Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Служи, молись, проповедуй…» О жизни сельских приходов – в интервью с настоятелем храма Архангела Михаила в деревне Слаговищи иереем Львом Шиповским

На самой высокой точке Козельского района расположена эта деревня с многовековой и впечатляющей историей. Не так давно центром духовной жизни здесь стала великолепная деревянная церковь.

Несколько лет назад по инициативе местного жителя Юрия Коновалова всего лишь за год был возведен храм. Церкви здесь прежде не было, хотя в былые времена число жителей доходило до трех тысяч человек.

В 2018 году на день памяти Архистратига Божия Михаила, 21 ноября, пришлось тройное торжество: состоялось великое освящение храма, отмечался престольный праздник и прошло рукоположение во священника диакона Льва Шиповского, который и стал настоятелем прихода.

Прошло четыре года. И вот отец Лев окормляет уже три сельских прихода: в Слаговищах, Чернышено и Киреевском-Втором. Также он несет священническое послушание в монастыре Успенская Феклина пустынь.

Как живут новые деревенские приходы, в чем их особенность и какие заботы у сельского батюшки? Об этом мы и поговорили с иереем Львом, отправившись в приходской храм деревни Слаговищи.

Путь к священству

34 года назад на праздник Казанской иконы Божией Матери Михаил Шиповский, отец батюшки, впервые приехал в Оптину пустынь. Ощутив силу благодати Божией, присутствовавшей в восстанавливаемом монастыре, глава семейства пришел к мысли о переезде. Наместник монастыря архимандрит Евлогий благословил супругов Шиповских остаться в Козельске, купить дом и жить поближе к монастырю. Так Михаил с женой Татьяной и пятью детьми поселились в святых местах…

– Отец Лев, вы родились уже в Козельске?

– Да. Из роддома нас с братом Макарием забирали наш папа и будущий скитоначальник монастыря отец Тихон. Тогда он был еще мирским человеком, приехавшим в монастырь потрудиться, и был другом нашей семьи.

– Вас, кажется, крестили в честь Преподобных Оптинских старцев Льва и Макария?

– Да, мы с братом – двойня. Тогда старцы Оптинские были местночтимыми святыми, их в 1996 году канонизировали. Но родители все же назвали нас в честь первых Старцев.

– Вы, наверное, всегда находились под их молитвенным покровом?

– Безусловно. До сих пор понимаю, что житейское море не потопило мой корабль лишь молитвами Оптинских старцев.

Все детство мы всей семьей ходили в монастырь, в скит Иоанна Предтечи, где люди «горят» церковной жизнью, монашеством, служат ночные богослужения. Мы окормлялись у отца Тихона. И молитвами своими нас далеко от церкви Преподобные старцы Оптинские не отпустили. 

Удивительно! Ваш брат Макарий ведь тоже стал священником?

– Да, после окончания школы мы с Макарием поступили в семинарию. Не было другого варианта, кроме как церковная жизнь и церковное служение. Не представляли, чтобы пойти куда-то, например, в математики или военные.

Для меня вопрос состоял только в выборе – монашество или священство. Хотелось монашества, но я видел его тяжелый крестный путь. И присутствовал страх, что не смогу полностью отказаться от своей воли и посвятить себя служению.

В семинарии я был связан только с приходскими священниками, ездил и помогал на приходах. Естественно, духовно прикрепился к такой жизни.

Миссионерство на Урале

– После семинарии, насколько я знаю, вы подвизались на приходе в Нижних Прысках?

– Это удивительный приход! Тогда был жив батюшка Леонтий, который всех объединял любовью. Мы учились вместе с отцами Тихоном и Симеоном – его внуками. Все семинаристы, которые не получили назначение, вокруг этого прихода объединялись.

И послушания там, в храме Преображения Господня, в качестве певчего и регента нес и я, и брат.

– А как проходил ваш дальнейший путь до рукоположения?

– По приглашению священника, учившегося в Калужской духовной семинарии, который был родом из Челябинской области, я поехал в Миасс. Помогал создавать мужской хор, попутно преподавал в воскресной школе для взрослых и был куратором христианского молодежного объединения при приходе.

– Вы трудились в большом городском приходе на Урале. Чувствуется разница в служении, жизни здесь и там?

– Разница колоссальная между центральной Россией и духовной жизнью Урала.

Помните, когда в 90-е открывались храмы, то все «горели», бежали, были готовы жить в шалашах – лишь бы рядом с монастырями, лишь бы строить храмы? Здесь же, где  множество храмов, монастырей и есть доступ к церковной жизни, люди более выборочно относятся.

А на Урале как в 90-е, так и сейчас бабушек после службы невозможно из храма вывести. Они остаются на молебны, панихиды, стоят в очереди, чтобы сделать уборку в храме.

Я жил при приходе, где храм только строился. Не было возможности нанять кран. Так бабушки таскали кирпичи по строительным лесам и подавали рабочим, чтобы быстрее стройка шла. Как Ксении Петербургские! У них жизнь «огненная», они прямо бегут в воскресные школы: четыре года занимаются по 30-40 человек в группе, с рвением все изучают, читают все время.

Важно, когда у прихода есть самый ценный ресурс, который поддерживает храм. Это не только священник, но и та паства, которая его окружает, – прихожане. Даже если есть десять человек, священнику уже легче.

– Да. Насыщенная у вас была жизнь!

– Приход был большой. Через молодежное содружество мы просвещали и горожан, и организовывали досуг верующих людей: кинолектории, библейские чтения, поездки, походы. Чтобы была настоящая приходская жизнь, которая объединяет, поддерживает, отвечает на вопросы людей. И трудности всегда легче переносить вместе.

Так было до того момента, пока не встал вопрос о несении послушания в качестве священника – где и как? Я закончил семинарию в 2012 году и последующие шесть лет я все-таки духовно шел к священству. Проходил период становления личности, набирался опыта.

Но то, что я делал до того, как стать настоятелем, – это совершенно разные вещи.

Служение Богу и ближним

– Отец Лев, расскажите, пожалуйста, как вы вернулись в родные края?

– Моя супруга Пелагея – из Калужской области, и по семейным обстоятельствам я не смог остаться в Миассе. Мы вместе пришли к мысли, что лучше начинать с родной земли и быть ближе к корням – в Козельской епархии.

А отец Макарий, который присоединился ко мне на Урале, после женитьбы и рукоположения остался в Миассе. Обычно все хотят быть ближе к центру, столице, но видя «горение» уральских прихожан, невозможно их покинуть. И брат говорит: «А на кого я их оставлю?».

– А ваши пожелания учитывались при определении на приход?

– Конечно! Наш владыка Никита в этом плане очень разумно поступает и по-отечески заботливо. Учитывает и твои семейные возможности. Предлагает съездить на приход, посмотреть, подумать, посоветоваться с семьей и духовником, чтобы не было невзвешенного решения. Предупреждает заранее о трудностях.

– Как получилось, что вы стали настоятелем в Слаговищах, а потом и в других храмах?

– Изначально владыка предложил этот приход. Заодно поехали в село Чернышено: посмотреть этапы строительства церкви в честь святых благоверных князей страстотерпцев Бориса и Глеба. Владыка благословил меня и туда, поскольку ближайшего священника там не было. А надо было смотреть за строительством, решать вопросы. Так и получилось, что приход остался за мной.

В деревне Киреевское-Второе храм в честь святого блаженного Лаврентия Христа ради юродивого, калужского Чудотворца освящен год назад – 18 сентября, после трех лет строительства. Я узнал, что стану в нем настоятелем в день освящения: больше было некого. Ведь есть проблемы с зарплатой и с жильем для батюшки.

Продолжение интервью с отцом Львом читайте в свежем номере районки 8 сентября

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять