмы, где бросают младенцев, всегда думала, что если мне подбросят ребенка, то возьму его себе», – признается Наталья. Она с мужем, который ей помогает и поддерживает во всем, на одной волне. А еще супруги считают, что детей нужно учить самостоятельности, «ведь часто в детских домах они думают, что булки растут на деревьях».

Ребята Натальи и Дмитрия с удовольствием помогают и папе, и маме на кухне. Дежурят – следят за порядком в доме, потом, в конце недели, свою очередь передают другому. И опекают животных: в доме 4 кошки, 3 собаки. «И это тоже воспитательный метод: они одного из котят принесли с улицы, он был новорожденным. Кормили из пипетки, вставали для этого по ночам, выходили», – рассказывает мама Наталья.

Опека над тремя сестрами

Есть и такой вид замещающей семьи, как опекунская. По словам сотрудников отдела социальной защиты, опекунами становятся близкие родственники детей: дедушки, бабушки, сестры, братья, дяди, тети. Им выдается постановление о предварительной опеке и полгода на сбор документов – они такие же, что и для приемных родителей.

Тридцатилетняя  козельчанка Диана Медведева  мама шестерых детей, из которых трое – ее младшие сестры. Диана взяла их в опеку после смерти матери.  «Стоял выбор: или детский дом, или моя семья. Я тогда уже была замужем, мы с супругом подошли к этому серьезно и решили взять их к себе. Бывало всякое: и хорошо, и трудно. Мне, когда я приходила на консультации в опеку, советовали делать разницу между детьми и сестрами-подростками, в том плане, что не стоит окутывать их чрезмерной заботой», – рассказывает Медведева.

Сейчас, прежде всего, Диана приучает своих сестер к мысли, что они семья, и должны поддерживать друг друга во всем. «И еще учу их быть богатыми: знаниями, интеллектом, опытом. Делаю акцент на то, чтобы сохранить то, что у них сейчас есть: не потерять, а приумножить это. Они сейчас взрослеют – Лиза, старшая живет в Калуге, но на выходные всегда приезжает сюда», – говорит Диана.

Подготовила Анастасия Королева, фото из семейных архивов

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять