Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Они сражались за Родину». Письмо в редакцию

В этой статье я хочу рассказать о событиях, которые происходили  при освобождении территории Воронежской и Белгородской областей и речь пойдет о жестоких боях не за крупные города и  крепости, а за обычные села и безымянные высоты. 

Ровно 80 лет тому назад фашисты пытались захватить город на Волге. Они разрушили и выжгли там все живое, но населенный пункт так и остался  непокоренным. Собрав силы, наша армия нанесла такой удар, что фашисты сами попали в котел. Тогда, в ноябре 1942 года, под  Сталинградом, была окружена 300-тысячная  группировка  противника.

В разгар боев по ликвидации этой группировки, Ставка разработала ряд новых операций. Одна из них была запланирована в зоне действия Воронежского фронта и предусматривала разгром гитлеровцев в районе Острогожск- Россошь. В этих боях принимал  участие и мой отец, Михаил Абрамович Попов, из села Лобино, Краснозерского района Новосибирской области. Он был наводчиком  45-мм противотанкового орудия  48-й гвардейской стрелковой дивизии.

Михаил Попов

Хочется сказать, что для Михаила Абрамовича дни, когда он сражался на Воронежской и Белгородской земле, многое напоминало родное Лобино. Природа и населенные пункты на Дону и в Новосибирской области были очень похожи между собой – те же редкие околки, одинаковые дома с белыми стенами и соломенными крышами, колодезные «журавли». Но особо трогало душу молодого бойца то, что это была родина его родителей. В начале 1900-х годов их семьи в числе многочисленных переселенцев из центральных регионов России, выбрали Лобино для своего нового места жительства. Даже улицу они назвали КОРОЧА – городом в Белгородской области.

Эшелоны из-под Тулы с бойцами 3-й танковой  армии и входившей в ее состав  48-й  гвардейской дивизией стали прибывать на ст. Калач в конце декабря 1942 года. Во время разгрузки, рассказывал отец, фашистские самолеты нещадно бомбили. Гибли бойцы, повреждалось вооружение, уничтожалось горючее и боеприпасы.

Чтобы обеспечить скрытность размещения войск, пеший переход до Кантемировки бойцы 48-й  гвардейской дивизии (138-й, 143-й, 146-й гвардейские стрелковые полки) производили только ночью. Свой 120-и  километровый маршрут по замороженной степи они преодолели всего за три перехода.

В  газете «Козельск» № 65-66 (от 25 августа 2022 года) была напечатана статья о кровопролитных боях под Калугой летом 1942 года, после которых 264-я стрелковая дивизия за стойкость и  героизм была переименована в  48-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. Формировалась дивизия из призывников самых разных областей и республик Советского Союза. В подготовке новобранцев к боям принимали участие опытные бойцы, оставшиеся в строю после страшных  боев под Москвой и Калугой. Среди тех, кто учил побеждать, был и Михаил Попов. 

Морозным утром 14 января 1943 года гвардейцы 48-й стрелковой пошли на прорыв в главном направлении. При подходе к совхозным постройкам «Красный Молот» наши бойцы встретили ожесточенное сопротивление. На помощь пехоте поспешили артиллеристы 53-го противотанкового дивизиона, где наводчиком одного из орудий был мой отец. Метким огнем они  заставили гитлеровцев замолчать. Воспользовавшись моментом, наши пехотинцы ворвались в  траншеи  противника. Весь день шел тяжелый бой, и только к вечеру удалось выбить гитлеровцев из совхоза «Красный Молот».

В кровопролитном бою за опорный  пункт в районе МТФ и Высочанов фашисты сделали ставку на танки, но артиллеристы снова меткой стрельбой  всякий раз останавливали вражеские атаки. После трехчасового боя стрелковые подразделения дивизии заставили врага попятиться.

После этого в прорыв пошли танки П.С. Рыбалко. Танкисты шли по вражеским тылам, перерезая коммуникации, круша вражеские штабы и сея среди гитлеровцев панику. Стрелковые   подразделения обеспечивали штурм и освобождение населенных пунктов.

Взламывая оборону противника, дивизия вошла в с. Ольховатка и  перерезала  пути отступления врага из района Россоши на Запад. Убегая, гитлеровцы бросали на дорогах боевую технику,  машины и обозы с продуктами. Это были консервы, галеты, мармелад. Трофеи сразу шли в дело (из-за большой удаленности от тыловых частей их подвоз был затруднен). А еще, как рассказывал отец, по полям бродило большое количество брошенных лошадей. Наши солдаты отлавливали их и в дальнейшем использовали для перевозки своего снаряжения, часть животных передавали местному населению. В бою за  Ольховатку, бойцы дивизии впервые взяли в плен около  800 гитлеровцев. 

В ту зиму было  много снега, дул ветер и стоял сильный мороз (ночью температура опускалась ниже -25С˚). Несмотря на то, что эти факторы затрудняли движение,  наша пехота постоянно догоняла отступающих гитлеровцев. Отец рассказывал: «Порой подходишь к селу, а гитлеровцы сидят в теплых хатах. Чтобы их «выкурить» обращались за помощью к танкистам. Когда наш танк своим орудием начинал слегка раскачивать соломенную крышу избы, только тогда немецкие вояки выбегали на улицу, освобождая нашим солдатам теплое помещение».

К 20-му января дивизия контролировала  60-километровый участок фронта – от Ольховатки до Алексеевки. В это же время с севера к Алексеевке подошли части 40-й Армии генерал-лейтенанта  К.С. Москаленко.

В итоге на территории Острогожск- Алексеевка- Россошь в окружение попало более 20-ти вражеских дивизий. Это огромное количество фашистских войск, численностью сравнимой со Сталинградским котлом, требовалось теперь удержать. Фашисты же, волна за волной, шли на прорыв и, порой, нашим бойцам приходилось драться в полном окружении.

Так, гитлеровцы, силою до восьми тысяч пехоты, при поддержке танков, внезапно атаковали село Шелякино. Силы защитников были неравны, и местный гарнизон, состоящий из бойцов всего одной роты 138-го гвардейского стрелкового полка, полностью погиб в жестоком бою. Войдя в село, фашисты учинили зверскую расправу. Они расстреливали женщин, стариков, бросали мужчин под гусеницы танков, взрывали погреба, где пыталось спрятаться  мирное население.  

Затем гитлеровцы двинулись на Осадчий – Варваровку. При подходе к селу Осадчий, орудийные расчеты 53-го противотанкового дивизиона открыли огонь прямой наводкой, атака врага прекратилась. Но отдыхать нашим бойцам долго не пришлось. Начался новый бой и тут же, по  данным разведки, стало известно, что на Варваровку движутся  колонны противника численностью до 13 тысяч человек.

В течении пяти дней защитники Варваровки под командованием майора Н.Е. Захарова отбивали непрерывные атаки больших групп противника. Битва шла, не прекращаясь ни на минуту – ни  днем, ни ночью.

Боевые действия дивизия вела и в районе Алексеевки. Бойцами 146-го гв. стрелкового полка в упорных боях были освобождены населенные пункты Буденный и Малобыково, Бирюч и Засосна. Днем 22-го января превосходящие силы противника окружили небольшой гарнизон полка в селе Засосна. В этом бою отличились батарея 120-мм минометов гвардии лейтенанта Магдыча В.Л. За  проявленные стойкость и мужество он был награжден орденом Александра Невского. С 1944 года и до окончания войны Василий Леонтьевич будет занимать должность начальника артиллерии 143-го гв. полка, где под его командованием будет сражаться и совершать подвиги наводчик орудия Михаил Попов.

Враг же все повторял и повторял  попытки организовать прорыв. Так, 26-го января вражеская группировка, численностью 7 тысяч человек при поддержке танков, артиллерии  с 3-х направлений атаковала 143-й гв.стр. полк в селе Николаевка. Весь день  бойцы полка отбивали яростные атаки врага, артиллерия вела огонь прямой наводкой, зенитчики отражали налеты фашистских бомбардировщиков.

Другая группировка гитлеровцев численностью 15 тысяч человек прорывалась из Самарино в направлении Старокожево. В упорном бою гвардейцы 138–го полка, частично уничтожив эту группировку, взяли в плен около одной тысячи вражеских солдат.

Еще один крупный бой, 26-го января, состоялся в районе Валуй, Бирюч. Там бойцы 146-го гв. стрелкового полка остановили полуторотысячный отряд захватчиков, пытавшихся прорваться в направлении Харькова.

Совсем близко, где в те дни шел с боями  Михаил, были родные места его матери и отца. В  городе Короча родилась мама, а село Проточное, что недалеко от Старого Оскола, было местом рождения его отца. Так получилось, что знакомство со святыми для Михаила местами выпало на такой суровый период, но именно это придавало 19-ти летнему красноармейцу сил и желания еще сильнее бить надменного и коварного врага. Именно здесь Михаил, в прямом смысле, сражался за Родину.

В течение оставшихся дней января нашими бойцами был взят опорный пункт Казинка и Мокрый Лог. А после упорного боя 3 февраля 1943 года с танками дивизии СС гвардейцы 48-й дивизии полностью очистили от фашистов рубеж – Казначеевка, Леоновка, Старый Хутор, Вериговка, Бутырки, Буденовка. Впереди была трудная битва за Украину, но это уже другая история.

Фашисты, казалось, предусмотрели все, но не учли они, что советский народ все как один встанут на защиту своей Родины. Враг не знал, что для  советского человека Родина – это святое понятие. И наши голодные, замерзшие бойцы, порой с одной лишь винтовкой в руке воевали так, что даже элитные фашистские дивизии из победителей становились побежденными.

2 февраля 1943 года Совинформбюро передало сообщение о победоносном завершении Сталинградской битвы. Символично, что этот день, отмечаемый в России как один из дней воинской славы, совпал с окончанием Воронежского сражения, в котором непосредственно участвовали бойцы 48-й гвардейской стрелковой дивизии.

Забегая вперед, хочется сказать, что в мае 1945 года, снова танкисты 3-й танковой Армии и бойцы 48-й гвардейской стрелковой дивизии, поддерживая друг друга огнем, продвигались по улицам горящего Берлина к Рейхстагу, приближая нашу Победу!  

А.М. Попов

Поделись с друзьями:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<
Новости
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Принять